Tags: интеллект животных

"Позиция" для урбанизации важнее "мозгов"

Идея, что птицам для приспособления к городу нужен больший мозг, мне всегда казалась сомнительной, по разным причинам. И вот сейчас показано отсутствие значимых различий в размере мозга, что между более и менее урбанизированными видами (из-за нечёткости критериев степени урбанизации тут есть сильный элемент произвола и возможность «подогнать под ответ», что видимо сделано в когда к «урбанизированным» отнесли королька и длиннохвостую синицу), что между «городскими» и «негородскими» популяциями одного и того же вида. Важно, что более урбанизированные виды имели значимо большую изменчивость в размере мозга, также как внутри одного вида она возрастала у более урбанизированных популяций.

Точнее, у видов, оставшихся «сельскими» распределение размера мозга имело сильный левосторонний эксцесс, у ставших «городскими» эксцесса не было. А вот в сравнении более или менее урбанизированных популяций одного вида выявилось интересное. У только что возникших городских популяций этот левосторонний эксцесс был ещё больше, чем у «сельских». Но в ходе урбанизации он уменьшался, и у изученных видов был тем менее выражен, чем больше времени прошло с начала урбанизации.

Collapse )

Развивающая роль сложной социальной среды

в тему того, как усложнение социальной организации стимулирует прогресс "умственных способностей" у связанных ею особей.
На колониальных чистиковых С.П.Харитоновым было показано, что у более социальных видов и исследовательская/манипуляционная активность сложней, птицы проявляют к ней больше интереса.
==================================================================
Манипуляционная активность люриков (Alle alle) и больших конюг (Aethia cristatella)
С.П.Харитонов
У морских птиц отмечен интерес к предметам окружающего мира, не имеющим отношения к процессу поддержания жизни и размножения. Птицы обращают повышенное внимание на выделяющиеся из фона предметы, пытаются их исследовать визуальным и тактильным способами. В наибольшей мере этот интерес отмечен у высокосоциальных морских птиц: люриков и больших конюг.Collapse )

Ещё про коммуникативную роль жестов у антропоидов

Аннотация. Показана специфичность жестов как средства коммуникации шимпанзе и бонобо. В отличие от инстинктивных систем сигнализации низших обезьян жесты представляют собой не видовые сигналы, а индивидуальные реакции. Их «значение», способы продуцирования и употребления устанавливаются традицией, специфической для каждой группы. Соответственно, у них нет свободного значения, чтобы понять, «что передаётся», недостаточно «автоматической расшифровки» сигнала. Каждая обезьяна должна оценить обстановку и «напрячь интеллект», а передающий подстраивается, видоизменяя жест, если нужно облегчить понимание.

В продолжение темы исследований жестикуляции у шимпанзе, бонобо и других антропоидов, которые не оправдали надежд обнаружить видовую знаковую систему «типа верветок», но дали перспективы понять происхождения языка из индивидуальной жестикуляции, сигналов ad hoc. В 1970-х гг. Е.В.Менцель-младший провёл знаменитые опыты по дистанционному наведению. В них шимпанзе, знавший где находится спрятанная еда, направлял группу незнающих шимпанзе точно к ней. Самое главное было то, что наблюдатели со стороны каких-либо специальных сигналов так и не смогли выделить.

Collapse )

«Талон на обед» как приспособление против кукушек

у австралийских птиц – синих расписных крапивников или малюров (Malurus cyaneus).

Они могут гнездиться просто территориальными парами или коммунально, с помощниками – неразмножающимися особями, выкармливающими потомство размножающейся пары. Строят крупные шарообразные гнёзда, тёплые и тёмные внутри, что важно для нашего изложения. Обычно хозяева гнездовых паразитов пытаются помешать откладке яиц кукушкой или воловьей птицей -  атакуют, окрикивают, и гонят, всяко препятствуя проникновению к гнезду.
А эти вот не решаются – может быть потому, что паразитирующая на них местная бронзовая кукушка Chrysococcyx basalis, слишком напоминает ястребов, охотящихся на крапивников, ошибка может стоить жизни. Поэтому при откладке яиц кукушки легко обманывают крапивников, те практически не пытаются им помешать. А вот дальше они легко распознают кукушонка в гнезде, после чего разрушают их, начиная новую кладку. Такая судьба постигает до 40% гнёзд с птенцами  Chrysococcyx basalis, специализирующейся на данном виде и 100% Chrysococcyx lucidus, использующей его нерегулярно (пдф). Сейчас стало понятно, как это делается.
Расписные крапивники нашли другое решение - использовать для борьбы с кукушками эволюционное достижение певчих птиц, которого нет у неворобьиных, именно способность к вокальному научению, причём не только в песне, но и в позывах (см.обзор И.Р.Бёме, стр.31-42). Самка крапивник озвучивает развивающиеся эмбрионы специальной вокализацией (в статье написано "поёт, но это, конечно, позывы), которую они выучивают. Она становится "талоном на обед" - птенцы встраивают выученную мелодию в крики выпрашивания, их начинают кормить лишь после его предъявления.Collapse )

«Есть ли у животных культура»

Лекция Ж.И.Резниковой (видео) + рассказ Максима Руссо
Фактически в своей модели распределённого социального обучения Жанна Ильинична полагает, что сигнальной наследственности в чистом виде (как передачи особенностей поведения через обучение и другие негенетические механизмы, в случае диалектных и прочих особенностей песни птиц прямо называемых cultural transmission) просто не существует.  И орудийная деятельность, и поведенческие инновации, вроде проклёвывания лондонскими синицами фольги крышек молочных бутылок, чтобы испить сливок, и их распространение в сообществе через разные формы обучения и подражания имеют инстинктивную подоснову. Последняя – «матрица» инноваций, полагаемых «культурно обусловленными» у всех видов, включая антропоидами,  и их передачи через cultural transmission, именно инстинктивная подоснова определяет, какого рода будут эти «новации», как быстро распространятся, закрепятся или нет. Исключений не делается даже для антропоидов, притом что гипотезу о генетических основах «культурных различий» между сообществами шимпанзе можно считать опровергнутой.
Соответственно, в модели стирается противопоставление инстинктивного и выученного, которое обнаруживается в эксперименте и которое чётко связано с разными видами активности или разными формами однотипного поведения. Исследование разных видов, скажем, сорокопутов, показывает что у вида А если одна форма закрепления жертвы оказывается инстинктивной, то другая, взаимно-дополнительная – выучиваемой. У вида Б наблюдаются те же две формы, но с обратной детерминацией – инстинктивна вторая, а выучивается первая. Подобное «разделение труда» между инстинктивными и выученными формами поведения можно полагать общим правилом, модель же этому очевидно противоречит – но также претендует на всеобщность. Collapse )
UPD.  Вот в тему обсуждения ещё важная статья, что "культурная преемственность" в долговременных социумах как объяснительный принцип оказывается важней "генов альтруизма" (остающихся гипотетическими по сей день), по данным матмоделирования. Почему так, см.хорошую статью Джоан Раугарден "Взаимодействие, удовольствие и выгода в социальном поведении"  (или её атаку на социобиологические объяснения на примере внебрачных копуляций у певчих птиц).Collapse )

Про автокатализ и направленность эволюции

К.Ю.Еськов. Автокатализ как механизм запуска макро- и микроэволюционных процессов.

1-2-3. Источник.

Видео лекции К.Ю.Еськова «Автокатализ как универсальный механизм запуска микро- и макроэволюционных процессов»

Эта идея мне очень нравится. В нашей области социального поведения животных хорошо виден аналогичный контур положительной обратной связи между усложнением социальной организации и развитием мозга/усложнением индивидуального поведения (исследовательского, когнитивного и пр.). Он прослеживается во многих филетических линиях, и хорош тем, что позволяет поставить  вопрос о направлениях эволюции социальной организации у животных.


Collapse )

Лытдыбр

1. В продолжение темы про «психологическую дуэль» хищника и жертвы: мои друзья-орнитологи из Каневского заповедника написали в «Природе» статью, как орлан-белохвост через стресс регулирует рост колонии чайки-хохотуньи, исключительно вредной в плане выедания птенцов водоплавающих птиц.

2. Семинары и доклады на следующей неделе


Collapse )

«Жесты», вόроны и шалашники

В продолжение этого - попытка проследить эволюционных предшественников всяких сложных форм поведения на той стадии, когда они ещё не подверглись ритуализации, мимолётны и пр.

Скажем, важную часть тока райских птиц составляет демонстрация, при которой самец, вися вниз головой, мелко вздрагивает всем телом и украшающими перьями, так что он и они в выгодном ракурсе демонстрируются самке. Эберхард Гвиннер, у которого вороны жили и размножались в вольере, нашёл гомологичный элемент в их ухаживании.


Collapse )

Про эволюционное происхождение орудийной деятельности у птиц

Новокаледонская галка (Corvus moneduloides, НГ) отличается от близких видов исключительной продуктивностью использования орудий для доставания пищи – личинок жуков и т.п. беспозвоночных – из-под коры пандануса, трухлявой древесины и пр. В отличие от человека и антропоидов вид имеет сильную врождённую предрасположенность к развёртыванию поведения, связанного с использованием орудий. Это заставляет предположить, что в основе соответствующего поведения - «болванка» инстинктивной природы, необходимая для развёртывания специфической структуры деятельности, но нефункциональная сама по себе, которая затем «доводится» за счёт обучения и/или «созревания инстинкта» при употреблении соответствующего навыка в специфической пусковой ситуации. Скажем, как с «созреванием» инстинкта  накалывания добычи у сорокопутов. Тогда можно исследовать эволюционное происхождение орудийной деятельности (ОД, tool-oriented behaviour), сравнивая индивидуальное развитие соответствующей схемы движений у НГ и близких видов врановых, в норме не использующих орудия в естественных условиях, скажем у ворона (Corvus corax). См. также Ж.И.Резникова (2011). «Культура» у животных: роль наследственности.


Collapse )