Tags: сельское хозяйство

Засоление как следствие глобального потепления

Когда говорят о подъёме уровня моря вследствие потепления, обычно боятся затопления низменных мест или островов. Такое идёт, острова сокращаются (напр., Соломоновы, 5 из них уже съело, с Мальдивами и Кирибати та же беда), людям дают подъёмные для отъезда на материк (Маршалловы о-ва), хотя общая картина сложнее - там,  где потепление делает реки полноводней, это способствует водной эрозии, также как растущее на всех континентах преобразование человеком ландшафтов и особенно городское \ дорожное строительство.Collapse )

неустойчивость сортов традиционной селекции

Один из реалистических рисков использования ГМО - утрата генетического разнообразия и повсеместное присутствие определённых генетических маркеров, потенциальная неустойчивость к болезням и диверсиям (см.таблицу здесь). Беда в том, что та же самая ахиллесова пята есть у сортов традиционной селекции. И в отличие от ГМО, она уже приводила к катастрофам с/х производства на обширных территориях. См. истории "Занимательной  микологии" Ю.Т.Дьякова (М.: URSS, 2012. С.85-88) про гибель овса Виктория и кукурузы c Т-цитотипом в США).
Collapse )

Экологический кризис: варианты и возможности выхода

Аннотация. В результате экологического кризиса первоначальное увеличение ресурсопользования и потребления, достигнутое подъёмом эффективности «дорогой ценой» — за счет экономии регенерационных вложений и соответствующего истощения ресурсов, меняется на восстановление ресурсно-экологического равновесия если не лаской, так таской. Приведены примеры того и другого в истории СССР и США.

Из модели локальных кризисов в системе «природа-общество» Д.И.Люри следует, что вхождение в кризис» не останавливает прежних приведших к нему форм эксплуатации ландшафта (или биоресурсов), но — как минимум первоначально – даже подстёгивает их. Ибо стимулирует использование более изощрённых способов эксплуатации, позволяющих «взять» прежний урожай (улов, кубики и пр.) на более бедных и легче эродируемых почвах, с более негативными последствиями для нецелевых видов промысла и пр. Хозяйство ведёт себя как запойный пьяница, опрокидывающий кружку за кружкой, не обращая внимание на счёт, неумолимо растущий у трактирщика.

Collapse )




За пределами роста-3

Окончание. См.начало и продолжение.

Аннотация. Завершающая часть анализа модели пределов роста и её сопоставления с реальной динамикой. Описаны принципы моделирования и структура модели. Анализируется кибернетический механизм развития экологического кризиса, на его основе показано, почему в рамках сценария «бизнес как всегда» обычные регуляторы – рынок и технологии – не просто включаются с запозданием, но, включившись, ухудшают ситуацию. Описаны системные преимущества плановой экономики по переходу к экологически устойчивому развитию.


Птенец альбатроса, погибший от пластикового мусора

Достоинства метода моделирования

Моделирование будущего развития сложных систем ставит два важных вопроса. Первый: как моделировать это будущее, чтобы модель была состоятельна, ведь мы не пророки, а само развитие в силу нелинейности управляющих им зависимостей контринтуитивно – раз за разом расходится с выводами линейной экстраполяции, которую «по умолчанию» рвутся применять везде и всегда[1]? Второй – в чём состоит форрестеровский метод системно-динамического моделирования, чем отличается от обычных математических методов моделирования поведения сложных систем?

На первый дан общий ответ когнитивистами, занимающимися отработкой навыков управления судном, самолётом и пр. на тренажёрах, имитирующих реальное управление. При моделировании сложных систем для задач управления важна не натуралистичность, но верное отражение немногих параметров, критически важных для формируемого навыка. Надо моделировать на тренажёре и отрабатывать у людей технику управления, обеспечивающую уровень гарантированности результата выше некоторого (чем больше, тем лучше) при всём многообразии случайностей, непредсказуемых или «возмущающих» событий, возможных в реальности[2].

Здесь действует принцип – чем выше разнообразие событий контекста, независимо от которых (или даже вопреки им) мы достигаем устойчиво нужного результата[3], тем лучше. Вероятность его реализации сочетанным действием причин, учтённых в модели (и наша уверенность в его наступлении с определённой вероятностью, belief) отражает состоятельность прогноза. Видно, что данное требование к управлению системами (и, переходя в нашу область, к прогнозу развития сложной системы в будущем) означает знание – и использование — закона функционирования этих последних. Ведь закон есть регулярная, раз за разом повторяющаяся связь между переменными[4] (здесь – состояниями среды обитания под воздействием экономического развития), способная «пробить» себе дорогу в хаосе разнообразных случайностей. Совокупность последних образует контекст, в нашем случае – человеческий, или социальный.

Collapse )

Про почвозащитное земледелие будущего

Керженцев А.С., Кузьменчук Ю.А.
«…Ужасающие цифры потерь почвенных ресурсов известны давно и обсуждаются довольно часто на международных и национальных экологических и почвоведческих форумах. Известны даже главные каналы потерь: отчуждение, загрязнение, деградация. Однако дальше констатации фактов дело не идёт. Почвоведы мирно обсуждают успехи в изучении морфологии, физики, химии, биологии почв, истории и философии почвоведения. В программе их очередного съезда проблема защиты почв занимает рядовое место, хотя при стремительно растущих потерях почв ей следовало бы посвятить отдельный съезд, чтобы остро поставить задачу. А от постановки задачи до её решения - дистанция огромного размера. За 10 лет ожидания мы потеряем 200 млн. га.
Некоторые специалисты рекомендуют организовать мониторинг почвенных ресурсов, рассматривая его как главный способ их спасения. Есть предложения по экологизации и оптимизации земледелия, которые сводятся, по существу, к получению максимально высоких урожаев сельскохозяйственных культур с минимальными затратами [2, 3, 4]. Многие предлагаемые новшества базируются на традиционных аграрных технологиях - глубокой отвальной вспашке и монокультурных посевах.
Чтобы найти радикальные способы защиты почвенных ресурсов от катастрофических потерь, необходимо понять механизмы их формирования вследствие отчуждения, загрязнения и деградации почв. При этом почву следует рассматривать как важнейший компонент экосистемы, выполняющий экологическую функцию диссимиляции отмершей биомассы с образованием минеральных элементов. Тогда утрату почвенных ресурсов можно будет отнести к числу экологических нарушений, поскольку они затрагивают механизм функционирования экосистемы.
 Сократить ущерб при отчуждении почв для строительства и других несельскохозяйственных нужд можно с помощью экономических рычагов. Для этого необходимо включить в стоимость землеотвода плодородных почв утраченную выгоду как минимум за 100 лет. А землеотвод почв с малым плодородием для тех же целей следует осуществлять по низким ценам и даже бесплатно. Такая ценовая разница заставит потенциальных землепользователей выбирать под строительство земли, неудобные для сельского хозяйства. В случае крайней необходимости использования плодородных почв под строительство заказчики должны хотя бы частично компенсировать обществу причинённый ущерб.Collapse )

За пределами роста-1

Давно хочу написать про модель пределов роста и её великого автора – Денниса Медоуза, с которым мне и коллеге Филимонову посчастливилось встретиться и довольно долго общаться, после его доклада в МГУ в 2006-м.

«Пределы роста» и рождение «устойчивого развития»

Три варианта модели (World3[1], World3-91 и World3-3), были созданы в начале 70-х, 90-х и 2000-х гг. Каждому посвящена увлекательная научно-популярная книга («Пределы роста», «За пределами роста» и «Пределы роста: 30 лет спустя[2]»).

Они развивали идеи моделей мировой динамики World1 и World2 своего учителя, профессора MIT Джея Форрестера, создавшего метод системно-динамического моделирования. «World1 была прототипом, созданным в ответ на запрос Римского клуба по взаимосвязям в глобальной системе различных тенденций и проблем. «Модель World2 была заключительной официально документированной работой Форрестера, она описана в его книге «Системная динамика» (см.также его «Динамику развития города» М.: Мир, 1974. 281 с.). Модель World3 - развитие модели World2 в результате проекта «глобальных угроз человечеству», заказанного Римским клубом и проведённого на деньги Фонда Фольсвагена, $250000. Сумма ничтожная для результата, перевернувшего полностью общественные настроения в развитых странах, особенно в сопоставлении с общими затратами США на НИОКР (тем более на вооружения)… В сравнении с предшественниками, здесь переработаны структура модели и существенно расширена статистическая база данных. Профессор Форрестер был духовным отцом модели World3 и методов системной динамики, на которых она основана» (C.315).

Collapse )
Продолжение следует

Капитализм против природы

Оригинал взят у naturschutz в Капитализм против природы
Оригинал взят у moskovsk_bambuk в Однажды, 30 лет спустя
Москва, начало 80-х. Вот некоторые кадры в сравнении с сегодняшним днем.

Photobucket
Photobucket


Collapse )

Микроэволюция инвазионных видов растений

[в экосистемах Средней полосы Европейской России]
В продолжение темы успешных стратегий адвентивных видов растений
Интересно сравнить «убегание из культуры» инвазионных видов и последующее освоение новых ландшафтов с урбанизацией «диких» видов птиц (ботаники говорят, что есть сходства). Авторы показывают, что в первом случае до становления новых форм и местных популяций проходит 10-20 поколений, во втором - 2-3, иногда и одно. Соответственно в первых изменениях важнее всего отбор на уровне особей, во втором – трансформация популяционной структуры на значительной территории под «прессом» урболандшафта. А особи уже приспосабливаются к изменившимся отношениям; поэтому, пока не произошло изменений «конструкции» популяционной системы во всём регионе, урбанизация не происходит, хотя отдельные особи живут и размножаются в зоне действия соответствующих факторов.
----------------------------------------------------------
«Успешному прогнозированию результатов инвазионного процесса препятствуют две проблемы:
1) невозможность предугадать вероятных «захватчиков»;
2) степень нарушенности естественной растительности не играет такой определяющей роли, которая отводилась ей ранее.
Если бы можно было точно предсказать, что конкретный вид или вид, обладающий определенным набором биологических признаков, будет самостоятельно завоевывать новые территории, задача состояла бы в усилении карантинной службы. Однако проблема осложняется тем, что заносные виды могут долгое время произрастать на ограниченной территории, и лишь затем происходит взрывное расширение их ареала. К сожалению, моделей, прогнозирующих вторжение заносных видов, не так много, и затрагивают они, в лучшем случае, только узкий диапазон организмов. Между тем ботанические сады и садоводческие фирмы постоянно вводят в культуру как новые дикорастущие виды, так и виды, успешно культивируемые в других регионах, тем самым приводя в действие пусковой механизм микроэволюции. Начальная популяция интродуцированного вида неустанно расширяется (благодаря усилиям по его размножению), но имеется возможность постоянного возникновения и новых центров (например, за счет введения в культуру других сортов того же вида на смежной территории). Интродукция растений — процесс, как правило, многократно повторяющийся; чаще всего он дублируется в разных точках континентов или стран.
Что же происходит после введения вида в культуру? Большинство интродуцированных растений произрастают в ботанических садах лишь благодаря действиям человека. Однако некоторая часть видов доходит до стадии колонизации, то есть способности размножаться самосевом, а половина из этой части достигает стадии натурализации, то есть «сбегает из культуры» в естественные ценозы. Таким образом, ботанические сады являются как бы резервуарами, подпитывающими естественные ценозы новыми видами, а конкретные флоры постоянно обогащаются «сбежавшими экспонатами».Collapse )

Про два типа крестьянских хозяйств

Читая всякие книги по социальной истории раннего капитализма, понял почему при «взгляде из Европы» русская община и её гомологи от Балкан до Индии казались «зародышем социализма», дающим какой-то шанс избежать общеевропейского пути её разложения, пролетаризации крестьянства и пр. И, начиная с Гакстгаузена, казались настолько, что на мгновение эту общую эмоцию европейцев разделил и Маркс (сравни три наброска письма Вере Засулич с итогом) – хотя и остановился, ум возобладал над чувством.
«Для крестьянских обществ Западной и Центральной Европы характерно удовлетворение потребностей в рабочей силе не только за счёт привлечения лиц, связанных родством и браком, но и посторонних людей. За исключением северогерманских и остэльбских областей, где преобладали помещичьи имения и крупные хозяйства, и связанные с ними семьи подёнщиков (Heuerlinge, Insten, Dreschgärtner, Kossäten) жили в собственных домиках вблизи помещичьего двора, спрос на рабочую силу в крестьянских районах Центральной Европы удовлетворялся за счёт интегрированных в крестьянское домовое сообщество и зависимых с точки зрения домашнего права батраков. Восточно- и южноевропейская крестьянская семья, напротив, при низком брачном возрасте и очень сложных семейных формах могла обеспечить достаточно количество работников из парной супружеской семьи и включённых в состав домового сообщества родственников. Большинство состоявших из нескольких поколений и нескольких групп родителей с детьми крестьянских хозяйств (Jointfamilies) в Центральной России и Балканах (задруга) батраков не имели».Collapse )

О «невозможных» теориях

Есть концепции, настолько несовместимые с общепринятыми, что представляются не только невозможными, но и дурацкими. Вместе с тем их отправной точкой  (и отвержения общепринятых взглядов) оказываются вполне надёжные и легко проверяемые эмпирические данные, которые очевидным образом делают общепринятую концепцию невозможной. Скажем, существуют теории, которые отрицают существование ледниковых периодов в том виде, как нас учат со школы. Одну из первых предложил ещё М.В.Ломоносов, а сейчас – авторы реконструкции доагрикультурного покрова восточно-европейских лесов и его преобразований в связи с историей природопользования [Скажем, для Подмосковья: Бородино, Подольский район; Егорьевский район], а также динамики сохранившихся кусочков первичных лесов.
Вот их монография про восточно-европейские леса, глава специально про оледенения. Оценить по достоинству её не могу, бо не специалист, но довод для отвержения традиционной концепции разумный, легко проверяемый и такой, в котором именно они собаку съели. Подвижность диаспор у видов деревьев-средообразователей недостаточна, чтобы зоны растительности двигались туда-сюда вслед за наступающим - отступающим ледником. Границы природных зон должны двигаться слишком быстро, деревья (по сегодняшним измерениям) на это неспособны. То есть преобладающая теория с кучей подтверждений не проходит фальсификационный тест в чистом виде.
--------------
Что с этим делать?
Реально, как я понимаю, специалисты по теме будут «тихо игнорировать Поппера» - не обращать внимания на этот контраргумент и развивать преобладающую теорию до тех пор, пока (или если) такое развитие не упрётся в неодолимые внутренние противоречия самой теории. А на контраргумент, если кто-то начтёт его использовать вместо бандерильи, найдут объяснение ad hoc – ну, скажем, я слышал связанные с банком семян.