?

Log in

No account? Create an account
entries friends calendar profile Чулан и склад Вольфа Кицеса Previous Previous Next Next
Охрана дикой природы: этика и эффективность - Вольф Кицес
wolf_kitses
wolf_kitses
Охрана дикой природы: этика и эффективность

Всякое этическое рассуждение начинается с укола совести, с собственного чувства стыда. Этики, без вины и стыда, движимой только разумной необходимостью, думаю не бывает. Лично мне стало стыдно при чтении четырёхтомника Е.А.Коблика «Разнообразие птиц» (М.: изд-во МГУ, 2001).

Я внезапно вдруг осознал, что большая часть тех редких видов, за которых тридцать лет назад ещё не надо было беспокоиться (достаточно просто присматривать за их состоянием и следить, чтоб не уничтожить местообитания), сейчас “естественным ходом вещей” поставлена на грань вымирания. Эти «безвозвратные потери» мировой фауны вызваны не прямым преследованием или корыстным использованием, большинство из них мелкие и малоизвестные виды – просто «мировая экономика» смела походя местообитания или из соображений пустячной выгоды вселила нового хищника (паразита, конкурента – так произошло со многими видами южноамериканских поганок).

Среди этих «побочных жертв» рыночной экономики (выписываю наугад):

Императорский дятел

Белоклювый дятел

Желтоклювый чешуйчатый дятел

Белокрылый козодой

Горный ибис

Питта Герни

Речная белолобая ласточка

Поганка Тачановского

Атитланская поганка

 

Помню моё детское увлечение биологией. Тогда в середине 70-х появились первые сводки по редким и исчезающим видам птиц (В.А.Винокурова и др.). И хотелось верить, что теперь-то люди поймут, что и как они теряют, и затем совместными действиями уменьшат этот ущерб. Нет – всё идёт своим чередом, а процесс деградации местообитаний и потери видов только ускорился (Meadows, 2004) на фоне, повторюсь, многочисленных и несомненных частных успехов природоохранников. Чего стоит одно спасение калифорнийского кондора и маврикийской пустельги!

Но проблема в том, что число таких видов и сообществ «на грани» в целом не уменьшается, но растёт. Значит, что-то не так с идеологией и этикой: природоохранники неубедительны в призывах к обществу изменить образ жизни и способ хозяйствования. Почему? См. экономический расчёт дальше.

Да, успехи природоохранников значительны: некоторые виды спасены от казалось бы совершенно неизбежного вымирания. Для спасения каждого, помимо современного уровня знаний и больших трудозатрат, необходимы значительные финансовые ресурсы. Одно разведение калифорнийского кондора в неволе с предварительной отработкой методов выпуска в природу на кондоре андском стоило $55 млн. Но при капитализме «пряников сладких всегда не хватает на всех»: до видов из «чёрного списка» не дошли не столько руки и головы природоохранников, сколько именно средства из рыночной экономики.

Мой весьма приближённый подсчёт по четырём томам «Разнообразия птиц» показал: на каждый спасённый от вымирания или восстановленный вид за последние 40 лет приходится от двух до восьми «потерянных» видов (в зависимости от отряда). Думаю, лет через 100-150 их запишут на счёт полного одобрения нынешними «зелёными» ценностей «свободного мира» и «свободного рынка», и либеральной общественной ориентации зелёных – вместо напрашивающейся коммунистической.

Ведь природа в обществе, где ценят и берегут капитал, оказывается в гораздо более зависимом и подчинённом положении, чем наёмный труд (просто потому, что природные сообщества после экономической эксплуатации восстанавливаются ещё медленней, чем физические силы рабочих).

Вспомним: в рыночной экономике деньги, выделяемые на сохранение природы и распределяемые через гранты, фонды, личные контакты между разнообразными НПО, представляют собой определённый процент от общей суммы ВВП, заработанного мировым бизнесом. Борьба идёт лишь за увеличение этих «отчислений», но не за отказ общества от данной зависимости. В таком случае этот 1 спасённый вид на фоне 2-8 погубленных фактически есть просто “плата за молчание”, за то что “зелёная” идеология останется либеральной и не потребует отказа от частной собственности и рыночной экономики как безусловно губительной для дикой природы. По тем же самым соображениям глубоко религиозные аболиционисты США отвергали рабство на Юге, очень эффективное экономически – как погибельное для души.

При “свежем” взгляде на этот мартиролог природоохранникам должно стать стыдно – он означает, что при свойственной им идеологии «демократического либерализма» любой успех в природоохранных действиях имеет обратный результат. В каждой группе больше ранее благополучных видов и местообитаний переводится за грань уничтожения (или ставится на эту грань, когда их судьба зависит от случая), чем может быть спасено существующими средствами.

Думаю, это неприемлемый collateral damage, и связан он именно с идеологией «демократического либерализма» (интеллектуальные несообразности которой детально описал В.Н.Грищенко, 2002). Он будет только прирастать, если экологическое движение будет по-прежнему заимствовать идеологию и практику (а значит, и этику) т.н. «демократического либерализма», с его приматом свободы над виной и ответственностью.

Отсюда – вывод или, точней, выбор; трудный и морально тяжёлый как все выборы этического характера. Можно продолжать «охранять природу» или, паче чаяния, «защищать права природы» - но в рыночном мире это можно лишь на деньги корпораций и фондов, заработанные, в конечном счёте , на разрушении той же природы. Соответственно, каждый частный успех в более развитых странах  - новый заповедник, ещё один спасённый вид – обернётся двухкратными потерями видов и экосистем в третьем мире, где находится максимум видового и генотипического разнообразия.

Так что следовать идеологии демократического либерализма просто неэффективно. Не буду обсуждать, как это выглядит в моральном плане – не хочу навязывать свою этику. Второй вариант – ради сохранения природы природоохрана прежде этики обретёт социальную философию (по отношению к ней этика вторична, см. начало статьи, обсуждать надо именно её). Она проста: «зелёные» хотят остановить и демонтировать механизм разрушения природы, также как «красные» - эксплуатации рабочих.

Это один и тот же механизм частной собственности и рынка. Чтобы спасти природу, «зелёным» вместе с «красными» надо остановить, а не обслуживать эту мясорубку. И хотя бы «не крутить ручку»: нашими заявками на гранты, «позициями» в НПО и на вузовских кафедрах… Неспособность осознать реальность перемалывающих природу «рыночных механизмов», непонимание личного участия в работе этого Молоха – этический дефект того же рода, что у пилотов «летающих крепостей». Они тоже просто «хорошо делали свою работу», выводя бомбардировщик на цель, благо высота полёта и современный механизм бомбометания избавляет от необходимости лично наблюдать результаты (точно также, как и в рыночной экономике).

Пишу и понимаю: этот выбор необходим, но невозможен при нынешнем составе природоохранных движений. Именно поэтому этика обсуждается вместо социальной философии, а в священности дикой природы убеждают тех, у кого это и так внутреннее чувство (стоило б попробовать это объяснить продавцу в салоне сотовой связи, который копит на квартиру в Москве). Меня всегда интересовало, какое отношение имеют рассуждения о «чувстве священного» и о «неприкосновенности» дикой природы к тем реальным людям, кто заполняет цеха, учреждения, институты и офисы, под завязку набитые навороченной техникой, и которые вечером возвращаются во дворы и квартиры, где природы всё меньше, бытовой техники – всё больше. Они что, в компании в лесу, за шашлычком, о котором потом смачно расскажут сослуживцам, говорят о красоте дикой природы или хотя бы духовных ценностях? Или, может, для них священны и неприкосновенны хотя бы другие люди? которых они не колеблясь пользуют в собственных интересах или просто схарчат, если только могут дотянуться.

Сеять идеи природоохраны в этой среде – что бросать семена в песок или на камень. Оценка методом «готовности платить» показывает, что в странах «первого мира» граждане готовы отчислять на охрану природы в месте своего  обитания в среднем около $100 в год, в странах «второго» и «третьего» мира – от $5 до $50 (Медведева, 1998). Их суммарная потребительская активность в то же год производит экологических проблем на сумму, большую на один-два порядка, в городах – и на три. В основном это стихийное уничтожение зелени с загрязнением почвы во дворах, вместе со стихийной рекреацией или незаконным строительством в городских ООПТ (Курбатова и др., 2004).

Дело в том, что человек «рыночного общества» несвободен в первую очередь даже не в действиях, а именно в мыслях, в ценностно-мотивационной сфере. «Жить в обществе и быть свободным от общества» не то, что нельзя, - общество эффективно препятствует этим попыткам, рыночное – эффективней других. Напряжённость конкуренции на рынке труда в среднесрочной перспективе только растёт – вместе с инфляцией, съедающей сбережения. Это давление конкурентной среды в условиях растущей безработицы настолько заставляет «крутиться», что в сознании человека среднего полностью доминирует установка «не мешайте нам жить так, как мы привыкли!». Все когнитивные способности идут на поиск способа «держаться на плаву» (для бедных) или заработать больше для среднего класса, особенно когда налаживается «жизнь в кредит».

Экологисты могут преодолеть сопротивление этого «пассивного большинства», склонив «власть» и «деньги» на свою сторону (на это, собственно, и направлена вся социальная политика таких мощных организаций, как WWF или Гринпис). В конце концов, в социальной иерархии они «выше» своих потенциальных антагонистов-природопользователей. Бюджет ЦОДП или СОЭС превосходит бюджеты сопоставимых кафедр и факультетов университета, уровень зарплат в природоохранных НПО в 2-3 раза выше, чем служащих сходной квалификации и сопоставим с зарплатами в коммерческом секторе (Яницкий, 1996).

Но тактика силового воздействия на «молчаливое большинство», помимо очевидной аморальности, ведёт к упущению времени. На «давление» идут время и силы, которые в отсутствии общественного сопротивления могли бы быть затрачены на спасение каких-то видов или ценных природных объектов, и при существующем положении вещей баланс «спасённой» и «упущенной» природы не в пользу экологистов.

В отличие от закипающего молока природа может «убежать» только один раз. Отсюда единственный (хотя и самый трудный) вывод – чтобы люди услышали наши доводы в пользу иного отношения к природе, от нас самих требуется прямо противоположное отношение к «рыночной действительности» вокруг. Надо отказаться от сегодняшнего принятия и использования возможностей рыночной системы, от пропагандирования её ценностей, включая пропаганду собственным жизненным успехом.

«Зелёным» стоит отвергнуть рыночную систему в силу её очевидной антиприродности, это тот самый долг, который платежом красен. Лет через 25-30 этот выбор за нас сделает следующее поколение «насмешкой горькою обманутого сына над промотавшимся отцом» (тем более, что судя по моделям  пределов роста, лет 30 и осталось, Meadows, 2004).

Напрашивается параллель с врачеванием. Врач, концентрирующийся на лечении, заинтересован в росте числа больных; они позволяют лучше отточить мастерство и дают заработать. Врач, воспринимающий своё дело не как профессию, а как социальную миссию, хочет уменьшить число больных, и ведёт санитарную работу.

К слову, высказанные тезисы – не просто «утверждения», они основаны на фактах, допускающих независимую проверку. Достаточно по любой группе биоты или по любой стране мира посчитать отношение числа спасённых и «упущенных» видов или сообществ, бывших вполне благополучными ещё 30-40 лет назад, и затем посмотреть, улучшается этот индекс во времени, или нет. Если нет – пора менять именно социальные идеалы.

Вряд ли вызовет вопрос сам тезис, что биосферу надо охранять во всех его проявлениях, и с учётом неравной ценности редких, угрожаемых видов/сообществ по сравнению с обычными и устойчивыми. Даже странно, что этот тезис требует доказательства именно в этическом плане (см. Грищенко, 2004).

Любая практическая этика говорит, что в первую очередь надо накормить голодного, а не своего «ближнего», или у охотников – сперва дать собакам поесть, потом самому. Так и с редкими видами, не способными выжить/восстановить свои «позиции» в природных сообществах без продуманного и целенаправленного человеческого вмешательства. Это в общем, банальность, не банален тот, что без изменения социального идеала и при существующем положении вещей всё больше видов и сообществ будут вымирать раньше, чем до них «дойдут руки», деньги и кадры, что и иллюстрирует мой список.

Источники

Грищенко В.Н., 2003. Мировоззрение и права природы.// Гуманитарный экологический журнал. Т.5. Спецвыпуск. С.74-80.

Грищенко В.Н. 2003. Миф о ноосфере как путеводная звезда охраны природы// Гуманитарный экологический журнал. Т.5. вып.1-2. http://www.ecoethics.ru/m12/

Грищенко В.Н., 2004. О Красной книге, этике и логике// Гуманитарный экол.журнал. Т.6. Спецвыпуск. С.136-141. http://ecoforum2.narod.ru/hem6s/discus2.htm

Экономика сохранения биоразнообразия. Справочник. М.: Проект ГЭФ «Сохранение биоразнообразия Российской федерации». Институт экономики природопользования, 2002. Ред. С.Н.Бобылёв, О.Е.Медведева, С.В.Соловьёва. С.223-225.

Яницкий О.Н., 1996. Экологическое движение в России. М. 216 с.

Meadows D., Tapley D., 2004. Limits of the Growth. 30 Year update. http://www.chelseagreen.com/2004/items/limitspaper

 

Tags: , , ,

74 comments or Leave a comment
Comments
freedom_of_sea From: freedom_of_sea Date: October 18th, 2007 11:00 am (UTC) (Link)

пряников на всех не хватит

пряников на всех не хватит не только при капитализме, но и при любом другом строе.
В то же время, если бы люди прониклись охраной природы, то и при капитализме защитили бы ее , путем налогов и штрафов.

Что же касается изменения сознания людей, то без промывания мозгов это неразрешимая задача.
Может быть, лучше было бы секвенировать гены исчезающих видов, и позволить им вымереть, как собственно и происходило миллионы лет.

Это не первое глобальное вымирание видов (хотя первое антропогенное), и не последнее.

Зато, хотя и в меньших размерах, создаются новые виды типа помойных чаек и т.д. благодаря новым нишам созданным человеком.
wolf_kitses From: wolf_kitses Date: October 18th, 2007 11:14 am (UTC) (Link)

Re: пряников на всех не хватит

O ja ja!!!
Про пряники - да, ещё Окуджава очень убедительно пел.-:)))
//Это не первое глобальное вымирание видов (хотя первое антропогенное), и не последнее. Зато, хотя и в меньших размерах, создаются новые виды типа помойных чаек и т.д. благодаря новым нишам созданным человеком.//
А вот это извините уж и комментировать не буду - бред полнейший. Темпы антропогенного вымирания превышают таковые в "естественных" экологических кризисах, скажем в меловом на 2-3 порядка. См. рабоиты В.В.Жерихина.
И никаких новых видов не возникает (про помойных чаек - рыдалЪ). Вот помойные человеческие типы порождаются рыночной экономикой - вышибала, охранник, сутенёр, эффективный менеджер, и пр.
И чтоб им по-окуджавски пряники доставались! уж лучше дальневосточного леопарда спасти вместе с десятком других видов, неизвестных для публики
li_c From: li_c Date: October 18th, 2007 11:16 am (UTC) (Link)
В таких случаях всегда хочется спросить: и что конкретно делать? КАК отвергают рыночную систему? По возможности, без кровавых революций.
Альтернатив гринпису и ввф нет, как я понимаю...
wolf_kitses From: wolf_kitses Date: October 19th, 2007 06:53 am (UTC) (Link)
Боюсь эту тему мы с Вами уже обсуждали. Кровавость революций определяется целиком и полностью интенсивностью белого террора - сопротивлением тех кто хочет сохранять режим угнетения и дальше. И тут не имеет значение, делают они это из личной корысти, из глупости, из страха перед "грядущим хамом" и "внутренним варваром" и пр. Скажите пожалуйста, когда Сергей Эфрон из семьи с хорошими революционными традициями не разобравшись ушёл воевать за белым, сколько таких же юношей, честных и чистых, увлёк он своим примером? Или когда его супруга писала вдохновенные "белогвардейские" стихи, и в своём дневнике за 1918 г. пересказывала черносотенные сплетни такого пошиба что до 1917 побрезговала бы даже слушать - они не увеличивали кровавость революции? Безусловно да! людям же свойственно подражать в выборе либо хорошим людям (которых мы знаем как честных малых), либо великим поэтам учёным артистам и пр. Помните наш разговор о вине интеллигенции которая положила камень в протянутую руку большевиков?
А там где сопротивления "белых" нет революция совершается мирно (Венгерская сов.республика). А вот подавление ревоюции всегда кроваво - контрики благородными быть не умеют -:)))
idelsong From: idelsong Date: October 18th, 2007 11:39 am (UTC) (Link)
Причем тут рыночная экономика? У вас есть основания считать что в Северной Корее с вымиранием видов дела обстоят лучше, чем в Южной? Поделитесь.

В противном случае обвинение выглядит голословным.

Уничножение лесов на острове Пасхи, моа - в Новой Зеландии, гигантского гуся - на Гаваях - это все антропогенные эффекты, не имеющие ничего общего с рыночной экономикой.
wolf_kitses From: wolf_kitses Date: October 18th, 2007 11:59 am (UTC) (Link)
Вы угадали: в северной корее сохранилось существенно больше старовозрастных лесов чем в южной: особенно у 38-й параллели и в чёрных горах. И реликтовый ареал местного подвида яванской желны (Dryocopus javensis) расположен именно на "северной" территории. Не зря при всяком высвобождении предприимчивости населения от любых социальных скреп - что социализма что традиционного общества что после 1861 что после 1991 - результат один и тот же. Падает лесистость, выбивают крупных хищников копытных вообще все ценные виды. Что мы и видим у нас в СНГ, особенно в Киргизии, Грузии, Узбекистане казахстане. Истребление крупных видов на островах (или леса как на о.Пасхи) заселяесмых небольшой группой вселенцев - а это все приводимые Вами примеры - также показывают необходимость социальных скреп для сохранения природы (если бы островитяне жили там всегда, они бы их выработали).
То есть для сохранения природы нужны социальные скрепы ограничивающие предприимчивость иначе ловкие людишки всё переработают в товар - лес в брёвна, тигров - в препараты китайской медицины и пр. И те скрепы которые предлагал социализм с опорой на знание и сознательность, ИМХО лучше чем скрепы традионного общества с опорой на обычай и религию.
babs71 From: babs71 Date: October 18th, 2007 11:46 am (UTC) (Link)
Не знаю, не знаю. Тут ведь есть несколько тонкостей. Как раз в тех странах, где природу охраняют плохо, либерализмом обычно и не пахнет. ;-)
Кроме того, на мой личный вкус охрана именно "дикой природы" не является высшим приоритетом. ИМХО, приоритетом является поддержание такого состояния природы, которое позволяет нормально существовать Homo Sapiens (как виду в целом, так и его отдельным членам). И представители этого вида должны жить более-менее долго и более-менее сыто и счастливо. И подобные возможности человечеству реально дал именно либерализм в компании с научно-техническим прогрессом. И если для поддержания такой ситуации отдельные виды южноафриканских дятлов должны вымереть (при том, что в целом экологическая система останется устойчивой) - значит такова их судьба, борьбу за существование еще никто не отменял.
Да, безусловно желательным является сохранить как можно больше видов (хотя бы из соображения "авось пригодится"). Но приоритетной эта задача являться не может.
wolf_kitses From: wolf_kitses Date: October 18th, 2007 02:06 pm (UTC) (Link)
Вы путаете экономический либерализм следствие которого - вовлечённость страны в мировую экономику, и либерализм в обиходном смысле слова (мягкость режима, следование правам и свободам чела). Второе для самих либералов отнюдь не главное - когда прибыля под угрозой, они зовут пиночетов. Индонезия или Таиланд, Колумбия - вот страны предельно рыночные с максимальным ущербом для дикой природы. А права и свободы человека это отдельная хотя и не менее достойная тема
natchalnik From: natchalnik Date: October 18th, 2007 02:03 pm (UTC) (Link)

Благие намерения

Намерения очень и очень благие. Однако на сей момент я механизма всего этого не просматриваю... ТНК и НПО в общем-то плевать на наше мнение. Должно случиться что-то более серьёзное.
wolf_kitses From: wolf_kitses Date: October 20th, 2007 03:48 pm (UTC) (Link)

Re: Благие намерения

А если мы сами не будем идти на службу в ТНК и НПО? Как писал Толстой - если б никто в армию ене шёл, убийств на войне бы не было???
freedom_of_sea From: freedom_of_sea Date: October 18th, 2007 02:18 pm (UTC) (Link)

уровень жизни

но ведь невозможно сберечь природу, не уменьшая уровень жизни людей.
И в чем виноваты люди, которые свой уровень жизни ценят выше, чем существование дятлов?

Почему вы считаете, что можете решать за них?
wolf_kitses From: wolf_kitses Date: October 18th, 2007 02:29 pm (UTC) (Link)

Re: уровень жизни

А с чего Вы взяли что большинство людей желает непрерывно менять модели машин магнитофонов одежды и пр., как к этому их побуждает рыночная экономика? Большинство людей хочет постоянной работы, нормального образования и лечения для своих детей, чтобы окружающие их вещи были работоспособными и надёжными. Как фотоаппарат ФЭД и другие лучшие варианты советских вещей. Если серьёзно когда экономика растёт не экспоненциально, как рыночная, а линейно как плановая, и люди живут достойно и природа сохраняется. А когда экономика рыночная с природой постоянно происхолдят такие вот вещи (см. "Рынок против Олимпии", http://wsf1917.livejournal.com/39523.html)
Как я могу решать за других? Очень просто: я высказываю своё мнение, и если оно окажется интересней убедительней других оно распространяется в полпуляциях, а его альтернатива гаснет. Б-жий суд, поле, как говорили в средневековье.
Совершенно естественный и биологический даже способ горизонтального распространения идей: также точно распространяюися типы песен в популяциях воробьиных птиц.
mike67 From: mike67 Date: October 18th, 2007 05:23 pm (UTC) (Link)
Я пытаюсь схему уяснить. Выделяя на природоохранные мероприятия некий процент доходов от экономической деятельности, мы заведомо губим природу, так как охраняем за счет процента от того, что наносит вред. Так?
А всякие "экологически чистые" производства? Я понимаю, что абсолютной безвредности не бывает, но тут, кажется, уже другая привязка - не процентная, а запретительная. Скажем, по первой схеме, слив в речку ядовитые сбросы, ты вынуждаешься рекультивировать маленькую лужицу, заселив туда карпов. А по второй схеме запрещено выбрасывать отходы без утилизации и все тут.
Или вторая схема и есть в идеале то, что предлагается в посте?
wolf_kitses From: wolf_kitses Date: October 18th, 2007 06:28 pm (UTC) (Link)
Компенсировать уже произведённые загрязнения так как Вы предлагаете или иначе - это проигрыш во времени. Нужны заблаговременные действия по предупрежедению таких рисков. Территории дикой природы должны быть выделены и взяты под охрану раньше чем экономическое развитие - урбанизация ли, загрязнение поставит их под удар. Если думать в направлении идеальной схемы важны 2 момента. Всякий произведённый товар это отложенный отход, и человеческое хозяйство подобно экосистеме в том отношении что есть продуценты, консументы, а вот редуцентов резко не хватает и те что есть неспециализированные (мы сжигаем или хороним мусор, а в природе каждому типу отходов свой потребитель - грубым листьям свойц, нежным листьям свой). По понятным причинам 90% общества не может как в экосистеме специализироваться на очистке какого-то вида отходов. Значит, люди будут производить больше загрязнений чем успевают их сами очищать и нужно заранее предусмотреть территории дикой природы на периферии ареалов хоз.акт-ти где природные сообщества за бесплатно будут это очищать. То есть каждому воздействию или территориальному очагу разрушения экосистем предусмотреть зелёное пятно территориальной компенсации, и его уже трогать нельзя. Типа кажлому городу по зелёной зоне а каждой урбанизированной области по малонарушенной периферии с зап-ками и нацпарками.
Но при экспоненциальном росте экономики "пятна нарушений" будут разрастаться и разрушать природные территории даже если они выделены и районированы заранее.
Нужен или линейный рост или ограничение наиболее разрушительных видов потребления - в городе это автомобили, в лесу и в океане - некоторые виды промыслов, некоторые способы ведения с/х. Например, если бы горожане ездящие на авто оплачивали бы не только само авто и бензин но и экологический ущерб и ущерб здоровью сограждан (который скалькулироваить легче лёгкого) все б давно пересели на общественный транспорт. Об этом ещё Хэйли писал в "Колёсах". А если территории дикой природы выделены и не разрушаются - все те птички о которых я так пекусь сохраняются сами собой.
Именно в этом видит выход МЕдоуз в той книжке что я цитирую
From: joppux Date: October 18th, 2007 09:58 pm (UTC) (Link)
> Надо отказаться от сегодняшнего принятия и использования
> возможностей рыночной системы, от пропагандирования её
> ценностей

Да! Даешь экофашизм!
wolf_kitses From: wolf_kitses Date: October 22nd, 2007 12:26 pm (UTC) (Link)
Ну, настоящий фаш9изм страшнее, когда либералы нанимают всяких там пиночетов-путиных, чтобы отстоять свои прибыля. Экофашизм - бумажный тигр, а вот экологическое движение позволяет как-то где-ито корпорации и обуздать
michail_tz From: michail_tz Date: November 8th, 2007 08:25 pm (UTC) (Link)
По тем же самым соображениям глубоко религиозные аболиционисты США отвергали рабство на Юге, очень эффективное экономически – как погибельное для души.

Я прошу прощения, но этот тезис мне видится несколько... Мнэ-э... Натянутым, я бы так сказал.
Гражданская война в Америке никогда не была религиозной войной, ведущейся во имя спасения души. И слава богу, в которого я не верю. Потому как примеры войн, ведущихся ради спасения души, дадены нам Европой в более, чем достаточном количестве: достаточно вспомнить войну с катарами или Варфоломеевскую ночь.
Религиозные фанатики - да, были: но вовсе не они начали войну, и вовсе не они в ходе войны играли основную роль. В конце концов, северяне и южане в основном верили в одного и того же протестантского Бога (Маль К.М. Гражданская война в США 1861-1865. — М.: ACT; Мн.: Харвест, 2002 - http://militera.lib.ru/h/mal_km/index.html)
Война в Америке была противостоянием двух экономических систем: промышленно развитого Севера и экстенсивного аграрного Юга, и закончилась она ровно так, как и должна была закончиться война экономической системы образца XIX века против экономической системы образца начала нашей эры, пусть и имевшей подпитку стероидами в виде высоких мировых цен на хлопок.

Относительно же основной темы, пожалуй, имею сказать только, что способы воздействия на т.н. "окружающую среду" (четверг, пятницу и т.д.)у капиталистического и социалистического вариантов принципиально разные, и потому сравнивать их сложно. Но в среднем по госпиталю одно другого стоит.
Капиталистический вариант с его частной инициативой я бы образно говоря, сравнил со стаей пираний, которые обгладывают плывущее животное до чистых белых костей. Социалистический же с его гигантоманией и чудовищной неэффективностью по ресурсам (примеры, думаю, у всех найдутся), я бы уподобил акуле, которая походя половину отхватила и заглатывала, уже уплывая дальше по своим акульим делам. Да, после акулы от нашего подопытного животного осталось несколько побольше (а могла сожрать целиком и с костями, тут как повезет), но к жизни оставшееся пригодно не более, чем чистый белый скелет после пираний.

И еще немного буквоедства.
в странах «первого мира» граждане готовы .... Их суммарная потребительская активность в то же год производит экологических проблем на сумму, большую на один-два порядка, в городах – и на три. В основном это стихийное уничтожение зелени с загрязнением почвы во дворах, вместе со стихийной рекреацией или незаконным строительством в городских ООПТ (Курбатова и др., 2004) Курсив мой.
Простите мне мой суахили, но либо Ваши источники сильно заблуждаются насчет значимости различных экологических проблем, либо же, если они верны и основные экологические проблемы в капстранах связаны с загрязнением почвы во дворах и стихийной рекреацией/застройкой городских ООПТ: добрые люди, все дружно топаем в капитализм, как самый экологичный общественный строй всех времен и народов.

Как-то примерно так...
steissd From: steissd Date: April 24th, 2008 10:45 am (UTC) (Link)
Не вижу поводов для пессимизма. Всё сказанное означает лишь одно: человечество просто стало одним из эволюционных факторов в природе. А в процессе эволюции виды возникают, изменяются и исчезают. И если какой-то вид из списка исчез, а экологической катастрофы мировых масштабов с превращением Земли в место, непригодное для проживания, не произошло, то это означает только одно: место исчезнувшего вида в пищевой цепочке занял другой вид.
Допустим, императорский дятел, как и любой другой, уничтожал вредителей зелёных насаждений. Не от большой сознательности, а просто удовлетворяя свои потребности в питании. Так ведь эти самые вредители от этого не стали несъедобными (не для нас, а для птиц). И освободившимся пищевым ресурсом воспользуется другой вид, который более приспособлен к сосуществованию с таким эволюционным фактором, как человек и его хозяйственная деятельность.
Люди — это тоже биологический вид, и мы стремимся максимально расширить свою нишу (вплоть до того, что некоторые мечтатели даже о заселении дальнего космоса толкуют). В этом нет ничего противоестественного, напротив, это — закономерность, характерная для всего живого. Ну а другие виды должны либо приспособиться к этому (вот те же крысы не исчезли даже вследствие их сознательного истребления), либо стать экспонатами музея в виде тушки/чучела/DNA sample.
Меня куда как больше заботит проблема бедности и болезней среди людей. В том числе и аспекты, связывающие её со свободным рынком.

Edited at 2008-04-24 10:49 am (UTC)
wolf_kitses From: wolf_kitses Date: April 24th, 2008 10:58 am (UTC) (Link)
Проблема бедности с этим неразрывно связана. Рынок обогащает богатых и давит бедных: Бедные люди стремясь выжить ведут себя разрушительно - сводят леса, гробят редкие виды, и т.п. Живой покров планеты оказывается крайним и самым слабым партнёром в социоэкономической системе, а его разрушение - это всё равно что топить частями нашего дома. Хотя биологи делят виды на средообразователи, без которых экосистема деградирует и рушится, и прочие типа не важные, на деле важны все. Характер дубового леса опередляет взрослый дуб, но без 150 видов трав в травяном ярусе не идёт нормальное воспроизводство дубов в первом ярусе и исчезает дубрава. От от скажем вытаптывания разнообразие видов трав падает видов до 50-60.
И так со всеми группами видов, поэтому вымирание такая же общеэкосистемная опасность, как скажем, глобальное загрязнение и даже большая.
Ведь люди уже жили в предельно загрязнённой среде (средневековье) да жили мало болели и умирали, но без лесов лугов и почвы жить вообще нельзя.
(Deleted comment)
wolf_kitses From: wolf_kitses Date: April 30th, 2008 10:41 am (UTC) (Link)

Re: Иллюстрация

В СССР Госплан искажал вообще все цены, и Вы наверное, лучше меня знаете, что штраф за убитого браконьером тигра был ниже его реальной ценности.//
Главное из-за чего исчезают виды - не прямое истребление а разрушение местообитаний (сведение и трансформация лесов, распашка степей и пр.). При капитализме экономика всегда растёт экспоненциально, при социализме - линейно, при одной и той же степени урьбанизации и индустриализации территории. В первом случае естественные биотопы не успевают восстанавливаться, во втором успевают. Поэтому под Берлином и Франкфуртом медведей глухарей и рысей давно нет, под Москвой ест ь и вымирать не собираются, при одной и той же степени урбанизации "ядра региона".
Ценообразование здесь не при чём только скорость отторжения экономикой площадей у природы которое у диких видов выбивает почву из-под ног. При социализме это происходит медленней и они успевают куда-то перескочить а там куда перескакивают природа и раны успевает затягивать.
Поэтому тигры у нас в Приморье подняли численность до предела даже вне заповедников а их истребление началось лишь с 90 г., когда туда прибыли заготовители из Китая, а в КНР они давно истреблены
maria_gorynceva From: maria_gorynceva Date: May 18th, 2009 08:07 am (UTC) (Link)
Я Вас просто люблю, камарад!
Вы как будто мои собственные мысли излагаете...
From: (Anonymous) Date: February 3rd, 2013 01:30 am (UTC) (Link)

vphsefwuiy

rkxtvohqyz
74 comments or Leave a comment