Вольф Кицес (wolf_kitses) wrote,
Вольф Кицес
wolf_kitses

Categories:

Смертоносная наука

Знание – сила, которая сейчас

сражается на стороне предрассудков.

Джордж Оруэлл

Для современного общества характерен экспоненциальный рост научного знания и связанный с ним научно-технический прогресс, технологическое обновление.  Всем современным людям приходится приспосабливаться жить в условиях быстрых и постоянных изменений, как экономических (рост инфляции, безработицы, дороговизны, необходимости постоянно «прыгать с льдины на льдину»), так и связанных собственно с прогрессом науки и техники.

Растущее и ветвящееся древо познания приносит плоды. Не столько в виде изменения системы вещей вокруг каждого отдельного человека, или совершенствования технологических цепочек, позволяющих делать хорошие и красивые вещи, сколько в виде изменения представлений людей о себе, о дружбе, любви, сотрудничестве, солидарности – о всём том, что «слишком человеческое». Как и всякое производство,  наука производит не только знания (научные теории и эмпирические результаты исследований), но и общие идеи о правильном («научном», «рациональном») жизнеустройстве, которые уже идеология, и как всякое производство наука должна оправдывать инвестиции. В идеологическом плане это означает те идейные следствия, которые образованное общество, публика, извлекает из научных результатов, должны укреплять основы капиталистического общества и поддерживать его.

Например, наконец-то увидел по-русски исследование «Генетика человека и массовые убийства» генетика, профессора Кёльнского университета Бенно Мюллер-Гила. Между прочим, он был аспирантом Дж.Уотсона, и таким же общественно активным, но вместе ретрансляции общих предрассудков увлёкся разысканием неприятной истины, её извлечением на свет божий – за что ему честь и хвала.

Помимо собственных исследований генетики lac-оперона и регуляции транскрипции у бактерий он занимается «чёрными пятнами» в истории германской науки, ролью генетиков, антропологов и врачей в обосновании расовой теории и других ответвлений нацистского «человеководства» в 1933-45 гг.: евгеники, программ расовой гигиены, уничтожения евреев, цыган, душевнобольных и некоторых других групп.  Уничтожение коммунистов и левых социал-демократов диктовалось требованиями политической практики, против которой либеральная общественность в западных демократиях протестовала не шибко, а тут были возможны протесты.

До сих пор ждёт русского издателя его замечательная книга «Смертоносная наука»: Benno Műller-Hill. Tődliche Wissenschaft. Die Aussonderung fon Juden, Zigeunern und Geistes Kranken 1933-1945. Rowolt, Reinbeck, 1984.

Вот здесь Мюллер-Гилл рассказывает обо всём этом  на сайте Американского национального музея Холокоста. Есть и английский перевод его книги - Benno Műller-Hill. Murderous Science: elimination by scientific selection of Jews, Gypsies and others. Germany, 1933-1945. Oxford Univ. Press. 1988.

Вот бы издать её какой-нибудь «программе Толерантности» или фонду «Холокост», другим таким же небедным организациям. Но вряд ли это произойдёт, ведь это противоречит мифу «тоталитарной теории», что нацизм – течение родственное социализму, движение низов, и поэтому люди образованные и просвещённые соответствующие идеи не будут разделять, добровольно подхватывать и т.п. На деле нацизм – это аллергическая реакция буржуазного общества на «красную опасность», генерирование и использование расовых, национальных и религиозных предрассудков для подавления марксизма и рабочего движения, как головоногие используют чернильную жидкость, обманывая и дезориентируя врага.

А чтобы использовать идеи расового и национального превосходства, их надо сперва генерировать. Чем и занимались образованные европейцы в течение минимум сотни лет до 1933. Мюллер-Гил показывает в деталях, как именно это происходило, что участие немецких учёных в обосновании расовой теории и прочего истребительного человеководства было добровольным и массовым.

Не только потому, что они симпатизировали нацизму (штурмовики низким происхождением и грубыми нравами многих отталкивали), вовсе нет. Просто для буржуазных интеллигентов, вообще для образованной публики того времени делать расистские и евгенические выводы из ошеломляющих достижений генетики было естественно – их делали не только нацисты, и не только в Германии. Связь генетики, евгеники и желания удалить из популяции "неполноценных" тогда общеевропейской заразой, от которой страдали очень многие интеллектуалы - и великий генетик сэр Роберт Фишер, и Вильям Бейтсон, и Конрад Лоренц…

Примеры можно приводить очень долго. Вот самая характерная иллюстрация естественности расистского способа рассуждения европейцев, того, что Аушвиц –  такое же характерное порождение западной цивилизации, как партсобрание, агитбригада и стройотряд - советской. Нюрнбергские законы нацистов не были их выдумкой, а были точно скопированы с расовых законов в южных штатах США, с их же иммигрантского законодательства 20-х годов, подкреплены евгенической практикой скандинавских стран.

В чём общественная опасность евгенических идей? В том репрессии в отношении определённых групп граждан могут быть предприняты из неких расплывчатых "научных соображений", никак не конкретизирующихся, но поддерживаемых господствующим настроением учёных, и поэтому не вызывающих критики экспертов. Причём на деле это никак не связано с развитием медицинской генетики, её возможностям избавления людей от страданий, но в качестве «позитивного прикрытия» апеллирует именно к её достижениям.

Характерна история скандинавской программы стерилизации и изоляции "неполноценных" (она так и называлась "программа расовой гигиены"), которую проводило социал-демократическое правительство, не разделявшее никаких специальных расистских теорий, в отличие от настроений в Англии, Германии или США. Делалось это просто из соображений "научного очищения общества". http://i.ixnp.com/images/v3.29/t.gif
Понятное дело эти меры ни к чему не привели, что было ясно с самого начала всем знающим генетику. Но поскольку сами скандинавские генетики (и естествоиспытатели вообще) на уровне идеологии уже были настроены в пользу подобных мер, особых протестов не возникало.

А вот идеи Роберта Фишера в 1920-х годах. Предлагалось "подвергать сегрегации" (то есть, попросту говоря, помещать в мужские и женские концлагеря) слабоумных, эпилептиков, пьяниц и преступников-рецидивистов. А тех "генетически опасных" граждан, которые не захотят лишаться свободы, следует стерилизовать. Английское евгеническое общество предлагало воздействовать на производителей потомства не только скальпелем, но и фунтом стерлингов. Ценные производители должны освобождаться от налогов, получать пособия на детей и прибавки к жалованью. Рекомендовалось не выпускать ценных в генетическом отношении англичан на ПМЖ за рубеж".

Сейчас снова возросла опасность возрождения евгеники и расизма в контексте "улучшения человеческой породы" много больше, уже на базе не только генетики, но и этологии. Зачем у человека сейчас ищут инстинкты с тем же усердием, с каким раньше искали бессмертную душу? Цель одна – не мытьём, так катаньем примирить с несправедливостью устройства мира, который во зле лежит и, несмотря на 1789 и 1917 год, не собирается вылезать оттуда.

Правда, современный расизм выглядит много «научнее», чем тот, 1930-х. Уже не говорится о «высших» и «низших расах»: по мере того как множится число миллиардеров арабов, индусов, китайцев, японцев это стало неактуальным. Ведь в глазах жителя капиталистического общества заработал большие деньги = подтвердил свою принадлежность к высшим и право господствовать над «низшими».

Нет, говорится гаже и тоньше – что более бедные и менее успешные – они «биологически хуже» богатых и удачливых, «ведь интеллект и способности наследуются», а рыночная конкуренция производит отбор. В частности этому посвящён известный бестселлер Херрстайна и Мюррея «Колоколообразная кривая» (The Bell Curve).

Научный разбор этих тезисов есть здесь и здесь, а сейчас о социальных последствиях. О том, почему развитие генетики толкало образованных и знающих людей – иногда и самих генетиков – к выводам расистского и евгенического характера. Это логика данной науки? Безусловно, нет, это идеологический вывод из неё. Идеологические выводы из научного знания в классовом обществе всегда ведут к сегрегации и дискриминации групп, поскольку дают идеи, помогающие выигравшим подавлять проигравших, кто бы ни были первые и вторые – белые и цветные как в 1933, богатые и бедные в 2003-м. Это самое опасное следствие научного прогресса в капиталистическом обществе – намного опаснее риска, что учёные изобретут для Пентагона новую бомбу или для корпораций – прибор, позволяющий боссу читать мысли сотрудников и управлять подчинёнными на расстоянии.

Развитие всякой науки помимо новых знаний  и новых технологий даёт новые идеологии: в этом смысле наука мать всякой идеологии, что отмечал ещё Грамши в «Тюремных тетрадях». По мере того, как съёживается и отступает религия, в секуляризованном мире роль идеологии всё больше занимает примитивное биологизаторство.

Не зря все замечательные передачи о природе вроде «Диалогов о животных» на РТР (классная и высоконаучная передача) –  сопровождаются постоянным идеологическим комментарием «в природе идёт непрерывная борьба, смысл жизни зверей – в конкуренции, это нормально что побеждает сильнейший», чтобы подтекстом сказать «мы тоже такие». Причём комментарий возникает подспудно от всех участников, как бы сам собой, никто это вроде бы не говорит специально, то есть этот социал-дарвинизм уже, увы, часть социального бессознательного.

Тем более что всем людям свойственно желание переделывать ближнего своего в сторону улучшения, рекомендуя себя в качестве образца. Одна из двух действительно общечеловеческих ценностей. Капитализм же, прославляя победу в конкуренции как доказательство «лучшести» возводит подобное переделывание в нормальную практику. А развитие наук даёт инструменты и идеологические обоснования для попыток такой переделки. Как говаривал Шерлок Холмс про врача, у него крепкие нервы и опасные знания, и к учёным это тоже относится.

В этом я вижу нешуточную опасность рождения нового расизма. Тем более что буржуазное общество устроено так, что люди образованные (то есть в высокой степени сформированные именно этим обществом) особенно склонны поддаваться таким квазиидеологическим выводам, даже если по своей политической позиции они левые или коммунисты. Например, евгеникой были очарованы и многие генетики-марксисты и коммунисты – А.В.Серебровский, Герман Мюллер, Дж.Холдейн. Мюллер даже обращался по этому поводу с письмом к Сталинуhttp://i.ixnp.com/images/v3.29/t.gif ради создания «настоящего советского человека».

Как писал Карл Маркс «Общественный прогресс при капитализме напоминает того отвратительного языческого идола, который не может пить прекрасный нектар иначе как из черепов убитых им жертв». Поэтому стоит специально предупредить коммунистов и левых, склонных поддерживать всё «научно обоснованное» как «материалистическое». Где есть «нектар» (плоды просвещения, достижения научного знания) будут обязательно или уже есть «черепа убитых» (идеологические выводы в пользу «естественности» угнетения и неравенства людей, придумывание новых эффективных практик этого неравенства).

Давайте мы будем бдительны и одновременно трезвы – занимать антисциентистскую позицию также опасно, недальновидно и глупо, как не видеть с социальных опасностей, связанных с научным прогрессом без обезвреживающего влияния идей Просвещения, свободы, равенства, братства. В точном соответствии с теорией техно-гуманитарного баланса А.П.Назаретяна: всякий шаг вперёд в науке и технике рождает новые общественные опасности, повышается риск угнетения и взаимоистребления людей, и возрастание рисков должно обезвреживаться следующим шагом общественного прогресса – а если не обезвреживается, появляется нечто вроде нацизма тогда и империализма сейчас.

Написал и как в воду глядел - появляются «Опасные вопросы, они же ответы» Стивена Пинкера. Обсуждается, стоит ли пытать подозреваемых в терроризме – конечно же, ради выигрыша в виде увеличения общественной безопасности, можно ли легализовать наркотики – конечно, же ради уменьшения прибылей наркобаронов, и т.д. На самом деле нельзя - такая постановка вопросов должна быть отвергнута ввиду очевидной социальной опасности. Ведь в современном рыночном обществе есть развитая экономическая практика, способная посчитать выигрыш от всего этого для выгодополучателей. Но пока нет общей социальной теории, позволяющей определить меру опасности для противоположной стороны – за чей счёт производятся все эти мероприятия, и риск социальной деградации общества в целом. Именно социальной теории, а не экономической, то есть считающей не расширенное воспроизводство капитала, а расширенное воспроизводство человеческой жизни во всём многообразии личностной реализации (как у Канта – максимальное благо для максимально большого числа людей, а не максимальная прибыльность для той группы, что выиграет от мероприятий).

Как во всех идеологических продуктах, в «вопросах» Пинкера заключены классические логические ловушки: принудительное навязывание В, которое на самом деле не следует из А (скажем за счёт скрытой апелляции к некому общему суждению как «общеизвестному», хотя оно-то и является сомнительным, которое как минимум следует доказать, а чаще всего – предрассудком).

Например –

«Did the crime rate go down in the 1990s because two decades earlier poor women aborted children who would have been prone to violence?

 Абортусы, которые должны были быть склонны к насилию – а откуда мы про них такое заранее знаем? Результат изнасилований? – но другими вопросами нас пытаются убедить в том, что склонность к подобным действиям присуща природе мужчин вообще. И почему это о потенциальном потомстве именно бедных женщин – что, у богатых неподходящий отец на поведение ребёнка не влияет? И насколько надёжна вообще идея, что число преступлений в США в 90-е пошло на убыль?

Во всяком случае, учебник криминологии под редакцией Дж.Ф. Шели даёт такие цифры для общей численности заключённых в США: 1980 – 300 000, 1983 – 400 000, 1986 -500 000, 1990 – более 750 000, середина 90-х – более 1 000 000, 1998 – более 1 200 000. Сейчас США – мировой лидер по %% заключённых в составе населения, а американский ГУЛАГ давно уже не архипелаг, а материк.

Is the average intelligence of Western nations declining because duller people are having more children than smarter people?

Собственно, под влиянием этой причины средний IQ Western nations должен был бы понижаться весь прошлый век, за который благосостояние плебса действительно сильно повысилось. Ан он ПОВЫШАЛСЯ (и не только для Western nations), а понижаться стал только в последние лет десять. Биологизирует Пинкер, да, постоянно подчёркивает, что есть вещи, неизбежно следующие из биологической природы человека.

Ну, я-то биолог, меня этим устрашить трудно. Вот этот например забавный тезис:
Do most victims of sexual abuse suffer no lifelong damage?
Понятно, откуда тут ноги растут – ещё у человекообразных обезьян женщин насиловали, куда чаще, чем сейчас. И в Столетнюю войну тоже. Так что нечего выпендриваться – и будут насиловать, поскольку у мужчин к этому природная склонность. Вообще одна из наиболее гомологичных вещей у человека и человекообразных обезьян – материнское поведение. Обезьянам, потерявшим детёныша, помогают те же самые лекарства, что и женщинам в аналогичной ситуации.

И как вам, читатели, такое рассуждение?
«Человекообразные обезьяны и наши недавние предки теряли детёнышей куда чаще, чем женщины теперь. Поэтому большинство потерявших ребёнка женщин не страдают всю жизнь от понесённого ущерба».
Ёпсть! Впрочем, в родимых пенатах нам и такое слышать приходилось.

Теперь про тестостерон. Предшественник мужских половых гормонов, да
Есть у мужчин и – обычно в меньших количествах – у женщин. Обычно – потому что размах изменчивости, вообще-то, перекрывается.  Действительно влияет если не на сам интеллект, то на уровень интеллектуальной активности. Тем не менее, у мужчин повышенное содержание тестостерона обычно коррелирует со сниженным интеллектом, у женщин – с повышенным.

Поэтому особенно интересно, почему Пинкер пишет про African-American men  и White men, а про негритянок и белых женщин – ни гу-гу?

Do African-American men have higher levels of testosterone, on average, than white men? В организме мужчин содержание тестостерона с возрастом обычно понижается, в организме женщин – растёт. Поэтому, кстати, у мальчиков немолодых матерей тот самый profile of aptitudes более мальчиковый – лучше с пространственными способностями и хуже с вербальными.

По этой же причине пик интеллектуальной активности у женщин, видимо, наступает позднее. Так что в обществе, где карьеру положено делать с пелёнок, они будут в лузерах так или иначе.

Дальше, тестостерон влияет на агрессивность в различных её проявлениях. Поскольку в мужском, особенно в подростковом, обществе, такая агрессивность – это социальная норма, то агрессивного и рискованного поведения ожидают и от тех индивидов, у которых оно слабо подкреплено физиологией. Само же это поведение может быть различным – от занятий экстремальными видами спорта до потребления водки, наркотиков и групповых изнасилований.

Поэтому не вполне корректно писать
Do men have an innate tendency to rape? Следует ли провоцировать подростков именно на те виды рискованного поведения, которые дают личности главным образом негативный опыт и через какое-то время перестают быть предметом свободного выбора (как потребление героина и кокаина), если они вполне заменимы другими?

Would society be better off if heroin and cocaine were legalized?
 Ну да, есть небольшая группа людей, которая знакомится со всем этим для «расширения сознания». Для этого же, кстати, изобретены и другие способы, например, галотропное дыхание или бичевание с оставлением гноящихся язв (см. Олдос Хаксли, «Двери восприятия»). Ну да, возможно марихуана действительно могла бы облегчить положение какой-то части больных раком.

Но для того, чтобы понять, что разрешать, а что нет, необходимы исследования, независимые от обеих заинтересованных сторон. Сколько лет мы уже наблюдаем бесплодный клинч корпораций, производящих ГМО, и «зелёных»? И где эта независимость?

Would the incidence of rape go down if prostitution were legalized?
То, что выдаётся за свободный выбор, зачастую им не является. Многие выдающиеся женщины, как и многие выдающиеся мужчины, были, гм, гиперсексуальны. Интересно, что было бы, если бы ради права мужчин свободно проявлять свои склонности им сказали: «А иди-ка ты, девочка, в бардак..»?

Would lives be saved if we instituted a free market in organs for transplantation?
Трудно представить себе самого фанатичного изобретателя, который продал бы почку, чтобы довести до ума своё детище. А вот человека, находящегося в безвыходном состоянии – очень легко, особенно в странах третьего мира, в Молдавии, Таиланде, Турции или Македонии многие просто живут этим. Если общество и работодатели требуют от женщины делать карьеру, откладывая рождение ребёнка на после 35 лет, то неизбежно увеличивается число женщин, вставших перед «свободным выбором» - абортировать ребёнка с синдромом Дауна или посвятить уходу за ним всю оставшуюся жизнь.

Ну да, мы можем говорить о том, что нежелание людей разделывать погибших от несчастного случая соплеменников на мясо – иррационально. Нам может быть интересно обсудить, откуда это предубеждение взялось – ведь некоторые случаи каннибализма известны. Но в отсутствие голодного мора довольно странно обсуждать способы разделки человеческой тушки, тем более, что у нас могут найтись очень специфические поклонники [и уже находятся]» (спасибо marina_fr за умный разбор «вопросов»).

Легко опять же прикинуть, какие именно слои общества или страны окажутся в числе выгодополучателей, а кого будут пытать при подозрении в терроризме, нелегальной иммиграции, использовать как поставщика органов, суррогатных матерей и публичных женщин. Как пример - год назад в Канаде в аэропорту потерявшегося поляка забили шокером насмерть, про регулярное забивание  латинос и негров в полицейских участках США напоминать даже как-то неловко. Было бы интересно сравнить эту статистику со статистикой избиений «чёрных» и подростков милицией, нашей, украинской, или белорусской, ведь параллели между обществами России и США проводятся с середины XIX века, и не зря – стилистически сходные страны; если у кого-то есть данные для сравнения киньте плз. Да и последнее линчевание в Штатах было только в 2003 году.

Те кто пробивает опасные вопросы (заставляет обсуждать их в этой формулировке, несмотря на очевидное чувство опасности) указывают, конечно, на ожидаемый выигрыш, умалчивая, что он не для всех, а деление на получающих вершки и корешки производится в ходе рыночной конкуренции между индивидами и/или обществами и, как «отбор лучших», ничем не отличается от нацистской – или скандинавской селекции, только орудие другое, пряник а не кнут.

Разумное объяснение всем этим «вбросам дегуманизации» (причём от людей, от которых ожидаешь представления о последствиях открывания ящика Пандоры) только одно. Общество меняется, быстро и сильно. Меняется, в том числе из-за того, что обществу развитых стран приходится как-то взаимодействовать с окружающим миром и с элементами традиционного общества внутри себя. Где, собственно, мы встречаем пытки в полиции, проституцию, насилие, торговлю детьми и органами? – в третьем мире как норму, в первом - как подпольную, но постоянную практику, отнюдь не собирающуюся исчезать.

Либертаризм пинкеровского разлива – попытка изобрести воляпюк, понятный как развитым странам с их экономическими и политическими свободами, так и странам третьего мира. В своё время так возникали пиджины, ломаные языки вроде "моя твоя понимай нету", на которых рабовладелец - англосакс или француз общался на плантации с неграми эфе или аборигенами Соломоновых островов. И пинкеровское описание социальных проблем - такой же пиждин. Он удобен для жителей стран "золотого миллиарда", которые являются получателями выгод от торговли органами, фармацевтических испытаний, пыток подозреваемых в терроризме, и им приходится пользоваться жителям стран развивающихся, чтобы как-то прожить, как македонцам или молдаванам, продающим почки богатым израильтянам и итальянцам.

Людям, чтобы сохранить человечность, следует отказаться на этом пиджине говорить (=не обсуждать общественные проблемы в таких терминах). Или, другой вариант - креолизировать пиджин, показав все социальные риски по каждому из вопросов: второе дольше и отсюда опасней - боюсь, времени уже совсем не осталось, как с «расовой гигиеной» в 30-х годах.

Спасибо wsf1917 за "рыбу" и правку


Tags: глобальный капитализм, коммунизм, методология, наука, общество, современный мир, социальное неравенство, фашизм, философия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 81 comments