?

Log in

No account? Create an account
entries friends calendar profile Чулан и склад Вольфа Кицеса Previous Previous Next Next
Вольф Кицес
wolf_kitses
wolf_kitses
Откуда берутся различия в национальном характере? Из социальной и классовой дифференциации.
Национальный менталитет и национальная культура, о которых так пекутся националисты, чем-то напоминают шрамы (которые иногда украшают, иногда безобразят мужчину, а у женщины заставляют насторожиться). Похожи в том смысле, что возникают одним и тем же способом – из столкновения данной общности с другой. Или же различия «национального характера» у разных, но близких наций есть следствие чисто рыночной, экономической конкуренции тогда, когда они были одним целым, и связанной с этим дифференциацией ролей.
Вот  как это может начаться. Например, так называемые «горцы-крестьяне» Южной Норвегии (fjellbønder), живущие ремеслом, охотой и сезонным откормом скота, пиобретаемого у жителей низин, претендуют на более высокое социальное положение по сравнению с последними. Претензии проявляются в первую очередь в ситуациях гостеприимства (они дают наиболее надежный результат в виде социального признания в своей референтной группе). Для этого заготавливаются большие запасы пищи, обычно за счет ежедневного потребления. Для горца это означает, что он и его семья могут быть вынуждены серьезно ограничивать себя, чтобы достигнуть адекватных видимых результатов в социальной сфере.
Другой вариант – горцы должны заниматься более рискованными промыслами, которые при успехе гарантируют больший результат в деньгах и в натуре, но успех существенно зависит от случайности и личной ловкости – умения использовать случай к собственной выгоде. Соответственно, в массовом сознании «большого общества» горец воспринимается как спекулянт, художник и хулиган в противоположность кроткому крепышу с низин. Та и другая община может оспаривать эти полярные характеристики, смеяться над ними или опровергать своей жизнью, но они – реальные элменты общественного сознания, которые следует учитывать всякому, кто хочет понять (изменить, реформировать) это общество.
Следовательно, чем больше сообщества горцев вовлечены в социальную конкуренцию с низинными крестьянами, а посредством этого — с большинством норвежцев, тем больше их внешний стиль жизни должен отличаться от стиля жизни людей с иными тактическими «позициями» в «большом обществе». Благодаря этой специализации возникают отличающиеся друг от друга региональные культуры; но процесс диверсификации зависит от действия факторов, противостоящих систематизации культурных различий в форме этнических границ (Блум, 2006).
Чем это может кончится? Известно чем – мифами, что из негров выходят прекрасные садовники и слуги, с евреями можно делать бизнес, но они не способны к науке, литературе и изящным искусствам, а поэтому их нельзя сажать за общий стол с «белыми» (обычное мнение в США начала ХХ века), а современная депопуляция в России рождена избыточным потреблением водки.
Эти мифы сохраняются, несмотря на то что жизнь их опровергает буквально на каждом шагу: 60% самых богатых людей России по списку журнала «Форбс» - чисто русские люди, среди сверхбогачей и удачливых бизнесменов мира больше всего не евреев, а англосаксов (тот же «Форбс»), евреи берут от 2/3 до 1/3 всех Нобелевских премии (в зависимости от того, как определять «еврея»). Почему же они так живучи: потому что во всяком столкновении – внутри общества и между обществами – сталкивающиеся национальные мифы постоянно воспроизводят друг друга, хотя на первый взгляд и враждуют между собой.
«Национальный характер» - это артефакт дифференциации ролей, социальных страт и территориальных единиц, постепенно накапливающих культурные различия и устанавливающих асимметричные отношения друг с другом. В нынешней глобализованной экономике с едиными стандартами потребления эта дифференциация рыночных ролей и, соответственно, «менталитетов» разных общностей как покупателей и продавцов на этой «ярмарке тщеславия» идёт одновременно, непрерывно и по всему миру. Итоговые различия в «национальных характерах» в целом связаны:
- во-первых, с признанием общих критерии социальных рангов, принятых в макросоциуме («мировая деревня», «глобальный мир»),
- во-вторых, с общим стремлением членов «большого социума» жить в соответствии со стандартами самых богатых и влиятельных людей в более широком обществе, чем каждый социальный слой или территориальная группа в отдельности, при том что за максимизацию стандартов потребления им приходится бороться в принципиально разных условиях жизни, при усилении таких различий устанавливающейся асимметрией ролей разных групп внутри интегрирующего их «большого общества»;
- в третьих, общей системой социальной коммуникации – ритуалов, используемых при демонстрации богатства и успешности данной семьи: прежде всего правила организации демонстративных форм потребления - обстановка жилища и гостеприимство, поздней также обладание более престижными марками общих товаров (часы, машины, другие аксессуары).
Следовательно, всякая характерная черта всякой нации характеризует не её, а «столкновение» с другими общностями, бывшее в её истории, вроде вечного фингала под глазом или вечной просительной улыбки, даже если он/она называются «душевностью», «вселенской отзывчивостью» или «библейской скорбью». Между прочим, эта точка зрения много «этологичней» и биологичней», чем  обычные безграмотные апелляции националистов и расистов к «биологии», «крови и почве» или к тому, что «различия национального характера играют роль изолирующих механизмов, как у разных видов животных».
Высказанное выше «биологичней» в том смысле, что ближе к представлением классической этологии о социальной коммуникации как способе дифференциации поведенческих ролей и ранговых групп в сообществе дифференциации. А изоморфизм коммуникации и экономики как систем, предполагающим обмены ценностями и информирование об эффективности участия в данном обмене постулировал ещё К.Леви-Строс (см. его «Сравнительную антропологию». М., 2001).
Всякое представление нации о себе, лестное или ругательное, на самом деле – миф, подлежащий скептическому рассмотрению и критике, для выяснения правды. Представления о «вселенской отзывчивости» и «умом … не понять» в этом смысле ничуть не лучше наших двух характерных исторических мифов: 1. Что «Аляску продавала Екатерина» (у народа) и 2. «Что ещё Пётр замыслил копать канал между Волгой и Доном» (у более образованной публики). Канал придумали турки в 16 веке, чтобы провести свой мощный флот на Каспий и разгромить Персию, такого флота не имевшую. Пётр узнал об этом плане от пленных, взятых в Азове.
Миф о «национальном менталителе» и «национальном характере» - даже просто признание что он существует и покрывает разнообразие характеров индивидуальных – много хуже, поскольку он мешает социальному освобождению, и раньше или позже кончается большой кровью.

Источники.
Блум Я.-П. Этническая и культурная дифференциация // Этнические группы и социальные границы. Ред. Ф.Барт. М.: Новое издательство, 2006. 200 с.

Tags: , ,
Current Location: Ульяновск
Current Mood: уже получше
Current Music: Атиква

4 comments or Leave a comment
Comments
sovasovasova From: sovasovasova Date: April 6th, 2007 11:40 pm (UTC) (Link)
С одной стороны вроде все складно, а с другой - не знаю насколько в таких вопросах можно быть объективным - опыты с людьми проводить невозможно и нельзя, поэтому роль начинает играть вера и идеология... Которая зависит от того где Вы родились, выросли и каких людей встречали. Может я бы с Вами согласилась если бы жила в России, а не в нашем горшке (melting pot). А пока буду осмысливать прочитанное.
bolotoved From: bolotoved Date: April 8th, 2007 09:46 am (UTC) (Link)
Довольно трудная для восприятия статья. К тому же вызывающая ряд возражений, особенно в ее этологичности.
1."Следовательно, чем больше сообщества горцев вовлечены в социальную конкуренцию с низинными крестьянами, а посредством этого — с большинством норвежцев, тем больше их внешний стиль жизни должен отличаться от стиля жизни людей с иными тактическими «позициями» в «большом обществе». Благодаря этой специализации возникают отличающиеся друг от друга региональные культуры"
Такое ощкщение, что речь идет уже о двух вполне сформировавшихся и отделившихся друг от друга культурах (их разделение могло произойти по другим механизмам).
Кроме того, любая популяция общественных животных имеет иерархию, что не мешает ей быть одной стаей, сворой или прайдом, а напротив, служит именно цементированию этой общности.
2. Непростой для понимания оборот: "Следовательно, всякая характерная черта всякой нации характеризует не её, а «столкновение» с другими общностями, бывшее в её истории, вроде вечного фингала под глазом или вечной просительной улыбки, даже если он/она называются «душевностью», «вселенской отзывчивостью» или «библейской скорбью». Между прочим, эта точка зрения много «этологичней» и биологичней», чем обычные безграмотные апелляции националистов и расистов к «биологии», «крови и почве» или к тому, что «различия национального характера играют роль изолирующих механизмов, как у разных видов животных».
Между тем грамотные аппеляции к билогии вполне уместны, поведение индивида складывается КАК МИНИМУМ из 1. врожденных программ и 2. из культурного наследия и 3. индивидуального опыта. Когда мы имеем дело с человеком, на превый взгляд, на первый план выходят вторые два пункта. Но и про первый нельзя забывать, что убедительно демонстрирует в своих книгах К.Лоренц (Переведенные у нас книги:"Восемь смертных грехов человечества", "Агрессия", "Оборотная сторона зеркала").
"Эрик Эриксон первый указал на то, что далеко заходит аналогия между дивергирующим развитием независимых этнических групп в истории культуры и изменением подвидов, видов и родов в ходе их эволюции. Он ввел термин "pseudo-specification" псевдовидообразование. Возникшие в истории культуры ритуалы и нормы социального поведения, с одной стороны, поддерживают поддерживают цельность больших или меньших культурных сообществ, с другой -- отгораживают ихдруг от друга. Определенный характер манер, особый групповой диалект, способ одеваться и т.п. может превратиться в символ сообщества, который любят и защищают точно также, как и саму эту группу лично знакомых и любимых людей. Эта высокая оценка всех символов собственной группы идет рука оь руку со столь же низкой оценкой символов любого другого сравниваемого культурного сообщества. Чем дольше две этнические группы развивались независимо друг от друга, тем значительнее различия между ними, и из этих различий, аналогично сравнению признаков у видов животных, можно реконструировать ход развития. И в том и в другом случае, можно с уверенностью принять, что шире распространенные признаки, принадлежащие более крупным сообществам, старше других". (К.Лоренц. "Восемь смертных грехов человечества" гл. "Разрыв с традицией")
3. "Миф о «национальном менталителе» и «национальном характере» - даже просто признание что он существует и покрывает разнообразие характеров индивидуальных – много хуже, поскольку он мешает социальному освобождению, и раньше или позже кончается большой кровью". Национальный характер -- не миф и проявляется он не в демагогии на тему "отзывчивости" или "вселенской любви" а в целом в культуре: в костюмах, языке, обычаях, традициях и т.п. А вот многие виды "социального высвобождения" -- самый, что ни на есть миф, но это уже отдельная тема.
sovasovasova From: sovasovasova Date: April 10th, 2007 03:48 am (UTC) (Link)
Добавлю свои 5 копеек:

1.Мне кажется, что в ситуации с Норвежцами изначальное разделение было чисто географическое - горы, низина.

2.Почему-то вспоминаются болельщики спортивных команд - вот уж они отличаются "высокой оценкой всех символов собственной группы" и "столь же низкой оценкой символов" другой группы. А ведь принадлежат они часто к одной и той же народности, воспитываются в той же культурной среде. Откуда же у людей такое желание разделить всех на своих и чужих, да хорошо бы еще чужих поколотить? Может это и есть врожденная программа от которой избавить (будем надеяться) может только культура ненасилия?
Книг К.Лоренца об агрессии у человека я не читала, но теперь обязательно прочту.

3.На счет "социального высвобождения". У нас в США все освобождают, освобождают ... никак освободить не могут. Например многие афроамериканцы возмущаются, что десегрегация разрушила их уникальную культуру. Недавно была дискуссия на страницах газет - должны ли в школах города Оаклэнд преподавать на Английском или на Эбоникс - это диалект черных, который с точки зрения одних лингвистов является просто коверканным безграмотным Английским, а с точки зрения других - уникальным языком афроамериканцев.
Мексиканцы наши тоже не очень торопятся интегрироваться. Я тут учу Испанский на досуге, практически методом погружения - стоит только выйти на улицу.

С женщинами тоже идет обратная волна - все больше женщин хочет сидеть дома с детьми - но не все могут, так что это становится привилегией обеспеченных семей, где муж хорошо зарабатывает.
А у нас идут на работе программы "Приведите дочку на работу". А сыночка можно? В американских школах появилась теперь новая проблема - отстают мальчики, которым уделяют меньше внимания. Известно, что девочки развиваются раньше, а мальчики "догоняют". Но поскольку программу стараются теперь подогнать к девочкам, мальчики часто не догоняют совсем, а идут вместо этого играть в видео игры и гонять мяч.

Чтобы достичь "равенства" между полами надо сделать всем операцию - чтоб стали гермафродитами, носили детишек в животе по 9 месяцев и кормили грудью по очереди, страдая от послеродовой депрессии.
Но, человечество бы много потеряло если бы всех "огермафродители" ;)

В Ираке мы тоже всех "освободили", чтоб у них была свобода выбора и голосование, только они почему-то спасибо не говорят.
wolf_kitses From: wolf_kitses Date: April 10th, 2007 10:22 am (UTC) (Link)
Да, это ходячее мнение, столь же правдоподобное, как идея о продаже Аляски Екатериной. Предрассудок в точном смысле этого слова – эмпирическое обобщение сделанное по недостаточному основанию. Более детальный анализ показывает, что у любого народа в специфике костюмов, обычаев и пр. – только история, ничего биологического и почти ничего географического. Например, в 15 в. «немец» в Европе был символом неточности, неаккуратности, неорганизованности и пьянства, и хотя мог делать удивительные вещи (репутация «Левши»), не мог наладить их разумное производство. Ничем не напоминает современное представление о «немце». А образцом точности, аккуратности, деловитости, механической искусности были (вы будете смеяться) итальянцы. После Лютера, МЕланхтона и Цвингли всё поменялось, но именно в связи с их целенаправленными усилиями и теми общими идеями (совершенно безнациональными) о царстве Б-жием, которые овладели соответствующими индивидами и сделали их творцами истории.
«Восемь смертных грехов…» Лоренца – чисто идеологический памфлет, к его научным взглядам он имеет такое же отношение, как стихи Борхеса – к одобрению им исчезновений людей во время военной хунты ради борьбы с коммунизмом. Он же не зря в описании «псевдо-специатион» ссылается именно на Эрика Эриксона, психолога, известного созданием ещё одной шаманской техники (его мнение конечно же убедительно, т.к. он человек известный, но это не имеет отношение к убедительности научного знания). Точно также особенности языка, костюмов, культуры - только "следы" определённых исторических событий, а следовательно, внешнее по отношению к свойствам того объеджинения людей которое называется народом и "носит" эти костюмы, обычаи язык и пр. Например, арабское слово "джубба" (длинная рубаха до щиколоток) проникнув в славянские языки с арабскими купцами ещё 9 в. превратилась в "юбку", "зипун" и "жупан". КАк это связано с арабами, русскими и поляками как биологическими общностиями, т.е. популяциями живущими на определённой территории и адаптирующимися к её географии. Да никак. И вся культура состоит из таких же случацностей, между которыми устанавливаются определённые отношения-оппозиция, притяжение отталкивание (об это работы Леви-СТроса). Но всё это формообразование в сфере культуры языка и обычаев целиком социальное, биол.природа людей и природа ландшафта тут не влияет никак. Было бы интересно если Вы дадите примеры таких влияний.
Тем более все историки отмечали что конфликт поколений не только не колеблет единства нации, но даже укрепляет её. Ведь там, где родители работают, дети во многом воспитываются бабушками и дедушками, то есть умы наиболее пластичные объединяются с умами наиболее консервативными и отвердевшими.
Отсюда и этот кажущийся конфликт. А вот дифференциация общин, бывших прежде частями единого целого, когда они начинают воспринимать друг друга как «других», сперва оппонировать другому а затем и в чём-то враждовать с ним – это уже необратимый процесс, напоминающий дивергенцию видов. Например, от евреев (в смысле приверженцев раввинистического иудаизма) так в своё время отделились самаритяне и караимы, а современные евреи в 18 в. разделились на хасидим и митнагдим (и если бы не Гаскала в 19 в. и истребление Гитлером, эти 2 общности разошлись бы совсем). Исходной была именно социальная дифференциация, а религиозные различия акцентировались уже потом.
4 comments or Leave a comment