?

Log in

No account? Create an account
entries friends calendar profile Чулан и склад Вольфа Кицеса Previous Previous Next Next
Против "обмена еды на секс" - Вольф Кицес
wolf_kitses
wolf_kitses
Против "обмена еды на секс"
Продолжаю рассказывать о пунктах несогласия с замечательной книгой А.В.Маркова про эволюцию человека. Начало см. тут (размер мозга и ум) и тут (столкновения вокруг систематики). Здесь – про баги социобиологической модели происхождения взаимоотношений полов у человека Лавджоя.
В её рамках предполагается, что
1) ещё у австралопитеков возникла моногамия, и так сохранялась всю эволюционную историю гоминид, вплоть до нашего вида;
2) возникла она благодаря «обмену еды на секс», т.е. с самого начала половые роли были ровно те самые, что до сих пор нормативны для западного обывателя – муж «добытчик и защитник», а женщина сидит дома и готовит пищу.
Понятно, почему такие теории исключительно популярны среди публики: один переносят в прошлое и тем самым представляют «естественной» ту асимметрию половых ролей (и человеческих качеств), которую представляет миф о «добытчике – защитнике». Его появление в истории и социальные факторы, способствовавшие утверждению, см.тут.
Так или иначе, лавджоевская модель вызывает серьёзные возражения и плохо соответствует фактам:
А) известным относительно антропоидов. У охотящихся видов самки могут и охотиться сами, почему не нуждаются в выпрашивании у самцов. Если они используют на охоте орудия, то этому же обучают этому потомство (особенно дочерей). Вообще складывается впечатление, что у обыкновенного шимпанзе и оранга по части изготовления орудий и передаче «культурных навыков» потомству самки превосходят самцов.
Собственно, сам «обмен еды на секс» у антропоидов напрямую не показан, до сих пор чисто гипотетичен, но есть непосредственные данные против. Прежде всего, они делятся лакомой пищей, мясом или фруктами, с каждым, кто достаточно настойчиво просит, а не направленно с теми, кого хотят трахнуть. Больше того, предпочтение при дележе оказывается «друзьям» разного пола, «дружба» между которыми у обезьян (включающая частое общение, пребывание вместе, взаимную поддержку, позитивные контакты, не-конкуренцию друг с другом и пр.) не только не перерастает в секс, но скорей исключает подобное перерастание. Особенно, как говорил, у шимпанзе и бонобо;
Б) реконструируемым относительно гоминид. Моногамия австралопитеков крайне сомнительна ввиду сильного полового диморфизма, всё-таки значимо большего, чем у современных людей и последующих видов гоминид. Моногамные виды млекопитающих мономорфны, тогда как половой диморфизм (т.е. различия между самцом и самкой по костяку и пр. морфологии) в ходе антропогенеза уменьшается, эта тенденция продолжается и у современного человека.
То же верно для признаков сексуальной привлекательности, вроде отношения талии к бёдрам у моделей в модных журналах - общая «эфебизация» сглаживает различия.
ld9
Из Э.Аронсон, Т.Уилсон, Р.Эйкерт. Психологические законы поведения человека в социуме. Спб.: Прайм-Еврознак, 2002. С.267.

Напротив, разница мужского и женского психотипов, личностных характеристик и пр. – не уменьшаются, а по ряду данных растут. Правда, тут ряд наблюдений сильно короче.
Ещё довод против модели Лавджоя дало исследование игр у моногамных млекопитающих Callicebus cupreus и Microtus ochrogaster (примат и полёвка). Как известно, моногамия у млекопитающих редкость, у птиц же обычна,  а в некоторых таксонах и норма. У обоих видов случаях не выявлено каких-то половых предпочтений в выборе партнёров для игры, игры детёнышей «слепы» к их полу.
У людей всё не так. В детских группах формируется чёткая сегрегация по полу, мальчики водятся и играют с мальчиками, девочки с девочками, избегая контактов с полом противоположным (или, мягче, не вступая в них и тяготея к «своим»). Это особенно ярко выражено в период, когда формируется собственное «я», исчезают «автоматический» альтруизм и стремление к равенству, чтобы смениться дифференцированным и личным отношением к разным «другим», детям и взрослым. У всяких «примитивных» народов это менее выражено, чем в развитых странах, но тоже присутствует. То есть подобное разделение "мужского" и "женского" связано со спецификой человеческой социальности, почему вряд ли могло быть уже у австралопитеков.
Опять же, австралопитеки жили не в отдельных домах, а большими группами, где было по несколько самцов и самок. Могли ли они сохранить моногамию, спариваясь на глазах друг у друга в тесной пещере или на привале? Однозначно нет, хотя бы в силу эффекта взаимного облегчения, определяющего групповой взлёт, синхронное кормление и прочие групповые действия позвоночных, связанные с самостимуляцией на глазах друг у друга (и коллективный труд тоже). Аналогичные ситуации у современный людей однозначно приводят к «свальному греху» - каковой, собственно, и можно считать первичной формой полового общения людей.
В) антропологическим данным о «дикарях», охотниках и земледельцах (и крестьянах «культурных» народов), где обязательно есть, часто сакрализованный, беспорядочный свальный грех и/или половая свобода девушек перед замужеством. Иными словами, первобытные формы взаимоотношений полов включали в себя снятие обычных запретов на половое общение, хотя бы периодически.
Далее, данные антропологов для первобытных племён (Маршала Салинза и пр.) показывают «общество первоначального изобилия», где в еде попросту нужды не было, не было острой необходимости обменивать её на секс. Женщины могли собрать – и собирают реально – качественной белковой пищи сколько нужно, даже особенно не напрягаясь, все такие племена работают крайне мало. Охота на крупных животных, также как прочие специальные занятия, вроде искусства и пр. ритуального ремесла, производится в режиме игры, предмета роскоши, а соответствующие «специалисты» племени большую часть времени заняты просто бездельем.
Соответственно, охота на «горы мяса» была привилегией руководства или испытанием для него – в обществах с равноправием мужчин и женщин для обоих полов, с преобладанием мужчин – лишь для них. Всё сказанное для первобытных людей верно для автралопитеков, численность которых была ниже, а дичи – больше, в том числе и размерного класса, предполагающего лёгкую добычу с не очень опасной охотой. Поэтому в селективном давлении, постулируемом Лавджоем, не было ни необходимости, ни смысла.
Показательно, что с прогрессом женского равноправия растёт доля охотниц, также как интерес женщин к охоте и охотничьему оружию, что можно считать до некоторой степени восстановлением исходной ситуации в иных условиях.
Г) данным о происхождении моногамии у млекопитающих, детально изученным, скажем, на переходе от промискуитетных видов полёвок к моногамным. Там моногамия возникает отнюдь не через стремление самцов контролировать самок и быть «уверенными в отцовстве», тем более не через «обмен еды на секс», но из отцовского груминга – всё большего участия самцов в заботе о потомстве, когда они наравне с самкой греют его в гнезде и пр.
Причём высокие родительские качества у прерийной полёвки, где есть полиморфизм по этому признаку (моногамные и полигамные популяции) моногамия может быть индуцирована выращиванием детёнышей вторых в гнезде первых, и дальше передаётся как социальная традиция. Такое возможно даже у пенсильванской полёвки, где в норме забота самца о потомстве отсутствует вовсе:

«Экспериментальные исследования дают основания полагать, что тактильная стимуляция обеспечивает формирование стереотипа поведения с повышенной родительской заботой, который может передаваться от родителей потомству и закрепляться в череде поколений. Подтверждением тому служат результаты экспериментов с перекрестным выкармливанием детенышей у полевок пенсильванской и прерийной, Microtus pennsylvanicus и M. ochrogaster (McGuire, 1988), а также у особей из разных популяций M. ochrogaster (Roberts et al., 1998).
У прерийной полёвки заботу о потомстве проявляют оба родителя, а у пенсильванской – исключительно самки. Самцы второго вида выкормленные семейными парами прерийных полёвок, впоследствии проявляли повышенную заботу о собственных детёнышах. Во втором исследовании Roberts et al., 1998 сравнивали две популяции прерийной полёвки – в штатах Иллинойс и Канзас. В более сухих условиях Канзаса у прерийной полёвки обнаружены не моногамные, а полигамные семейные группы с менее устойчивыми парными связями, слабо выраженной филопатрией молодняка и пониженной родительской заботой у самцов.
Эксперименты с перекрёстным выкармливанием детёнышей парами, составленными особями из разных популяций, показали, что «гибридные» детёныши воспроизводят поведенческие характеристики самцов с повышенной заботой о потомстве.
Показательно также, что у общественной полёвки M.socialis повышенная забота о потомстве, характерная для особей, имеющих опыт выкармливания нескольких выводков, проявляется не у самок, а у самцов, причём наиболее существенные различия обнаруживаются, опять-таки, по такому  показателю, как груминг детёнышей (Anisimova, Gromov, 2006).
В наших экспериментах с монгольскими песчанками Meriones unguiculatus, выращенными в неполных семейных группах (без взрослого самца), обнаружен противоположный эффект: молодые самцы, не имевшие контактов с взрослым самцом, по достижении половой зрелости заботились о собственных детенышах в меньшей степени, чем самцы, выросшие в семьях с двумя родителями (Громов, 2009б). Подобные трансформации родительского поведения, происходящие не только у самцов, но и у самок, могут закрепляться в чреде поколений, и этот феномен, несомненно, имеет эпигенетическую природу (Шишкин, 1988).
Таким образом, дополнительная тактильная стимуляция детёнышей на ранних стадиях постнатального развития может приводить к существенным изменениям в их поведении по достижении половой зрелости, и эти изменения в наибольшей степени проявляются у самцов. Возникает закономерный вопрос: как повлияет на поведение потомства искусственное снижение тактильной стимуляции, например, при отсадке самцов, у видов с семейно-групповым образом жизни?
Ответ на этот вопрос был получен в эксперименте с семейными парнами обыкновенной полёвки в лабораторных условиях (Громов, 2008, в печати). Для проведения экспериментов были подобраны пары неродственных особей в возрасте 2,5-3 месяцев, выкармливающие первые выводки. Одну группу (контроль, 12 пар) составляли пары особей, выращенные в полных семейных группах (с двумя особями-родителями). Другую группу (опыт, 12 пар) составляли пары особей, выращенные в неполных семейных группах (без взрослого самца) в 3-х поколениях, для усиления возможного эффекта на поведение детёнышей.
Последующие наблюдения показали, что самцы третьего поколения, выращенные в неподных семейных группах (опыт),  значительно реже и менее продолжительно чистили самок, а также проводили время в гнезде, обогревая детёнышей, значительно меньшее время по сравнению с контролем. Таким образом, искусственное снижение тактильной стимуляции детёнышей со стороны взрослых самцов приводит к существенным изменениям в поведении потомков этого же пола по достижении ими половой зрелости.
У самок подобного эффекта не обнаружено, и это, с одной стороны, можно объяснить значительно более выраженным консерватизмом материнского поведения, на формирование которого слабо влияют внешние факторы, но с другой стороны – значительно меньшим влиянием самцов на формирование родительского поведения самок. Присутствие самца не является необходимым условием для развития нормального материнского инстинкта и это доказывается, в частности, тем, что у подавляющего большинства видов грызунов заботу о потомстве проявляют исключительно самки. Совершенно иная ситуация складывается у самцов: для формирования родительского поведения, связанного с прямой заботой о потомстве у особей этого пола, присутствие в семье взрослого самца является крайне важным и необходимым условием. И поскольку влияние самца проявляется в таких формах поведения, как скучивание с детёнышами и груминг (вылизывание), именно тактильную стимуляцию можно рассматривать в качестве проксимального механизма социализации, обеспечивающего формирование прочных парных связей и стереотипа поведения «заботливых отцов», столь характерного для многих видов грызунов с семейно-групповым образом жизни» (link).
Другие исследования показали, что модель «отцовство возникает из груминга» применима не только к грызунам, но и к приматам. Видимо, у всех птиц и млекопитающих моногамия связана с подъёмом готовности «среднего самца» вкладываться в заботу о потомстве как одного из способов укрепления социальности в сообществе как целом, а не со стремлением самок удержать "лучших" самцов около себя в «малой группе» - паре.
Тем более, как показано в «Родительском поведении млекопитающих» Е.П.Крученковой, именно в ряду приматов родительское поведение всё меньше зависит от эндогенных, в том числе гормональных воздействий, и всё большим оказывается формирующая роль социальных влияний, его стиль (степень развитости, совершенства) передаётся «сигнальной наследственностью» и пр. Логично считать, что у древних людей прочные связи самцов и самок возникали примерно таким же образом – как функция отношений в «большом обществе», именно прочности социальных связей даже в случае, когда члены группы надолго расходятся по своим делам и не видят друг друга, общей эгалитарности с игровым характером отношений, как у бонобо.
У всех же приматов прочные связи самца и самки в составе пары угрожают единству группы как целому и, в общем, несовместимы с ним (все моногамные виды приматов от игрунок до гиббонов – парные, не групповые). А единство группы и для антропоидов, и для древних людей было исключительно важным, особенно в условиях когда чем дальше тем больше они охотились на крупную добычу. Не случайно филогенез обезьян можно грубо разделить на 3 уровня организации: широконосые (Нового света), узконосые (Старого света) и высшие – антропоиды. На всех трёх «ступенях эволюции» моногамные виды - самые примитивные, дальше идут полигамные виды, самые высшие – промискуитетные. Для антропоидов это гиббоны, оранги и, наконец шимпанзе и бонобо  (австралопитеки, скорей всего, были сходны с последними). А вот над этим уже надстраиваются человеческие брак и семьи – но по причинам, связанным с разделением труда, и производящим хозяйством, а не сексом.

Поэтому «протобрак» мог быть никак не моногамным, а только групповым, а способы взаимоотношения полов связана с трудовой деятельностью в сообществе как целом, а не сексуальными взаимоотношениями индивидов, «плата» и «выигрыш» которых оценивается отбором. В том числе потому, что экспериментальные оценки естественного отбора в популяциях человека показывают, что до промышленной революции дифференциальная выживаемость давала основной вклад в селективное преимущество, роль дифференциальной плодовитости была пренебрежимо мала. То есть места для полового отбора в том виде, как он описан в книге А.В.Маркова, просто не было. Неслучайно сейчас палеоантропология движется от «эволюционной психологии»[1] к данной точке зрения, в свою очередь следующей из известной схемы Моргана-Энгельса-Нуаре.

Д) данным о моногамных видах воробьиных, примером которых (конкретно домовым воробьём) её иллюстрирует А.В.Марков.
Грубо говоря, моногамные виды у певчих воробьиных и других птиц чётко делятся на две группы. Для первой самец плюс самка у гнезда – это действительно пара. Доказательством наличия брачной связи здесь служат разнообразные формы поведения утверждающие единство пары, вроде дуэтного пения, аллопрининга и прочего нежного перебирания пёрышек. Дальше, если мы такой паре в эксперименте добавим лишних птенцов, так что будет труднее выкармливать, или уберём самца/самку, оставшаяся птица (-ы) будут компенсировать это интенсификацией кормления, а не постараются «дезертировать», чтобы найти лучшего партнёра в лучших кормовых условиях, как предсказывает социобиологическая модель «эгоистичного индивида».
Читать далее





[1]кавычки потому, что паттерны поведения, полагаемые ею инвариантом с биологической подосновой чем дальше, тем больше оказываются социальной и культурно релятивны. Так, показана культурная относительность базовых эмоций (п.9). Или по мере прогресса в области равноправия полов мужчины перестают искать красавиц, а женщины – богачей. «Эволюционная психология» же считает эти качества «данными от природы» и неизменными.
Да и взаимоотношения между ними противоположны предполагаемому. Не "биология" выбирает себе наилучшие, наиболее эффективные социальные проявления. Напротив, культурные и социальные феномены "подбирают" себе ту биологическую (физиологическую, генетическую и пр. эндогенную) базу, на которой способны проявляться и воспроизводиться в череде поколений с наибольшей устойчивостью к "возмущениям" - как внешним, так и внутренним. Вот хороший пример, как культурная передача (надевания дельфинами губки на рострум для защиты его чувствительных мест) ведёт к отбору генетической базы, обеспечивающей наибольшую устойчивость воспроизводства данного навыка. Проводя аналогии с письмом, сперва возникает культурное изобретение ("Пером движут 3 пальца, а болит всё тело"), а затем "тело" отбирается так, чтобы меньше болело и было наиболее удобным для культурного навыка и/или принятия социальных изменений. Отбор, понятное дело, стабилизирующий, использующий, среди прочего, эффект Болдуина.
Или вот как это происходит у людей при необходимости освоения принципиально новых навыков. при взаимодействии Вот пример из «культуры» дельфинов, а вот – у людей. То есть быть максимально независимыми от среды, что И.И.Шмальгаузен считал магистральной тенденцией для всех позвоночных, достигающей максимума у нашего вида.

Tags: , , , , , , , , , , , , , , ,

76 comments or Leave a comment
Comments
evgeniirudnyi From: evgeniirudnyi Date: March 30th, 2014 06:01 pm (UTC) (Link)
Я недавно для одного обсуждения искал информацию, какие отличия с точки зрения современной науки есть между обезьяной и человеком. Господин Дробышевский в своем труде Достающее звено пишет таким образом

«Что отличает нас от обезьян? Уникальные признаки человека

- прямохождение (бипедия);
- кисть, приспособленная к изготовлению орудий;
- высокоразвитый мозг.»

Можно узнать, как отвечает на этот вопрос господин Марков?
wolf_kitses From: wolf_kitses Date: March 30th, 2014 06:28 pm (UTC) (Link)
Узнавать надо у него, не у меня, чтобы не было испорченного телефона.
я сам вот что думаю
"человек не противопоставляется ведущему к нему филогенетическому ряду животных, в том числе приматов, а продолжает его, но именно в том самом месте, на котором количественные изменения переходят в качественные. Неслучайно оба принципиальных отличия людей (род Homo) от их ближайших родственников – производящее хозяйство, общественно-необходимый характер труда (простое использование орудий и внутрисемейная передача навыков встречается даже у шимпанзе) и язык – относятся не к индивиду, а к обществу в целом. Если же брать характеристики индивидов, их особенности интеллекта, эмоций, эмпатии, других феноменов социального поведения и социального познания, то отличия людей от антропоидов будут количественные, но не качественные. А вот труд и язык – это, как говорят кладисты (специалисты по филогенетическому анализу), синапоморфии, маркирующие именно «нашу ветвь» и отличающие её от прочих".
http://commons.com.ua/?p=12911
From: lanevn Date: March 31st, 2014 08:29 am (UTC) (Link)
<<
Больше того, предпочтение при дележе оказывается «друзьям» разного пола, «дружба» между которыми у обезьян (включающая частое общение, пребывание вместе, взаимную поддержку, позитивные контакты, не-конкуренцию друг с другом и пр.) не только не перерастает в секс, но скорей исключает подобное перерастание.
>>

Френдзона же ).
From: vostokoed Date: March 31st, 2014 12:25 pm (UTC) (Link)
1. Читаю "The Mating Mind" Миллера (на которого часто ссылается Марков) и не вижу ни слова об обмене нямки на секас, зато есть целая глава об "обмене" индикаторов приспособленности на секс. Охота на "горы мяса" такой же индикатор. У Миллера вообще почти всё в человеке объясняется половым/групповым отбором.. мне кажется, что такая чудовищная объяснительная сила - скорее недостаток теории, чем преимущество.

2. Не понимаю, каким образом "прочные связи самца и самки в составе пары угрожают единству группы как целому и, в общем, несовместимы с ним"
Можете это подробней изложить?
ad hoc могу предположить только, что прочная пара почему-то решит жить отдельно. С другой стороны, если у гоминидов уже есть речь, они могут это обсудить на партсобрании. Какие ваши доказательства, кроме брачного поведения других приматов, на которое, кстати, могут действовать скрытые переменные?
val65 From: val65 Date: April 1st, 2014 09:42 am (UTC) (Link)
Я всегда говорила и буду говорить: Читайте внимательно книги, и желательно составляйте хронологические таблицы,чтобы не путаться во времени.
А ещё могу посоветовать сайт: Антропогенез.ру
utjkju From: utjkju Date: April 2nd, 2014 04:45 am (UTC) (Link)
Прочитала - слишком все смешалось.
Про полевок - там исследования на уровне генетики проводились, а не на уровне психологии. Об этом вы как-то забыли рассказать. То есть Марков сравнивает исследование генов у полевок и людей. Есть некоторая корреляция. Что вы можете на это счет возразить, опираясь не на психологию, а на генетику?

Обмен еды на секс.
Конечно, можно сравнивать виды, которые эволюционировали с видами, у которых развитие не достигло такого же уровня.
Но странно брать за основу поведение видов, которые не прошли туже цепочку эволюции. Они потому и ведут себя так, как вели бы себя много веков назад, много веков назад, потому как так и не изменили своего образа жизни. Логично предположить, что эволюция человека шла по-другому пути.

Секс в обмен на еду довольно здравая теория. Чтобы кто ни говорил, но беременность для женщины - это серьезное испытание. И не потому, что мы неженки и забыли, что значит быть обезьянами. Чисто физиологически прямо ходящим существам выносить ребенка сложно.
Я бы очень хотела посмотреть на то как вы будете охотиться попутно блюя за каждый камушек в первые 3-4 месяца беременности, а начиная с 7 месяца у вас не будет возможности легко и быстро сгибаться - живот мешать будет. Не факт, что женщина и малыш выживут.
Говорю как дважды беременный и родивший человек. Можно долго говорить, что беременность - не болезнь, смотреть как ловко охотятся беременные животяги ( кстати покажите таких?). Но почему вы забываете про элементарную физиологию?
Обмен еды на секс возник изначально именно потому, что нужно было поддерживать самок во время беременности и родов.
Собирательство на 9 месяце беременности? Давайте мы к вам привяжем "животик беременный", сдавим вашу диафрагму, кишечник, печень, почки, окажем немалое давление на позвоночник и запустим вас в поле собирательством заниматься. (если че, то я геолог - примерно представляю, что такое полевые условия). А еще часть того, что вы добыли мы будем у вас отбирать, потому как потомство в животике кормить надо. Но есть вы тоже много не сможете - у вас сдавлена диафрагма и желудок. Сюда же добавим повышенную нагрузку на сердечно-сосудистую систему. И т.д.
И самочка пошлет самца с его долгом по продолжению рода темным лесом, скажет - нафиг мне нужен этот геморрой (который скорее всего самочка заимеет после родов в прямом смысле этого слова), и пойдет заниматься собирательством не беременная. )))
Где мотивация, чтобы беременеть?

Наше тело сильно изменилось, Марков об этом тоже писал. Соответственно и условия существования также менялись. (эти изменения взаимосвязаны)
В ваших рассуждениях я не увидела главных, ключевых моментов, которые бы показывали как могли проходить изменения.

From: vostokoed Date: April 2nd, 2014 02:41 pm (UTC) (Link)
Беременные самки не шляются в одиночку по саванне, у них есть тети уже с детьми, и младшие сестры, еще без детей, их можно припахать на поиск еды, которую легко найти или поймать. А мужыки, великие охотники, приходят с тушкой антилопы один раз из десяти, а все остальные разы с сурком или вообще с пустыми руками, разве на них можно положиться?

Edited at 2014-04-02 02:46 pm (UTC)
utjkju From: utjkju Date: April 2nd, 2014 04:19 pm (UTC) (Link)
Я у того же Маркова (или у другого автора, сейчас быстро не вспомню) читала про пчел. Там как раз начиналось все с "припахивания" сестер, дочерей, ну и других родственников для того, чтобы обеспечить производителя потомства всем необходимым. И в итоге всем известно по каким правилам живут пчелы.
У людей такого варианта не случилось. И тут опять идет связь с генетикой. Как я поняла, из лекций Маркова, сообщество выбирает ту репродуктивную стратегию, которая будет эффективно передавать определенные гены.

Ну например, люди часто выбирают сексуальных партнеров, которые имеют внешнее сходство. Чем определяется внешность? Набором генов.
А у пчел наиболее эффективной репродуктивной стратегией (эффективней гены передаются) получилось такая жизнь, когда одна пчела дает потомство, а другие на нее работают.

Если вы посмотрите на человеческое общество, то заметите, что чаще всего женщины родственники не помогают друг другу, а соперничают.

И Марков также писал про переход к коллективной добыче еды. Как раз потому, что эффективней охотиться группой, а не по одиночке. Но группой охотились именно мужики. Тетки были с детьми. Человеческие дети довольно долго нуждаются в материнской заботе. Учтите, что маленький ребенок только к году начинает ходить сам.
wolf_kitses From: wolf_kitses Date: April 5th, 2014 07:19 pm (UTC) (Link)
сейчас почти нет времени на комменты но обязательно отвечу позже. Однако обращу внимание на главный минус вашего несогласия. В защиту своей концепции и для критики Лавджоевской я привёл некторую сумму фактов. У вас есть некое твёрдое убеждение (вера) что лавджой прав, и для того чтобы защитить это мнение отэрозии фактами, вы придумываете объяснения ad hoc или вообще уход в убежище незнания, что совсем моветон. А надо разбирать приводимые доводы по существу (((
плюс женщины в традиционном обществе во время беременности выполняли все с/х работы + у первобытных племён занимались собирательством, и рожали в полосе. А то и испытывали супер-перегрузки вроде японских ныряльщиц-ама.
Поэтому Ваше "я не увидела" есть следствие некритичной приверженности, а не отсутствия ключевых моментов (на работы о том, какие они могли быть, в тексте даны прямые ссылки, т.ч. это не моя проблема)
utjkju From: utjkju Date: April 2nd, 2014 04:59 am (UTC) (Link)
Я еще забыла упоминать о том, что и дышать то полноценно во время беременности невозможно.
Так что любые быстрые движения, любые реакции снижаются, замедляются... Женщина живет в состояние постоянного недостатка "дыхания".
Легкие отвыкают работать в нормальном режиме.
И вы предлагаете охотится и заниматься собирательством в таких условиях?
rositsa From: rositsa Date: April 4th, 2014 03:59 am (UTC) (Link)
То, что самка сама способна обеспечить себя едой, никак не помешает ей получить ещё вкусняшек от самца.
То, что среди самцов человекообразных обезьян идёт борьба за право сделать самке ребёнка, вроде бы не подлежит сомнению.
Кроме того, есть ли альтернативная теория, объясняющая ухудшения обоняния у человека, кроме «чем хуже обоняние у самца, тем больше шансов, что он трахнет самку независимо от возможности зачатия в данный момент, а значит – больше шансов, что принесёт самке вкусняшку»?
sov0k From: sov0k Date: April 4th, 2014 06:27 am (UTC) (Link)
> есть ли альтернативная теория, объясняющая ухудшения обоняния у человека, кроме «чем хуже обоняние у самца, тем больше шансов, что он трахнет самку независимо от возможности зачатия в данный момент

Любая альтернативная теория будет ближе к истине, ибо самцы с менее худшим обонянием получают преимущество, чаще трахая именно овуляшек.
wolf_kitses From: wolf_kitses Date: April 5th, 2014 07:22 pm (UTC) (Link)
среди самцов человекообразных обезьян идёт борьба за право сделать самке ребёнка, вроде бы не подлежит сомнению//
пруф? даже среди павианов тут "дружба" вносит оч.сильные коррективы http://ethology.livejournal.com/88592.html
и гляньте как оно на самом деле http://wolf-kitses.livejournal.com/200189.html
tugaryn From: tugaryn Date: April 10th, 2014 03:40 am (UTC) (Link)
Мне казалось, что в целом, это общеизвестно. Я думаю, причина распространения подобных антинаучных воззрений - крушение СССР и советской морали и реставрация капитализма. Сейчас торжествует буржуазная мораль, и нормы паразитической прослойки (буржуев, а также преступного сообщества - воров и их содержанток) пытаются представить в качестве неизменных и универсальных, и подвести под социальную несправедливость биологическое обснование (тот же социал-дарвинизм). При капиталистическом строе наука - это служанка эксплуататорского класса, естественно.
enot_iz_t_a_zoo From: enot_iz_t_a_zoo Date: December 11th, 2014 11:58 am (UTC) (Link)
обмен еды на секс - это когда львицы скидываются едой на самца?))
76 comments or Leave a comment