Вольф Кицес (wolf_kitses) wrote,
Вольф Кицес
wolf_kitses

Categories:

Купи еды в последний раз!

В 1950-2005 гг. мировое производство зерна увеличилось с 631 до 1860 млн. т., то есть почти утроилось. Производство пищи  росло быстрей, чем население Земли – душевая обеспеченность зерном выросла с 247 кг на чел. в 1950 г. до 342 кг в 1984 г. Прибавка составила около 80%. Однако далее в 1990-х и 2000-х гг. душевое производство зерна снизилось по сравнению с пиком 1984 г. и составило 305-308 кг/чел. (Состояние мира, 2003).

Совсем не из-за мальтузианских причин и не из-за «демографического взрыва». Просто зерно производимое в странах 3-го мира с наибольшим ростом урожайности (Египет, Мексика, Индонезия, Индия), где и голодных немало, используется не для накормления своих голодных, а для производства мяса в развитых странах.

Хорошо известно, что с ростом уровня доходов люди начинают потреблять больше мяса, фруктов и шоколада. В период с 1950 по 1990-е годы это произошло во всех развитых странах, - даже в тех, культура которых не предполагает значительного «мясоедения», скажем в Японии (Небел, 1993).

Но в интенсивном с/х для откорма 1 кг свинины или бройлера или карпа требуется 3-6 кг зерна (в природе – 10 кг зелёной массы, человек эффективней). Соответственно, для суммарного потребления мяса жителями развитых стран уже недостаточно их собственных экосистем, полей и пастбищ, для производства нужного объёма кормов, и они предъявляют платёжеспособный спрос, заказ, на производство кормов в странах третьего мира. И действительно, на фоне снижения душевого производства зерна в мире производство мяса продолжает расти, в первую очередь в странах Европы и в Китае (Состояние мира, 2003).

И главное, при перемещении кормов, фуражного зерна из Египта и Индии в Данию и Голландию экосистемы разрушаются и там и там. В точке отправления почвы теряют питательные вещества, усвоенные из них растениями, в точке прибытия, наоборот, почвы, водоёмы и водотоки загрязняются избыточным количеством биогенов, особенно азотом и фосфором (Медоуз и др., 1994).

Другая причина того, что рост душевого производства зерна не решил проблему недоедания и голода, также связана с капитализмом. Это потеря пашни: пахотная площадь, приходящаяся на одного человека, в 1950 г. составляла 0,23 га, в 1995 г. – 0,12 га. Если экстраполировать эту линию регрессии в будущее, то она пересечёт ось абсцисс с 2028-2030 году. Целины на земном шаре больше не осталось – освоение новых территорий потребует сведения лесов, а это снизит урожай, в первую очередь за счёт возникновения дефицита воды там, где он до сих пор ещё не возник. Дозу удобрений также увеличивать бессмысленно: потолок урожайности, связанный с внесением удобрений уже достигнут (а концентрация удобрений и их метаболитов в с/х продукции становится опасной для здоровья), и сейчас урожайность земельных ресурсов определяется уже наличием воды, скоростью засоления и потери почвы.

Два последних параметра тесно связаны с урожайностью: чем больший урожай фермер снимает с га, тем выше вероятность потерять этот га в следующие годы. Для развитых капстран этот коэффициент риска потери почвы при избыточной интенсификации хозяйства составляет 0,8-1, для развивающихся 0,9-1,2, для СССР и соцстран был существенно ниже – 0,2-0,4 (Устойчивое развитие: ресурсы России, 2004).

Рыночные стимулы губить почву ради максимизации барыша сегодня оказываются существенной сильней требований плана «повысить урожайность на столько-то!» (что часто оборачивалось засолением или пыльными бурями).

Другая причина потери почвы также связана с рынком. Стоимость городской земли постоянно растёт, сельскохозяйственной – стабильна или же падает, поэтому фермерам в пригородах выгодно продавать земельные участки под застройку. Больше всего наиболее продуктивных угодий мира – в развитых странах, а теперь с началом массовой урбанизации и в развивающихся – было потеряно именно из-за разрастания городов (Состояние мира, 2003).

Соответственно, если маховик рыночной экономики не будет остановлен, ресурсы обеспечивающие возможность производства пищи – почва и вода – очень скоро разбазарятся даже в развитых странах, оставив временное изобилие не очень полезной еды на полках супермаркетов.

Не говоря уже о том, что проблема голода не будет решена, ведь если еду покупают за деньги, а производство разных видов еды определяется платёжеспособным спросом едоков, то до ¾ земельно-водных ресурсов будут обслуживать не производство еды для голодных, а производство лакомств для страдающих от переедания. Например, для производства фуа-гра требуется в 2-3 раза больший расход кормовой кукурузы чем при откорме той же самой птицы на мясо.

Опять же возможность производства пищи – вода и почва – очень скоро окажется не избыточным, а дефицитным ресурсом (фактически уже оказалась, только мы это не готовы признать). Дефицитные же ресурсы нельзя продавать за деньги, их следует распределять – как распределяли по карточкам в военной Германии 1918 или Англии 1944 г.  Сравнение с военным временем более чем естественно – проблемы голода, производства пищи – результат той войны с природой, которую вот 100 последних лет ведёт  и выигрывает  капитализм.

Источники

Медоуз Денис, Медоуз Донелла, Рэндерс Й., 1994. За пределами роста. М.: Прогресс. 304 с.

Небел Б. Наука об окружающей среде. Как устроен мир. В 4-х т. Т.1. М.: Мир, 1994. 424 с.

Состояние мира. 1999. Доклад Worldwatch Institute о развитии по пути к устойчивому обществу. М.: Весь мир, 2003. 384 с.

Устойчивое развитие: ресурсы России: Учеб. пособие для вузов / Н.П. Тарасова, Н.П. Лаверов, Е.Б. Кручина и др.; Под общ. ред. Н.П. Лаверова; Рос. хим.-технол. ун-т, Ин-т геологии рудных месторождений, петрографии, минералогии и геохимии РАН. М., 2004. – 212 с.

Human Development Report 1998. UNDP, NY. Oxford Univ. Press. 228 pp.

via wsf1917 (с некоторыми моими дополнениями)

Tags: глобальный капитализм, мировая динамика, охрана природы, пределы роста
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 73 comments