Вольф Кицес (wolf_kitses) wrote,
Вольф Кицес
wolf_kitses

Category:

О стимуляторах умственной деятельности

В.П.Эфраимсону принадлежит обоснование идеи, согласно которой эффективное превращение способностей человека в реализованный талант, а тем более гений, мотивация к постоянной умственной деятельности, устойчивость и упорство последний намного более важны, чем собственно сила ума (в том случае, когда интеллект превышает некоторую верхнюю границу «нормы»). С этим связана его идея эндогенных стимуляторов умственной деятельности, присутствие которых у "великих людей" способствовало реализации их возможностей, "рождению таланта". В качестве таких стимуляторов он рассматривал

- гиперурикемию (повышенное содержание мочевой кислоты, в пределе ведущее к заболеванию подагрой),

- циклотимию (слабое выражение маникально-депрессивного психоза, которое уже даёт периодические возбуждения деятельности, но ещё не разрушает личность),

- гиперсексуальность (в форме повышенного влечения к женщинам, их вниманию и любви, нежели повышенное стремление к сексу как к таковому),

- синдром Марфана, Морриса и некоторые другие.

При этом В.П.Эфроимсон указывал, что до 1/3 проанализированных им биографий гениев и талантов не дают очевидного представления об "их"  факторах стимуляции умственной деятельности, так что более чем возможно открытие новых категорий стимуляторов.

Собственно, его представления о "наследовании интеллекта" были много разумней современных идей "генов интеллекта". Очевидно что все вышеперечисленные эндогенные факторы стимуляции умственной деятельности наследуются, гиперурикемия и циклотимия уж точно. В сочетании с мощным брачным подбором в семьях людей, занимающихся умственной деятельностью (уровень образования жены не ниже уровня образования мужа - впервые эта корреляция была обнаружена в семьях немецкой профессуры в XIX веке, а затем распространилась на всю "образованную публику" в развитых странах) это даёт постоянное присутствие факторов стимуляции умственной деятельности. И если в этой прослойке появится потенциальный талант, вероятность его реализации будет существенно выше, чем у талантливых людей из низов (не говоря о том, что среда богаче и условия воспитания лучше). 

То есть никаких корреляций "качества таланта" с социальным статусом или родством с известными людьми (=уже реализовавшими свой талант) не обнаруживается, а вот корреляция с мотивированностью индивида этот талант реализовать, с умением работать устойчиво и ровно, без трагедий и срывов, увы, да. То есть «генетика гениальности» (реализованных талантов) и «наследование интеллекта» (потенциальных возможностей развить талант) связаны не столько с «наследованием ума», который скорей воспитывается, сколько с накоплением в соответствующих родословных перечисленных стимуляторов умственной деятельности. Они дают индивиду некий постоянный «моторчик» толкающий try, try and try again, если уж человек обнаружил в себе интерес к какой-то области и почувствовал способность к соответствующим занятиям. Поэтому так необходимы социальные "костыли", облегчающие реализацию талантов людей из провинции, из низов (см. “The Discovery of Talent” - о соответствующей  программе Merit в США).

Но дело даже не в этом. Интересней всего разнообразие эндогенных стимуляторов умственной деятельности и высокая эквифинальность их действия – разные факторы, разные механизмы побуждения, а на выходе один и тот же результат в форме реализации таланта.

Естественно, эфроимсоновский список факторов далеко не достаточен. Так, Ганс Селье, автор концепции стресса, в книге «От мечты к открытию. Как стать учёным» пишет, что самую активную стимуляцию научного творчества он получал от повышенной температуры, продолжительный жар вызывал появление новых идей, позволял разрозненным экспериментальным фактам сложиться в непротиворечивое объяснение и т.п.  Об аналогичных самонаблюдениях мне рассказывали многие коллеги, и такое же наблюдал у себя – продолжительный жар «пробивает» концептуальные противоречия, которые раньше не давали работать уму, разрешая их изящной (не всегда верной, требующей корректировки_) схемой. Если долго бьёшься над чем-то, и кажется, что разнородные факты вот-вот должны сложиться в целостную непротиворечивую картину явления, но не получается, то подъём температуры почти всегда позволяет последнее «родить». Конечно, «полезное действие» жара сохраняется лишь до тех пор, пока от температуры не начинают вырубаться внутренние органы, особенно при хронических болезнях печени, поджелудочной и т.п. После этого можно лишь лежать и постанывать.

Думаю, такой же стимулирующий эффект может быть достигнут специфическими дыхательными упражнениями, болеть гриппом не обязательно. И действительно, В.П.Эфроимсон, увлечённый своей идеей «подагрических гениев», активно коллекционирующий примеры на эту тему, сознательно или бессознательно, но упустил из виду противоположную категорию «гениев чахоточных».

Подагрический гений – победитель по жизни, знающий своё назначение и идущий вперёд, не считаясь с сопротивлением среды, подчиняя себе людей, умея их использовать для реализации своего замысла. Такой вот  успешный все давишь, очень популярный сейчас тип. О чахоточных гениях писали все предшественники Эфроимсона в области исследований «генетики гениальности», в первую очередь Питирим Сорокин.

Методика исследований Сорокина следующая. С помощью группы сотрудников им были выписаны из Британской энциклопедии все сколько-нибудь выдающиеся деятели культуры Ближнего Востока и Европы за последние три тысячи лет. Их деятельность относилась к пяти главным, по П. Сорокину, системам культуры: языку, науке, религии, изящным искусствам и этике, а также к политике, бизнесу, философии, юриспруденции. Каждый деятель был отнесен к одному из трех ментальных типов: мыслительных, или идеациональных, личностей (ideation), рационалистов (sensate) и личностей гармоничных (idealistic). Первые олицетворяют духовное начало в обществе. Это люди, преданные отвлеченной идее, неважно, гражданского или духовного содержания, иногда фанатики, аскеты, идеалисты. Ко второй группе отнесены личности противоположного склада: реалисты, доверяющие лишь собственным органам чувств, занимающиеся лишь конкретными делами, нередко материалисты и циники. Гармоничники сочетают в себе приблизительно в равной пропорции качества первых и вторых (Sorokin PA. Social and cultural dynamics. Vol. 1-4. N.Y.: Amer. book, 1939-1941).

«Чахоточные гении» составляют от ¼ до ½ во всех этих группах, что очень много, поскольку им реализовываться трудней чем «подагрикам». «Чахоточный гений» - слабый, часто болеющий человек, обычно не успешный и сильный, а бедный, преследуемый и страдающий (Виссарион Белинский, Лев Выготский, Элизе Реклю, Эварист Галуа – из примеров). Он также легко, как «подагрик», идёт на конфликт со средой, пробивая собственным идеям дорогу, но не побеждает, а страдает и гибнет (смерть от чахотки, убит на дуэли, сбит машиной – обычный удел). Фактором стимуляции умственной деятельности здесь скорей всего выступают те приступы возбуждения и интенсивного, учащённого дыхания, которые свойственны чахоточным (и сменяются изнеможением и бессилием – очень похоже на действие циклотимию). Это мои соображения – прошу врачей тут подкорректировать меня.

Я абсолютно уверен, что того же результат стимуляции умственной деятельности можно достичь упражнениями вроде йоги, или эндогенной тренировки, чахотка, жар и подагра необязательны. Правда, что-то не слышно, о развивающей мышление йоге, может быть потому, что для йоги нужно полное подчинение учителю, а для эффективного мышления – самостоятельный ум?

Замечательно, что в эндогенных стимуляторах нуждается не только ум, но и воображение, и стимуляторы воображения также эквифинальны. Имеется в виду то воображение, рисует причудливые  и страшные фантазии, запечатлённые на полотнах Ван Гога, Уильяма Блейка, многих средневековых художников, и которые не родишь просто так «из себя» или из созерцания внешнего мира [к слову, поэтому я бы сей ящик Пандоры не открывал и, будь моя воля, запечатал бы намертво]. Именно это воображение создаёт картины рая и ада, которые не почерпнёшь из обыденных впечатлений и которые вне соответствующего опыта просто нельзя объяснить.

Олдос Хаксли в «Дверях восприятия» подробно исследует факторы, «открывающие дверь» для работы сознания в сторону порождения подобных фантазий: это и наркотическое действие мексиканского кактуса пейотль, и голотропное дыхание, и гноящиеся раны, которые наносили себе бичующиеся в средневековье, и много чего ещё.  Правда, таким же действием обладает и ЛСД, и поэтому книга Хаксли (а дальше Тимоти Лири) погубила немало людей, поскольку за дверью – пропасть.



Tags: антропология, биология, интеллект, наследование интеллекта, психология, этология человека
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 37 comments