?

Log in

No account? Create an account
entries friends calendar profile Чулан и склад Вольфа Кицеса Previous Previous Next Next
Chickadee language: индексный знак в коммуникации животных - Вольф Кицес — LiveJournal
wolf_kitses
wolf_kitses
Chickadee language: индексный знак в коммуникации животных

Большинство систем коммуникации животных, использующих знак, а не стимул, используют сигналы-символы. Кроме символов, знак может быть также индексным и иконическим (по классификации знаков Ч.Пирса), они в коммуникации животных используются реже. Коммуникативное использование индексных знаков впервые было описано только недавно, в «языке» предупреждения об опасности, исследованный у американских черноголовых гаичек Parus atricapillus (Templeton et al., 2005). Здесь зафиксирована прямая связь между акустической структурой сигнала и характером передаваемой информации, непосредственно выделены параметры сигнала, кодирующие информацию о степени опасности.

Когда хищник уже заходит сверху, гаички издают высокое «циит» и прячутся, но если потенциально опасный объект – дневная хищная птица или сова – сидит на ветке, синицы издают тревожный крик «ци-ци-хее-хее», давший начало английскому названию гаичек (chick-a-dee).

Наиболее интенсивно кричат взрослые самцы и самки, потерявшие из виду своего брачного партнёра, и при том увидевшие сидящего хищника. Отсюда следует, что предупреждение об опасности адресовано партнёру и другим членам стаи, с которыми индивида соединяют социальные связи, то есть представляет собой сигнал, распространяющийся по коммуникативной сети. Соответствующая задача особи при встрече с потенциальной опасностью, пусть даже незнакомым хищником или хищником без привычного облика – вовремя обнаружить и предупредить остальных членов стаи, выразив выбором конкретного сигнала собственную оценку степени опасности (Templeton et al., 2005).

Фактически авторами было показано, что сигналы предупреждения об опасности зависят исключительно от таких обобщённых характеристик потенциально опасного объекта, как «размер», «подвижность» и «вёрткость» хищника, таким образом они передают информацию об оценках потенциальной опасности обнаружившими её особями согласно некоторой общевидовой «шкале». В соответствие с правилами построения этой системы соответствий означаемого и означающего сюда может быть включён и хищник, никогда не виданный этой особью, и хищник совершенно новый для данной местности, то есть описанная система коммуникации не содержит каких-либо ограничений на передачу информации о потенциально опасных объектах, если те распознаны как таковые.

Важно подчеркнуть как устойчивость и однозначность системы соответствий означаемого и означающего, так и её обязательность для всех естественных группировок (зимних стай), нормально образуемых особями этого вида и существующих на определённой стадии годового цикла. Тревожные крики записывали от вольерной стаи из 6 птиц. При помещении в вольеру безопасного перепела гаички не издавали каких-либо криков. Помещение потенциально опасного хищника (ястреба или совы) вызывало немедленное издавание предостерегающих «chick-a-dee» криков, несмотря на повышенный риск для кричащей особи.

Характер тревожных криков «chick-a-dee» сильно зависел от вида хищника, выставленного на обозрение птицам. Ловкий хищник небольшого размера вызывал крики с самой длинной концовкой, больше чем из 4-х «слогов» «dee», крупный и грузный, малоопасный хищник вроде филина вызывал крики лишь с 1-2 слогами. Следовательно, коммуникативная система вида устанавливает определённое соответствие между длительностью звуков «dee» в посылке и вполне абстрактными оценками «общей опасности» всякого потенциально опасного объекта, который относится к категории «опасность с воздуха» и может быть охарактеризован параметрами «размера» и «ловкости».

Чтобы проверить эти выводы, исследователи записали тревожные крики гаичек на разных хищников и проиграли их другой группе вольерных особей. Их реакция точно соответствовала схеме «более опасный хищник вызывает более интенсивный моббинг». Самое существенное, что зависимость интенсивности криков «dee» от абстрактных параметров «размера» и «опасности» хищника в тестируемых группах «реагирующих» синиц была такой же, как в группе «продуцентов» сигнала. Эта устойчивость и однозначность соответствия означающего и означаемого, так же, как в примере с безбилетниками, позволяет рассматривать тревожные крики гаичек как систему коммуникации, обслуживающую сообщество в целом, а не просто реакции животного на стимул и их распространение в соответствующем «коллективе».

Следовательно, это система индексных знаков, посредством которых члены стаи, встретившейся с «потенциально опасным объектом» (не обязательно хищником), информируют остальных о степени потенциальной опасности. Устойчивое и взаимно-однозначное соответствие сигнала и «значения» позволяет рассматривать соответствующий набор (или ряд) сигналов как специализированный «язык», обслуживающий определённого рода информационный обмен (о «степени опасности» объектов, идентифицируемых как «хищники»). «Честность информирования» заложена уже в самой системе взаимно-однозначного соответствия означающего и означаемого, которая принадлежит группе, а не устанавливается отдельными особями. Особи лишь пользуются «общей системой» коммуникации с разным уровнем «честности» и эффективности использования этой системы.

Дальше своё действие выказывает естественный отбор: если обнаруживается, что современные гаички готовы рисковать ради генерирования и ретрансляции сигналов «по правилам» такой системы в ситуации встречи с потенциально опасным объектом, мы должны признать существование соответствующего языка, «специализированного» к работе в соответствующем контексте. Тот же вывод должен следовать, если обнаружится избирательное повышение смертности особей, которые более замедленно или менее точно реагируют на тот же сигнал или при встрече с хищником хуже генерируют предостережение об опасности (либо уровень опасности оценивают неточно).

C.N.Templeton считает, что выявленная им система коммуникации наиболее совершенна из всех исследованных этологами и при большей тщательности анализа её аналоги будут найдены у многих видов птиц. Действительно, сигналы тревоги «синиц» оказываются понятны близкому виду – поползню Sitta canadensis. В отсутствие хищника на подачу сигнала поползни реагировали также точно и специфически, как бы реагировал на настоящего хищника (Templeton, Greene, 2007). Столь же высокое понимание «языка» близких видов обнаружено лишь у приёмных детенышей саймири и макаков, воспитанных в группах близкого вида того же рода (Newman, Symmens, 1982; Owhren et al., 1992).

Важно подчеркнуть, что в работе Templeton et al. (2005) доказана передача системой предупреждающих сигналов именно информации абстрактного характера о таких «идеальных» характеристиках потенциальных хищников как «ловкость» и «вёрткость» в отношении ловли синиц. Предупреждающий сигнал не информирует об уровне страха конкретной особи при встрече с конкретным хищником (как следует практически из всех существующих концепций коммуникации). Передача информации абстрактного характера с помощью специального ряда «значащих структур», образованных специфической формой сигналов, снимает интенсивно обсуждаемую этологами проблему, что всякое «честное» информирование партнёра на деле оказывается неполным и неточным из-за неустранимой статистической неустойчивости корреляций между стимулом и реакцией.

Следовательно, предупреждающий сигнал в исследованной системе коммуникации суть знак-посредник в «обмене ценностей» внутри стаи (общее определение коммуникации как системы обмена ценностями есть в «Сравнительной антропологии» К.Леви-Строса, 2001). В роли ценности выступает некое оптимальное соотношение безопасности (вовремя затаиться, прекратив кормление) и скорости поступления пищи, увеличение которой требует продолжать передвижение и обследование микростаций по пути движения стаи. Ту же самую роль специальных знаков-посредников в обмене ценностей играют деньги, акции и т.п. знаки стоимости в современном капиталистическом обществе. В прежнем феодальном ту же роль играли знаки достоинства, в соответствии с которыми распределялись права личности (привилегии, вольности, жалованные грамоты и пр.), причём также на конкурентной основе, как материальные блага при капитализме.

Источники

Templeton, C.N.,  Greene E., Davis K., 2005. Allometry of Alarm Calls: Black-capped Chickadees Encode Information About Predator Size// Science. Vol.308. P.1934-1937.

Templeton, C.N., Greene E., 2007. Nuthatches eavesdrop on variations in heterospecific chickadee mobbing alarm calls// Proceedings of the National Academy of Science USA. Vol.104. P.5479-5482.

 

Tags: , , ,

5 comments or Leave a comment
Comments
alisarin From: alisarin Date: March 18th, 2008 09:49 am (UTC) (Link)
А можно запрещенный в данном журнале "общий" комментарий?

Животным, следовательно, свойственно коммуникативно приспособленная интерпретация, другое дело, может ли такая интерпретация рождаться не в силу наследуемой социализации (или опыта), а в результате личного опыта? Когда появляется механизм социализации индивиуального опыта, мы переходим к человеку.

Я так предполагаю, что описанные способности не врожденные, а усваиваются в процессе обучения.
wolf_kitses From: wolf_kitses Date: March 18th, 2008 10:31 am (UTC) (Link)
А почему запрещённый? наоборот, очень даже приветствуемый.
Я понял Вашу мысль, но к сожалению это не так. Молодые гаички в среднем хуже распознают сигналы тревоги, хуже классифицируют хищников на основании сигналов, и отреагируют их в действии менее точно чем взрослые. Но это "совершенствование" - результат созревания, а не обучения. Те птицы, которые хуже распознают ситуцию хуже обозначают её сигналом и хуже отреагируют чужие сигналы выбраковываются хищниками, и остаются лишь те, у которых дефинитивная система сигнализации и парная к ней способность отрегирования сигналов, точного обозначения разных хищников и пр. возремя созрела
alisarin From: alisarin Date: March 18th, 2008 12:10 pm (UTC) (Link)
Из ваших слов следует, что это уровень интеллекта лягушки, у которой "все на роду написано", а не продвинутых, как я наивно оцениваю, формирующих поведение на основе обучения животных наподобие высших хищников. Тем не менее, пусть врожденно-рефлекторная, но это комплексная оценка ситуации, координированная с коммуникацией. Скорее, оценка опасности хищника, это не только резюмирование единичного визуального портрета, а сложная схема распознавания - например, "покадровое разложение", я не знаю, как это точно описать.
wolf_kitses From: wolf_kitses Date: March 18th, 2008 01:10 pm (UTC) (Link)
Скорее, оценка опасности хищника, это не только резюмирование единичного визуального портрета, а сложная схема распознавания//
да вы правы. У этих существ "продвинутость" наблюдается только при индивидуальном поиске пищи убежища и пр. самообеспечении: тут и обучение, и рассудочная деят-ть и много чего ещё. А вот в коммуникации о хищнике ли, о патнёре, где есть система видовых сигналов-посредников - также жёстко-автоматично, как у лягушки. Ситуация меняется только у млекопитающих, у врановых у попугаев, хотя даже у мартышек ещё такие сигналы и след-но, инстинктивное реагирование есть
From: deshawntm Date: January 29th, 2011 06:09 pm (UTC) (Link)



интересные мысли
5 comments or Leave a comment