Category: город

Category was added automatically. Read all entries about "город".

"Позиция" для урбанизации важнее "мозгов"

Идея, что птицам для приспособления к городу нужен больший мозг, мне всегда казалась сомнительной, по разным причинам. И вот сейчас показано отсутствие значимых различий в размере мозга, что между более и менее урбанизированными видами (из-за нечёткости критериев степени урбанизации тут есть сильный элемент произвола и возможность «подогнать под ответ», что видимо сделано в когда к «урбанизированным» отнесли королька и длиннохвостую синицу), что между «городскими» и «негородскими» популяциями одного и того же вида. Важно, что более урбанизированные виды имели значимо большую изменчивость в размере мозга, также как внутри одного вида она возрастала у более урбанизированных популяций.

Точнее, у видов, оставшихся «сельскими» распределение размера мозга имело сильный левосторонний эксцесс, у ставших «городскими» эксцесса не было. А вот в сравнении более или менее урбанизированных популяций одного вида выявилось интересное. У только что возникших городских популяций этот левосторонний эксцесс был ещё больше, чем у «сельских». Но в ходе урбанизации он уменьшался, и у изученных видов был тем менее выражен, чем больше времени прошло с начала урбанизации.

Collapse )

Модели урбанизации "диких" видов птиц

Коллега ishs год назад спрашивал меня, “что мешает вяхирю из Хамины жить в Выборге, ведь там же совсем рядом”? Попробую поподробнее рассказать, «какие такие барьеры» мешают птицам урбанизироваться, когда они падают и почему.
Важно подчеркнуть, что подобные «камни преткновения» есть у городских популяций самых разных видов птиц. Их быстрое распространение как бы упирается в невидимую границу и десятилетиями топчется там, не умея освоить, казалось бы, «точно такие же» города по ту сторону. Затем вдруг, в самый неожиданный момент, она преодолевается разом, и урбанизация вида охватывает новые территории.
Скажем, урбанизированные вяхири несколько десятков лет «не могли преодолеть»[1] всего лишь 50 км от польского г.Ольштына, где урбанизация случилась в середине ХХ века, до Калининграда, где она началась лишь в 1990-е[2]. То же относится к вяхирям городов юго-восточной Польши, «не осилившим» небольшую дистанцию до г.Львова, где урбанизация началась только в 90-е и была полностью задокументирована. Сейчас вид быстро урбанизируется по всей правобережной Украине, причём освоение урболандшафта обнаруживается одновременно и в разных местах.
Почему так, что определяет быструю урбанизацию вида в одном регионе, и медленность (или невозможность) данного процесса – в другом, где города на первый взгляд «точно такие же»?
Тогда я дал наиболее общий ответ, сейчас умею его конкретизировать до возможности предсказания шансов (или, напротив, препятствий) на начало урбанизации данного вида птиц в данном староосвоенном регионе[3]. И, в случае если урбанизационный процесс «запустится» - до прогноза  средней скорости и степени полноты урбанизации данного вида.Collapse )

климатогенная роль городского озеленения

Я уже писал про климатогенную роль растительности, но вне города, сейчас два слова про её же роль внутри него

Рисунок из «Экологии города» п/р Ф.В.Стольберга (2000) показывает, чем отличается (в среднем) городской макроклимат от негородского. Микро- и мезоклимат отдельных частей города формируется, во-первых, застройкой и улицами с их тепловыделением и поливом, с другой – остатками природного окружения: зелёными территориями  и водными объектами. Как именно это происходит, описано в книге H.Sukopp & R.Wittig (Hrsg) “Stadtökologie” (Gustav Fischer Verlag, 1998) в разделе 6.9. Klimatische Bedeutung innnerstaedtischen Grün- und WasserfläschenКлиматическое значение внутригородских «зелёных островов» и водных пространств»). S.144-148. [Добавлю, что эта монография – лучшее из известных мне руководств по экологии города. В.К.]

 «Открытые пространства в городе, если их не застраивать и не запечатывать,  способствуют улучшению городского климата разными способами. Это особенно ценно для южных городов [ведь даже города зоны умеренного климата вследствие эффекта техногенной аридизации, как бы оказываются на 300-400 км. южнее зональных ландшафтов своего региона, а городская среда с такими её компонентами, как твёрдые частицы, воспроизводит не только засуху, но и эффект пыльных бурь + агрессивна химически.]. Биоценотическая работа «зелёных ареалов» [озеленённых территорий и особенно территорий Природного Комплекса, т.е. участков леса, луга, иногда и болота, где достаточно сохранились естественные экосистемы, делающие эту работу успешней искусственных насаждений] и внутренних водоёмов фактически представляет собой «благотворительность» по отношению к жизни и здоровью горожан [почему этот ресурс при капитализме быстро теряется, если люди его не оценят и не смогут защитить от интересов крупного бизнеса.]. Эта «благотворительность» простирается на ближайшие – но зачастую и на довольно дальние – окрестности соответствующих объектов. Поэтому надо последовательно рассмотреть все относящиеся сюда примеры о климатогенной роли растительности и водных объектов в современных городах.

Позитивное значение зелёных насаждений на городской климат и качество воздуха в городе зависит от площади насаждений, их композиционной структуры, состава и связанности насаждений [чем больше площадь – тем сильней и устойчивей эффект благоприятных климатических изменений, тем на более дальней дистанции от «зелёного ареала» он проявляется, чем ближе структура насаждений к таковой естественного леса, луга или кустарниковых зарослей – тем лучше, связанные между собой насаждения лучше изолированных «островов»]. Даже просто травяные участки [а тем более разнотравные газоны, воспроизводящие структуру природного луга] показывают позитивные отличия в суточном ходе температуры, изменений влажности воздуха, балансе излучения и энергии от застроенных территорий и запечатанных площадей [в общем, они того же типа, о котором я писал ранее].


Collapse )



Город как заказник-1: экообустройство техногенных водоёмов

Современный город  в своём развитии всё больше получает возможность стать  заказником (если, конечно, соответствующие возможности не упущены, и природные территории или их техногенные аналоги в составе урболандшафта не застроены, а сохранены).

А с точки зрения уязвимых видов фауны и флоры региона, в котором происходит урбанизация, особенно если она происходит давно, и регион староосвоенный, вроде Подмосковья [обычно это виды, консервативные и территориально, и биотопически, приуроченные к крупным массивам старовозрастных лесов или ненарушенных болот, фрагментирующихся и исчезающих в ходе урбанизации, даже если общая лесопокрытая площадь не падает, а растёт – В.К.], только колонизация урболандшафта даёт единственный шанс на спасение в староосвоенных регионах Европы, северной Америки, Японии и других фрагментов «мирового города».

В чём состоит этот шанс, насколько уязвимые, консервативные и специализированные виды птиц пользуются им, и при каких условиях, будет следующий пост. Здесь я лишь очерчу,

Collapse )

Эволюционные модели урбанизации, путь СССР-России, и комментарии по поводу природоохраны

В конце 1980-х годов, когда рост городов и перестройка расселения замедлились, в СССР обратили внимание на стадиальные схемы развития урбанизации7. Ранее они появились на Западе и трактовали урбанизацию как процесс смены стадий8. У «отца» направления Д. Джиббса их пять: города, вписанные в сельские ареалы, отстают в росте (1); они выходят вперед при замедлении роста села (2) и потере им населения из-за его оттока (3); стягивание населения в большие города и агломерации при сокращении в малых достигает кульминации (4); население вновь деконцентрируется и растет в малых поселениях, в том числе вне агломераций (5)9.

Collapse )

Рост городов: закономерности и модели

Характернейшее свойство города - урбанистическая концентрация, т.е. плотное до избытка сосредоточение крайне разнообразных объектов и сфер приложения деятельности на крайне ограниченной территории (в области получасовой доступности для общественного транспорта). Это резко увеличивает разнообразие сфер приложения труда, способов проведения досуга. Возникает отсутствующая на селе свобода выбора образа жизни и рода занятий. Урбанистическая концентрация – это концентрация разнообразия и взаимодействия; самим ходом городской жизни сосредоточенные в городе виды деятельности побуждаются к тесному взаимодействию, а люди – к постоянному общению и отстаиванию общих интересов. Действие рождает противодействие, в городском населении нарастают разные формы отчуждённости людей городской толпы друг от друга пропорционально плотности населения в городских кварталах, повышается частота девиантных форм поведения (алкоголизм, сквоттерство) и уличной преступности.

Collapse )

Прикол

Я читаю курс городской экологии для студентов, специализирующихся в области охраны природы. Каждый раз спрашиваешь новую группу: «Кто из вас озабочен экологической обстановкой в Москве?» Все тянут руки. Они действительно озабочены: о «плохой экологии» они могут говорить много и часто. Дальше просишь взять листок бумаги и написать пять пунктов – какие конкретно факторы жизни в г.Москве напрягают Вас больше всего? (и проранжировать – что всего неприятней в первую очередь, что во вторую и пр.). Тут все пишу только социальные проблемы давка в транспорте, обилие бомжей в метро, грубость и беготня сограждан и пр. «Экологию» никто не вспоминает, разве что 1-2 человека из группы которые волей случая стали активистами Гринпис России или какой-то такой же организации, напишут про уничтожение городских парков или загрязнённый воздух.

Что отсюда следует? Что человек – существо социальное и политическое, и его внимание заострено именно и только на общественные взаимодействия и общественные проблемы, связанные именно с контактами между людьми. Проблем состояния среды (а тем более разрушения природы) на уровне отреагирования в деятельности люди упорно «не замечают» даже в случае, если расплачиваются за это болезнями, неудобствами, ухудшением качества жизни. Следовательно, надо учить в младших классах обращать внимание на состояние природы вокруг, чтобы возможность контакта с элементами дикой природы (хотя бы в городском парке) стала такой же составляющей цивилизованного уровня жизни в городе, как некогда горячая вода, канализация и телефон. Отдельный вопрос – как научить городских детей отслеживать разнообразие травок, птиц, вообще биоты также внимательно, как они отслеживают разнообразие марок машин, типы домов и т.п. элементы городской среды. К разнообразию природной среды они «слепнут» уже в первых трёх классах школы.