Вольф Кицес (wolf_kitses) wrote,
Вольф Кицес
wolf_kitses

Category:

Популярные враки про охрану природы





Я писал, что феномен лысенковщины не остался в прошлом, он более чем присутствует в современном мире, в т.ч. в области охраны природы. Экологический кризис не дремлет, растёт «вширь» и «вглубь», хочешь не хочешь, нужно хозяйствующих субъектов «вводить» в рамки экоустойчивости: ограничивать промысел, чтобы «оставалось» дикой природе, не «покушаться» на территории, важные для создания ООПТ, обременять их компенсацией экологического ущерба и пр.

Что вызывает сопротивление, особенно у принципиальных защитников идеи «бизнеса как всегда», рыночных фундаменталистов, и они двигают лжеучёных, рассказывающих, что «никакого страшного не происходит, разговоры о кризисе — алармизм, все экологические проблемы локальны» и т. д., их книги популяризуются как «научные», при том что показан — и многажды! - жульнический характер соответствующей аргументации. Таков Бьёрн Ломборг, профессор статистики Орхусского ун-та, чьи книги, ещё и с положительными рецензиями, доселе присутствуют на известном сайте Элементы.ру (увы!).

Собственно, главное отличие в ситуации с лженаукой, что развитые страны сегодня гораздо богаче, чем СССР тогда, могут терпеть соответствующий ущерб без явных последствий, и (главное) нет опаснейшего соблазна утвердить монополию какой-то теории только потому что она говорит то, что хочется слышать. Да и рынок устанавливает монополию удобных и выгодных мнений куда эффективней, чем власть: Совсем неслучайно «Журнал Scientific American подверг книги Ломборга резкой критике[15], а журнал The Economist выступил в его защиту[16]».

Так или иначе, при Лысенко был Презент — дилер и дистрибьютор его идей среди публики (хотя во многом Трофим Денисыч и сам справлялся). Для лженауки в области охраны природы у нас есть известная людоедица Юлия Латынина. В основном она борется с общепринятым выводом климатологов, что глобальное потепление а) происходит, б) имеет антропогенный характер1, а единомышленники по части рыночного фундаментализма с прозападностью из «Троицкого варианта» - наконец написать, что идея заговора климатологов — лженаука, ей надо противостоять, как отрицанию эволюции ради Шестоднева. Что любопытно, пишет это Александр Сергеев, физик; совсем недавно он, упорно отстаивал фальсификации Ломборга из-за идеологической приверженности «рынку». Такие ангажированные гг. могут оставить один, дискредитировавший себя, миф, но гаранированно делаются распространителями всех следующих, т.к. социальный заказ довлеет.

Однако она — человек многогранный, её камф против экологических обременений бизнеса включает распространение ещё нескольких мифов, которые разбираются далее. Первый — что охрана природы это для богатых стран, бедным, хочешь не хочешь, приходится по одёжке протягивать ножки, в т.ч. «зарабатывать» на уничтожении собственной природы, развиваться за счёт «грязного подъёма». Эту идею партии СПС особенно пропагандировал покойный Борис Немцов, что было на ура принято властью и сохранилось даже после того, как они стали врагами. И наоборот: мол, только богатые страны хотят и могут вкладываться в сохранение редких видов и природных сообществ, почему «природа» и «биоразнообразие» есть только в разных Швейцариях, а не в какой-нибудь дельте Окаванго, где только экологический кризис, грязь и смерти. Как многие расхожие мнения сегодня, оно ложно или лживо, в зависимости от степени осведомлённости ретранслятора.

Скажем, Австрия, ФРГ, Италия и Испания прилагают много усилий для восстановления давно исчезнувших видов фауны, в первую очередь знаковых, вроде лесного ибиса Geronticus eremita (Латынина его спутала с лысым из Южной Африки, а восстановление приписала Швейцарии, но простим это филологине, но вот что она не удосужилась глянуть в википедию, по которой дальнейший рассказ, прощать не следует). В Австрии есть две колонии на полувольном содержании, в Грюнау и Кухле, также как аналогичная стая в Турции; в сезон размножения птицы из колонии свободно летают по округе, но вся стая отлавливается на сезон миграции. Европейские птицы этого вида были перелётны, а обеспечить безопасность на пролёте и зимовках в Средиземноморье — отдельная головная боль.

В 2000-х гг. этих ибисов попробовали «научить» мигрировать в Тоскану, следуя за сверхлёгкими самолётами, чтобы обучившиеся передали навык следующим поколениям (так у нас рекламы ради Путин «вёл» западносибирских стерхов). В 2002 г. 11 птиц из Грюнау и Венского зоопарка обучили следовать за самолётом, и в 2003 г. первый раз попробовали доставить их в Тоскану. Погода, увы, подвела, и большую часть пути их пришлось везти на машине. В следующие годы миграция была успешней, с 2005 г. птицы зимовали в Тоскане и возвращались обратно. В 2008 г. самка по имени Аурелия успешно мигрировала 4 раза подряд.

В августе 2013 году ЕС согласился поддерживать проекты реинтродукции до 2019 г., почему запустили сходный с австрийским проект реинтродукции («Смысл надеяться») в горах юга ФРГ (Оберхаузен в Баварии и Юберлинген на Боденском оз., Баден-Вюртемберг), под руководством д-ра Johannes Fritz, работавшего также в Кухле. Около 30 молодых также приучают следовать за сверхлёгкими самолётами с приёмными родителями-людьми, после чего «водят» по местным горам, имитируя послегнездовую дисперсию, чтобы запечатлели будущее место гнездования, а потом «провожают» на зимовки в Тоскану. Их координаты и передвижения контролируются подвешенными к ним лёгкими геолокаторами на солнечных батареях. К ноябрю 2019 г. объявили, что команда проекта успешно объединила молодых с опытными взрослыми птицами, чтобы те их сами «вели» к зимовкам.

Третий проект (Proyecto Eremita) стартовал в Испании, район La Janda, Barbate, провинция Кадис; там на полигон Минобороны выпустили около 30 птиц. Судя по руководству по соколиной охоте 15 века, ибис последний раз отмечался в Испании 500 лет назад. Уже в 2008 г. пара отложила 2 яйца. Колония росла очень хорошо: с 9 гнездовых пар в 2011 г. и 10 в 2012 г. до 15 в 2013 и 23 в 2014, успешно вырастивших 25 птенцов. Общая численность в 2014 г. - 78 птиц в 2-х колониях: одна на скалах Атлантического побережья, другая, из 5-6 пар, во внутренней части страны, в 10 км от дороги в La Janda тречались

Однако откуда взять материал для разведения в зоопарках (здесь лидирует Венский), а затем реинтродукции? Только из третьего мира, где — в отличие от Европы, - в ХХ веке, когда развитые страны хватились и попробовали восстановить утраченное, вид ещё сохранялся в природе.

В зоопарках Европы, США, Израиля и Японии — лишь 3 родословные, все взяты из Марокко (исключая птиц, разводимых в Турции): одна, самая старая, происходит из зоопарка Базеля в 1950-1960-х гг, другая — потомки птиц, вывезенных в 1970-х гг. из зоопарка Рабата (Марокко), последними были пойманы дикие птицы, поступившие в 1976 и 1978 гг. в Naturzoo, Rheine. Птицы в неволе сильно поражаются кожными заболеваниями; 40% тех, что пришлось забить, страдали от хронического язвенного дерматита, почему было решено не «разбавлять» их потомками природные популяции.

И сохранение вида в этих странах, о которых Латынина говорит презрительно через губу, необходимое условие для выживание вида, тогда как «западные» наука, деньги, логистика и пр.технологии — только достаточные, и то не полностью. А вот международная торговля в современной глобализованной экономике — одна из главных угроз уникальному биоразнообразию стран третьего мира, вместе с политикой ТНК там и сугубой зависимостью от них местных правительств. Они сохраняют большую часть биоразнообразия планеты, однако международное разделение труда заставляет их зарабатывать экспортом биоразнообразия, и в 90% случаев на варварских условиях.

Увы, к концу ХХ века ибис остался лишь в 2-х точках: в Турции, на Евфрате близ Биречика, и в Марокко, где гнездился на скалах колониями, как во времена Конрада Геснера, звавшего их «лесными воронами» (der Waldrapp). «Евфратские» птицы разошлись с «марокканскими» около 400 лет назад, есть морфологические различия, и, не останься их так мало, считались бы разными подвидами. Вид, однако, описан по птицам из Европы (Швейцария), скорей всего также отличающимся, но какими они были — мы точно не знаем, поскольку исчезли. Вкусное мясо и яйца, которые удобно собирать, издавна делали их объектом охоты; редкость уже в средние века толкала феодалов монополизировать эту дичь для себя, и породила первые попытки охраны, близ Зальцбурга в Австрии. Однако господские охоты всё же забирали птиц больше, чем давало воспроизводство, и вид в Европе исчез.

В исламских странах обычай охраняет их так же, как и аистов: считается, что, летя на зимовку, они совершают хадж, почему может быть, и они там не вымерли. В Биречике местная легенда рассказывает, что ибис был первой птицей, которую Ноах после потопа выпустил из ковчега как символ плодородия. Что охраняло колонию, но не спасло от последствий современного с/х; не помог и священный статус в Древнем Египте, куда лесные ибисы прилетали зимовать (и отличались египтянами от местных священных ибисов Threskiornis aethiopicus, сорри за тавтологию). Их очень ценили за блеск оперения — а местный был тусклым.

В Марокко и Алжире ещё в начале ХХ в. колоний было множество: алжирские исчезли в 1980-е гг., а марокканские сократились вследствие интенсификации с/х (от 38 в 1940 г. до 15 к 1975 г.) и строительства дамб: вследствие этого преобразования ландшафта птицы травились пестицидами, почему с с большей вероятностью гибли на ЛЭП или попадали под выстрел, а c/хугодья с водохранилищами отняли кормовые биотопы. Последние мигририрующие колонии в горах Атласа исчезли в 1989 г., остались оседлые на юге страны — 147 птиц в сравнении с около 1000 в зоопарках. Правда, успехи охраны (в Марокко не менее успешной, чем в Европе) в последние годы привели к восстановлению части старых колоний и появлению новых мест гнездования.

От других ибисов виды Geronticus отличны не только голым «лицом», но также гнездованием на скалах — а не деревьях, и предпочтением аридных ландшафтов вместо околоводных, что задаёт их распространение.

Турецкая колония вымерла к 1990-м, пав жертвой интенсификации с/х вокруг: самолёты, поливавшие поля пестицидами, разворачивались над ней, и ибисы этого не выдержали. В 2000-х гг. близ Биречика создали полувольную колонию. Их отловили после сезона размножения, чтобы предотвратить миграцию, дали искусственные гнездовья, подкармливали пищей без пестицидов (кроме того, в сезон размножения они свободно кормятся на полях. В конце января — начале февраля их выпускают размножаться — на уступах вокруг, но большая часть это делает в гнездовых ящиках внутри авиария. Планировалось, что по увеличению колонии до 200 гнездящихся пар, без учёта молодняка, их выпустят в природу, чтобы совершали миграции, как положено. Но война поддержанных Западом исламистов против центрального правительства в Сирии заставил отказаться от выпуска, колония осталась полувольной (тем более и до этого пробная миграция показала значительную опасность для птиц со стороны пестицидов).

Правда, после исчезновения колонии на Евфрате птиц ещё видели на пролёте с зимовками в Израиле, Саудовской Аравии, Йемене, на весеннем пролёте обратно — в Эритрее. Создалось впечатление, что они ещё сохранились на гнездовании в аридных районах Северной Сирии. И действительно, масштабные поиски в 2000-х позволили — благодаря традиционным знаниям природы бедуинами — найти несколько оставленных колоний и одну действующую близ Пальмиры (2002 год). Птиц стали охранять, вешать радиопередатчики, прослеживать их перемещения. Они размножались (в 2002-2004 гг. - 14 слётков, правда, после смены руководства проектом и стратегии охраны, в 2005 и 2008 гг. размножение было неудачным). В 2006 г. благодаря спутниковым меткам проследили их миграционный маршрут и нашли зимовки этих птиц в высокогорьях Эфиопии, и убедились в их безопасности.

Благодаря проекту МСОП «Ибис» охраняемая территория расширилась, чтобы птицам не угрожали распространяющаяся туда инфраструктура и нефтеразведка, сильно уродующие ландшафт. Правда, зимовок в Эфиопии достигали лишь взрослые; выживаемость молодых в пальмирской колонии была низкой — и из-за недостаточного питания, и из-за охоты с гибелью на ЛЭП в период миграций (наблюдения в западной части Саудовской Аравии). Колония воспроизводилась плохо (из 14 птенцов её пополнили только трое), почему сокращалась — до 3-х пар в 2002 г. и одной в 2010-м.

Поэтому в 2010 рядом с ней ибисов стали разводить искусственно, чтобы слётки потом присоединялись к диким птицам и с ними летели на зимовки. Это получалось, 3 таких птенца были прослежены до юго-запада Саудовской Аравии. Но в 2011 г. США с Францией принесли в Сирию «демократию», и кровавое месиво гражданской войны ликвидировало все усилия по охране природы. Рейнджеры из бедуинов, подготовленные в предыдущие годы, продолжали защищали птиц возле Пальмиры; но после освобождения этого района от ДАИШ стало понятно, что колония погибла. Одна птица возвращалась в колонию в 2013 и 2014 гг., в 2015 г. уже нет, хотя наблюдения на зимовках показывают, что где-то тут они ещё сохраняются.

Остались они только на юге Марокко, 3 колонии в районе Суса, охраняемые тамошним нацпарком: были и на севере, в Рифской обл., где их сейчас также восстанавливают, однако исчезли в 1980-х гг. При помощи разных природоохранных организаций, от Birdlife International до фонда принца Монако, их усиленно восстанавливают, и небезуспешно. Впервые за последние 150 лет численность вида в природе стала расти, достигнув 100 гнездовых пар за 1998-2008 гг., и 113 к 2013 (рекорд!).

Удалось наладить защиту птиц местными жителями, предотвратить утрату местообитаний (сухие степи и двухлетние пары) из-за развития массового туризма, перенаправив его в другие области. Ущерб размножению также наносят вороны, ворующие яйца, реже птенцов: систематическое разорение их гнёзд близ колоний способствовало размножению. В отдельные годы птенцы голодали, но, пока кормовым биотопам не угрожает интенсификация земледелия, главной угрозой остаётся непосредственное нарушение покоя птиц людьми, охота и пр.

Размножению ибисов помогло также предоставление поилок — потепление климата отнюдь не дремлет, аридизация развивается, и потихонечку рубит сук на котором ибис сидит, вскоре придётся устранять и эту угрозу. Но пока что в начале 2019 г. численность колонии стала 705 птиц и 147 гнездовых пар, в прошлом сезоне вырастивших 170 птенцов. Колония достаточно выросла, чтобы давать материал для отводков на севере Марокко. Правда, в 2005 г. 2 птицы, в 2006 — аж 14 ушли из района выпуска неизвестно куда: возможно, это их видели в следующие годы с кольцами в северном Марокко и в Португалии, но так или иначе, для разведения они были потеряны.

Также планируется реинтродукция в Ain Tijja-Mezguitem на северо-востоке Марокко, чтобы «подстраховать» природные колонии на юге страны: тамошние скалы из пористого песчаника сильно подвержены эрозии, а угрозы для птиц от проникновения людей или развития с/х в этом районе не сняты. Птицы гнездились здесь до 1980-х гг., сейчас там хотят создать немигрирующую популяцию; в горах Риф много годных гнездовых уступов, чистое озеро обеспечивает птиц водой, а степные пастбища, где они кормятся, не обрабатывается пестицидами или гербицидами. В 2000 г. здесь построили орнитологическую станцию, заселили первую группу птиц, выращенных в зоопарках; в 2004 г. заселили ещё птиц и выстроили информационный центр. Размножение ибисов началось в 2006 г., после изменения их рациона. 6 птенцов из 5 гнёзд выращены успешно, в 2007 г. было их 19; когда станет 40, начнут поселять в природу за 460 миль от этого места, на другой стороне Атласских гор, что исключит загрязнение крови диких популяций.

Понятно, что все усилия по восстановлению держались на тонкой нити жизнеспособности этих колоний: вымри они прежде, чем наладилось искусственное разведение в зоопарках — и ни богатство, ни знания не могли бы вид восстановить. Да и восстанавливали его не только в Европе: была успешная реинтродукция в северной Сирии, близ Пальмиры, пока на волне «демократии», принесённой США с их союзниками, страна не упала в трясину гражданской войны.

Сходная ситуация была с самым красивым ибисом — красноногим, на Дальнем Востоке. последние 6-7 птиц жили на п-ове Садо в Японии2, но не могли размножаться из-за экстремального загрязнения рисовых полей тяжѐлыми металлами и металлорганическими пестицидами. Их отловили, чтобы разводить в неволе, кормя чистой пищей, но поздно... На счастье орнитологов, в 1981 г. в горах Квилин пров. Шэньси северо-западного Китая (долина р.Хан) была найдена гнездовая колония этих птиц. Она увеличивается, учёные уже строят прогнозы по карте местообитаний, где вид может гнездиться в будущем, чтоб заранее взять под охрану. Птицами из Китая пополняют выращиваемых в неволе на том же п-ве Садо, потом их реинтродуцируют там же, в провинции Шэньси. Т.е. и здесь вид должен «продержаться» в природе до момента, пока не отработают надёжную технологию разведения, или не соберут работоспособную команду для проекта.

То же верно и для других видов либо сообществ, становящихся редкими и требующими охраны. Их разнообразие растёт к периферии от центров богатства и экономического развития современного мира: в ЕС с запада на восток и отчасти север, на планете в целом из стран Севера, в страны глобального Юга среди них из более в менее развитые и пр.

Что видим в т.ч. в помянутой Латыниной дельте Окаванго: её фауна с флорой очень богаты, во многом неповторимы. Её пробуют охранять, на ней зарабатывать не худшим путём — через экотуризм в национальных парках: угрозы следуют, например, от плотины в Намибии, чьё правительство дружественней к праву собственности и к крупным хозяйственным проектам, организуемым ТНК. Есть и проблемы с потерями, но Ботсвана не очень тому виной — максимальное опустошение было в колониальный период, в т.ч. из-за дурацкой борьбы с мухой цеце через истребление диких копытных, и продолжается ныне вследствие международного разделения труда — забор воды в Намибии и отчасти Анголе вследствие интенсификации c/х на экспорт, как почти везде в третьем мире.
Примечания

1Антропогенные изменения климата отрицаются Латыниной столь же жёстко и по тем же причинам, по каким христианскими, исламскими, иудейскими и т. д. фундаменталистами отрицается эволюция, см. ответы специалистов с интервалом в 2 года, 1-2: а Васька слушает, да ест…..

2Он занимает заметное место в японской культуре и весьма почитается. Однако японские крестьяне его недолюбливали и побаивались, считая вредителем рисовых полей. Кормясь там, они в поисках беспозвоночных вытаптывали ростки риса и ломали стебли. Молва считала его и вестником несчастий — снегопадов, неурожая и пр. Что отражало отношение японцев к дикой природе: опасная стихия, вторгающаяся на ухоженные поля и в садики, разрушающая их красоту, вредящая жизни (Грищенко, 2007)

Tags: ООПТ, биотехния, вымирание видов, глобальное потепление, капитализм, лженаука, лысенковщина, охрана дикой природы, реинтродукция, рыночные фундаменталисты, социальное обучение
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments