Вольф Кицес (wolf_kitses) wrote,
Вольф Кицес
wolf_kitses

Categories:

Глобальное потепление и роль биоты: противодействие изменениям?

 

Судя по всему, концепции антропогенных изменений климата подтверждается в части повышения температуры, сокращения льдов, повышения уровня океана (это идёт  даже быстрей, чем прогнозировали – см. «Новый подход к анализу климата подтверждает антропогенное воздействие», http://elementy.ru/news/430566 ). В связи с этим, у меня, орнитолога, она вызывает вопросы такого рода. В той модели климатической машины, которая используется для обоснования данной концепции (модели общей циркуляции океана и атмосферы МОЦАО, см. http://elementy.ru/lib/430455 ) преобладают положительные обратные связи. Поэтому глобальная система теплопереноса воздушными и океанскими течениями, описанная в этой МОЦАО, не гасит эффект антропогенных «возмущений» климата, а усиливает его. Что бы ни было эффектом таких возмущений – сжигание топлива, уничтожение зелёного покрова планеты и связанные с ним изменения альбедо, осушение болот у учащением пожаров, огромные свалки вокруг городов, продуцирующие в огромных количествах метан и с/х территории, поставляющие N20.

И напрашивается вопрос – а как же биота, её гомеостатические функции в биосфере, о которых нам рассказывали со школьной/студенческой скамьи, и которые разные варианты модели Геи забыть не дают? 

Происходят ли направленные изменения биоты (фаунистические изменения, сдвиги границ природных зон на «шарике» и пр.)? Могут ли они рассматриваться в качестве  отрицательных обратных связей, компенсирующих эффект климатических изменений, а не усиливающих его, как «неорганические» системы теплопереноса, которые в основном и берутся в расчёт?

Мне кажется, есть один такой отклик биоты, противодействующий антропогенным изменениям климата, которые недоучтён в современной модели «климатической машины», по крайней мере у нас в средней России и вообще в зоне бореальных лесов. Ещё в 1997-1998 гг. я обратил внимание что несмотря на происходящее потепление в Центре Нечерноземья «более северные» виды, связанные с бореальными лесами, увеличивают численность, расширяют ареал  – такие как трехпалый дятел, длиннохвостая и бородатая неясыти, овсянка-ремез, трехпалый дятел, мохноногий сыч, седой дятел и много кто ещё. Процесс продолжается по сей день – недавно в области ястребиная сова загнездилась. А вот «южные виды» - широколиственных лесов, остепнённых лугов, вроде садовой овсянки,  зелёного дятла, сизоворонки – сокращают численность и ареал (иногда катастрофически). И это несмотря на потепление климата!!!

Я поделился наблюдением с В.Т.Бутьевым: оказалось он это заметил  существенно раньше. В следующие 10 лет эта тенденция в целом сохранилась. В коренных сообществах Центра Нечерноземья, и в других районах на границе зоны бореальных и широколиственных лесов, увеличение численности и расширение ареала к югу/юго-западу более вероятно для «более северных» видов птиц  (или сибирские виды ареал расширяют к западу – синехвостка, сибирская завирушка, пятнистый сверчок, сибирский жулан и пр.). А для «более южных» видов птиц более характерно падение численности, сокращение ареала, сужение спектра местообитаний, заселяемыхвидом в данной местности.

Более того, в ближнем Подмосковье хорошо охраняемый лес в окрестностях биостанций (Малинки, Крюково) за первые десятки лет восстанавливает природный облик. Причём это облик «таёжный», а не «широколиственный» (что обсуждалось на совещаниях по редким видам Центра Нечерноземья в 1998 и 2001 гг.).

Можно спросить, а как же в связи с потеплением юные виды распространяются к северу, с каждой новой волной потепления появляются новые гнездовые находки «южных» видов птиц в северной и средней Европе, расширение ареала в этом направлении? Да, это происходит: факты такого рода суммированы, например, в книге В.Г.Кривенко (1990) «Водоплавающие птиц и их охрана» (волны поселений южных видов птиц в Северной и средней Европе и их залётов в Арктику чётко совпадает с периодами тёпло-сухого климата – в противоположность холодно-влажным эпохам).

Однако все южные виды птиц, расселяющиеся на север в связи с потеплением климата, расселяются не по коренным, а по антропогенно-нарушенным местообитаниям. Средний дятел расселяется на север и северо-восток по фрагментированным лесам и старым паркам, в то время как консервативные популяции вида, связанные с разновозрастными дубравами, сокращают численность (http://aetos.narod.ru/selectrus/medius.htm).

Южные виды водоплавающих и околоводных птиц, расселяющиеся к северу (лебедь-шипун, серая утка, красноголовый нырок, чирок-трескунок и пр.) поселяются на техногенных водоёмах и в рыбхозах, и только потом переходят на естественные водоёмы и пр. А в коренных сообществах тех же территорий идёт обратный процесс расселения «северных» видов птиц, оттеснения южных и – менее явственно – сдвига к югу границ между природными зонами, в первую очередь бореальных и смешанных лесов, смешанных и широколиственных (примеры того и другого - http://www.geocities.com/berkut_ua/selectrus/frolov.pdf ).

Год назад натолкнулся на наблюдения в Саратовской, Самарской, Волгоградской области, которые показывают – сдвиг природных зон происходит и там. Сухие степи, полупустыни с их специфической фауной и флорой отступают к югу и юго-востоку, на место их приходят луговые степи, с гораздо большей продуктивностью и фитомассой.

То есть, фаунистические изменения и сдвиги границ природных зон в связи с климатическими изменениями оказываются «противоположно направленными». Мне представляется, это и есть та самая отрицательная обратная связь в системе, которой так не хватает в моделях «климатической машины». Ведь в ходе этих процессов расширяются «полосы» природных зон, отлагающихся большей продуктивностью, большей фитомассой (=большей возможностью ассимиляции СО2) и большим распространением болот (захоронение органики в которых также существенно для стабилизации содержания СО2, как его ассимиляция растениями). Соответственно, сужаются и отступают на юг «полосы» природных зон с меньшей продуктивностью и меньшей возможностью захоронения органики, вывода её из круговорота.

Так что, может быть, «Гея» работает, и биота «умеет» стабилизировать климатическую систему, идущую вразнос под действием антропогенных факторов? Это было б мощнейшим  аргументом в пользу заповедания последних ненарушенных природных территорий – сделать это дешевле, чем перестраивать экономику в свете Киотского протокола, или в свете климатических изменений, если протоколы уже не помогут.

Другое дело, что хозяйственная деятельность человека, рекреация, все формы освоения природных территорий срывают и этот регулятор – превращая коренные местообитания в нарушенные, трансформируя эндогенную мозаику лесных, степных и болотных сообществ (http://paleobase.narod.ru/samara.html ).

Tags: глобальное потепление, климатическая машина, орнитология, охрана природы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 26 comments