Вольф Кицес (wolf_kitses) wrote,
Вольф Кицес
wolf_kitses

Categories:

Ещё о женщинах в традиционном обществе



Я писал, что «патриархат» - это власть старших, а не «власть мужчин» и достаточно часто это старшие женщины. Недавно читал в книге Екатерины Цимбаевой про Грибоедова, что сходная ситуация была в александровскую эпоху у дворянства Москвы и др. крупных городов империи:


"Друзья Александра уехали в армию: Чаадаевы, Щербатов и Якушкин – в Семеновский полк, младший Лыкошин – в Преображенский, все Муравьевы – в штабы корпусов разных русских армий. Носить в такое время студенческий мундир, сидеть с матерью в Москве казалось Грибоедову постыдным. Он мечтал отправиться вслед за друзьями, но мать жестко и резко осадила его. Без ее согласия, конечно, ни один полковник не осмелился бы принять к себе молодого человека. Настасья Федоровна не была еще старухой, но связи имела огромные, характер тяжелый и легко могла испортить карьеру офицера, а сына при желании упечь хоть на Соловки за непослушание священной родительской воле. Это было в ту пору очень тяжелым, почти уголовным обвинением.

Так, например, случилось с полковником Депрерадовичем, заслуженным боевым офицером, которого мать вздумала обвинить в неуважительном к ней отношении. Все знали, что единственная вина полковника – нежелание уступать матери безраздельно все имение; но сделать ничего не могли. Император лично отдал приказ о содержании полковника в крепости, доколе он не согласится коленопреклоненно просить у матери прощения за ненанесенные обиды. Депрерадович наотрез отказался и целый год просидел в заключении.

В конце концов мать изволила его «простить» – но имение не отдала! Родители воистину имели полную власть над детьми, и благо, что они редко ею пользовались, по незнанию отечественных законов...

...влияние женщин в свете было куда значительнее, чем влияние отставных или опальных сановников. Жизнь и мнение Москвы определяли старухи. И это вполне понятно. По естественному ходу вещей, среди пожилого, уважаемого поколения они составляли большинство. Так – всюду, а особенностью Москвы являлось почти совершенное отсутствие зрелых мужчин в расцвете сил и карьеры. Здесь жили одни еще не служащие юнцы да уже неслужащие пожилые. Даже московские чиновники, вплоть до главнокомандующего, набирались из тех, кто не хотел или не мог рассчитывать на лучшую участь.
Но отнюдь не числом своим подавляли старухи московское общество. Это со стороны кажется, что женская жизнь была бедна событиями и волнениями потому только, что спокойно протекала на одном месте, в то время как мужчины отправлялись на войну или перемещались по делам службы. Какие особенные беспокойства угрожали мужчине? На войне он мог получить увечье или погибнуть – но смерти боятся одни трусы, а увечье чем страшно? оно принесет почетную отставку, уважение, пенсион, а потерю руки, ноги или глаза возместят слуги, иначе для чего они существуют? В мирное время или в статской службе волнений больше: заботиться, чтобы не обошли чином, переживать, когда обойдут, подличать перед высшими в надежде на скорое повышение…

Всё так, но интригами при императоре Александре многого нельзя было достигнуть, да и начальника мелкий чиновник видел редко, а крупному лебезить не пристало. И в любом случае раболепствование могло научить потакать чужим порокам и прихотям – но и только.
Иное дело женщина. С самых юных лет она приучалась к необходимости найти себе мужа, всё ее существование подчинялось этой заветной цели. Годами она сообразовывала свое поведение со вкусами молодых людей и одновременно с одобрением пожилых дам. К семнадцати годам она лучше понимала мысли окружающих, чем мужчина в двадцать пять лет.

Наконец, она выходила замуж и с радостью мелко мстила мужу за все тревоги, которые перенесла в погоне за ним (ведь развестись с ней он не мог!), а он не умел ответить: бить ее он не смел, а бороться иначе был неспособен. Она лучше его знала людей, их слабые струны и могла убить словом или взглядом; он же всегда занимался одним собой да, может быть, непосредственным начальником и плохо разбирался в человеческих душах, тем более женских».


Другой пример: в средневековом европейском городе женщины допускались к ремеслу примерно вровень с мужчинами, какие-то привилегии были у тех, какие-то у других.


Репина Л.П., 1999. Женщина в средневековом городе// Город в средневековой цивилизации Западной Европы. Т.1. С.207-211

Ситуация, когда женщины удаляются из общественного производства и преимущественно обслуживают мужчин (или, в более мягкой форме, когда преимущественно женские занятия делаются невыгодными и непрестижными, а из ставших выгодными/престижными женщин быстро вытесняют) появляется лишь при раннем капитализме. Тогда же наблюдается максимум дискриминации, когда в правовом отношении она делается фактически имуществом мужа.

Tags: история СССР, книги, социальная история, средневековье, традиционное общество
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 28 comments