Вольф Кицес (wolf_kitses) wrote,
Вольф Кицес
wolf_kitses

Category:

Ещё в тему отсутствия инстинктов у человека

Начало здесь и здесь

Уже лет 30 назад была показана способность птиц к «автоматическому» распознаванию образов (геометрических форм), при отсутствии подобных автоматизмов у человека, причём показана на одной и той же экспериментальной установке. Думаю, то же было бы при тестировании других низших позвоночных – и очень жаль что попробовали только с голубями.

Голубей в камере Скиннера обучали различать прямое и зеркальное изображение фигур, которые предъявлялись птицам ориентированными различным образом. Измеряли время реакции голубя в теста на инвариантность фигуры по отношению к повороту. Птицы были обучены указывать, какая из двух предъявленных для сравнения фигур более похожа на образец; в разных сериях опытов поворачивали на 00, 450 и 1800.

Когда закончились эксперименты с голубями, камеру демонтировали, и ту же самую тестовую панель с соответствующими зрительными сигналами и клавишами использовали в аналогичном тестировании людей. Соответственно, можно было использовать одни и те же комбинации стимулов для оценки способа решения данной задачи голубями и людьми. Процент ошибок при решении таких задач распознавания образов у людей и птиц был примерно одинаковым. Однако у людей необходимое время выбора верного ответа с ростом углового несоответствия между сопоставляемыми фигурами увеличивается прямо пропорционально последнему (Cooper, 1982), но у голубей время реакции от угла поворота фигуры никак не зависит (Hollard, Delius, 1983).

В обоих опытах верная реакция связана с тем, что реальная фигура сопоставляется с образом, существующим в «представлении» индивида. Кавычки поставлены потому, что результаты опыта скорее отрицают, чем подтверждают тот факт, что обработка визуальной информации происходит через формирование психических представлений, хотя некая модель для сопоставления должна быть обязательно.

То есть у голубей нужная реакция происходит помимо индивидуальных усилий животного, как бы «встроенным» в него механизмом видового уровня, возможно даже без образования психических представлений о распознаваемых фигурах (которые могло бы использовать животное, корректируя непосредственный опыт при решении подобных задач). Именно этот «автоматизм реагирования» в ответ на некие видоспецифические стимулы, заданные «идеальным образцом» имел в виду Лоренц, когда создавал понятие инстинкта и врождённого разрешающего механизмов, реализующего инстинкт во взаимодействии животных друг с другом (Lorenz, 1937а, b). 

У людей, в противоположность голубям, отсутствует эта инстинктивность реагирования на внешний стимул, по крайней мере, в данном опыте. В отличие от голубей люди решают задачу, создавая собственные психические образы (своего рода «общие идеи»), объекта, с которыми и происходит сопоставление: задержка связана с мысленным вращением сопоставляемого образа, которое требует времени (примерно 30 мс на каждые 200, Cooper, 1982).

Голуби используют врождённые схемы реагирования как механизм для распознавания и отреагирования объектов, значимость которых определяется неинстинктивно, процессами обучения. Именно так Конрад Лоренц понимал роль инстинктов в своей «естественной истории познания», в филогенетическом развитии способности к познанию мира. Инстинкты суть видоспецифические механизмы, «наводящие» индивидуальное познание (обучение, рассудочную деятельность, интеллект, другие когнитивные способности) именно на те элементы внешнего мира, которые значимы с точки образа жизни данного вида, свойственной практики взаимодействия индивидов друг с другом и с внешней средой в борьбе за существование (Лоренц, 1998).

У людей (и человекообразных обезьян) индивидуальная способность к познанию мира достигает настолько высокой степени развития (вместе с механизмами индивидуальной трансляции, способными «тиражировать» познанное с воспроизведением нужных решений в нужной ситуации по «идеальному образцу»), что система наведения, связанная с инстинктами, оказывается ненужной и даже вредной.

Данное заключение, при всей его «еретичности» - единственный способ объяснить противоположные результаты опытов с голубями и людьми на основе одной и той же концепции (что очень важно).

То есть человек решает задачу мысленным сопоставлением фигур, «вращением» их в уме с созданием соответствующего психического образа, принимает решение и делает выводы, поэтому время задержки пропорционально трудности задачи. Голубь же ничего не решает, его психика (которая несомненно есть, как и интеллект, и способность к обучению) никак не задействована в решении этой задачи, индивид здесь – чистая (ре)активность, которая предоставляет себя «в распоряжение» врождённым схемам реагирования вида (а не индивида, индивид ими только пользуется и платит за это неким умалением возможностей собственной психики, относящейся именно к индивидуальному уровню).

Понятно, что этологическому определению инстинкта соответствует именно и только второй случай, и всякое «расширение» понятия инстинкта достигается за счёт смешения «инстинкта» (как врождённого механизма реагирования) и «стереотипа» (как всяких ригидных форм поведения, долго вырабатываемых и с трудом перестривающихся). А оно ведёт к самым разнообразным ошибкам, при применении к человеку просто опасно.

Источники

Cooper L., 1982. Internal representation// Animal mind-human mind. Report of the Dahlem Workshop on Animal Mind-Human Mind. Ed. D.Griffin. Berlin, Springer Verlag. 450 pp.

Hollard V., Delius J., 1983. Rotational invariance in visual pattern recognition by pigeons and humans// Science. Vol.218. P.804-806.

Lorenz K., 1937а. Űber die Bildung des Instinktbegriffes// Naturwiss. Bd.25. S.289-300, 307-318, 324-331.

Lorenz, K., 1937b. Űber den Begriff der Instinkthandlung // Folia Biotheoretica. Ser. B. Bd. 2. Instinctus. S.17-50. 

Tags: инстинкт, интеллект, коммуникация животных, методология, орнитология, психика, физиология ВНД, этология
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 17 comments