Вольф Кицес (wolf_kitses) wrote,
Вольф Кицес
wolf_kitses

Categories:

Коммуникативные сигналы животных: скорей танец и деньги, чем жест или слово


По своему происхождению и природе сигналы животных больше напоминают деньги или фигуры танца, а не эмоции и жесты отдельных людей. Первые вырабатываются совместно и непроизвольно в некотором большом коллективе с неопределённым членством, и выражают вполне определённый тип отношений между членами коллектива, а одновременно – некий способ решения проблем, способных между ними возникнуть. Вторые суть проявления «внутренней жизни» вполне определённых индивидов, которые в принципе не имеют отношения к поведению других членов сообщества, пока не превратятся в общепринятый знак.

Более подробное обоснование этой идеи я встречал здесь

http://ethology.ru/library/?id=239

Норберт Элиас отмечал, что именно танец даёт отдельным людям наиболее точный образ общества как дифференцированной системы взаимосвязанных отношений и взаимозависимых функций, неотделимых от специализированных поведенческих ролей.

«Представим себе в качестве символа общества группу танцующих. Подумаем о придворных танцах, менуэтах и кадрилях, или о крестьянских танцах. Все шаги и поклоны, все жесты и движения, которые здесь производит каждый отдельный танцующий, полностью согласованы с другими танцорами и танцовщицами. Если каждый из танцующих индивидов рассматривался бы сам по себе, то невозможно было бы понять смысл и функции его движений. Стиль поведения отдельного индивида определяется в данном случае через отношения танцующих друг к другу. Нечто подобное имеет место и в поведении индивидов вообще. Взаимодействуют ли они друг с другом как друзья или враги, как родители или дети, как мужчина или женщина или как рыцарь и крепостной крестьянин, как король и подданные, как директор и служащие, поведение отдельных индивидов всегда определяется через их прошлые или настоящие отношения с другими людьми. И даже если они удаляются от людей и становятся отшельниками, то и в этом случае жесты, направленные прочь от других людей, являются жестами отношений с другими людьми не в меньшей степени, чем жесты по направлению к другим» (Элиас, 2001: 37).

Тем более это относится к социальной организации животных. Здесь отдельные индивиды вообще никак не контролируют собственные «обязательства» перед устойчивым воспроизводством того самого (видоспецифического) паттерна социальной структуры, вне которого ни один из них не может реализовать свой собственный репродуктивный или поведенческий потенциал. Индивид не имеет и не может иметь никаких «представлений» о соответствующих «обязательствах», ибо контролирует лишь своё окружение.

Так, кормящиеся домовые воробьи периодически прекращают кормление, поднимают голову и осматриваются, сканируя окрестности на предмет возможного появления хищника (потенциальную опасность следует обнаружить своевременно, чтоб хватило времени на бросок от места кормления в ближайшее укрытие). Когда воробьи собираются на стационарной кормушке или кормятся в рассредоточенной группе, время, затраченное на сканирование, в общем, уменьшается с увеличением размера стаи. Затем кормушку разделяли на две половины перегородкой, так что воробьи на кормовом столике не видели птиц в другой половине, но могли их видеть с присады, откуда обычно слетали к кормушке. Интенсивность осматриваний воробьёв на кормушке зависела только от числа непосредственно видимых птиц и не зависела от общего их числа, хотя только что перед слётом птица могла видеть всех и в процессе кормления слышала вокализации по ту сторону перегородки (Elgar, Catterall, 1981; Elgar et al., 1984).

То же верно для человеческого общества, при всех достижениях школы и разума. Уже в 1570 году обязательной принадлежностью костюма стал носовой платок – средство коллективной гигиены в кругу непосредственного общения (обратите внимание, задолго до сколько-нибудь внятных представлений о микробах). Мусорная урна – аналогичное средство «коллективной гигиены» в городе – изобретена только в 1884 году. Прошло целых три столетия, пока люди перешли от узко-эгоистической «заботы о своём ближнем» к альтруистическому уменьшению риска в общей среде обитания людей («любовь к дальнему»).

Если рассмотреть изобретения в других сферах, кроме личной гигиены, везде одна и та же картина – приспособления, «работающие» для одного человека и в его ближайшем круге общения, возникают на 100-300 лет раньше, чем функционально аналогичные изобретения, но работающие для всех членов общества. За 120 лет автомобилестроения все приспособления в области безопасности были рассчитаны лишь на тех, кто находится в самом авто, и лишь в конце 2003 года появились первые приспособления для безопасности тех, кто столкнётся с автомобилем извне.

В системе отношений между «эгоистичными индивидами» необходимо дальнодействие, которое информирует отдельных особей об их «обязательствах» перед системой в ситуации, созданной взаимодействием этого индивида с его ближайшими соседями и конкурентами, и одновременно передаёт информацию о доступных им моделях поведения, оптимальным образом позволяющих выполнить «обязательства». Принадлежность сигналов системе притом, что отдельные особи оказываются только ретрансляторами системных сообщений, позволяют организовать кооперативный процесс информационного обмена на автоматическом уровне. Полагаю, все специализированные знаковые системы животных появляются и совершенствуются в филогенезе именно для решения данной задачи (включая наши собственные языки).

Источники

Элиас Н., 2001. Общество индивидов. М.: изд-во «Праксис». 396 с.

Elgar M., Burren P., Posen M., 1984. Vigilance and perception of flock size in foraging house sparrows (Passer domesticus L)// Behaviour. Vol.90. №4. Р.215-223.

Elgar M., Catterall C., 1981. Flocking and predator surveillance in house sparrows: test of an hypothesis// Anim. Behav. Vol.29. №3. Р.868-872.

 

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments