Вольф Кицес (wolf_kitses) wrote,
Вольф Кицес
wolf_kitses

Протесты в Таиланде: классовая принадлежность сторон

·                     1 Введение

·                     2 Социально-классовый облик противоборствующих сторон

·                     3 Организация политических выступлений

·                     4 Кто же защищал демократию?

·                     5 Экономические предпосылки столкновений и возможные политические последствия

·                     6 Краткие выводы

·                     7 Похожие записи

Так уж получилось, что Таиланд и после-выборные события, связанные с отстранением от власти премьер-министра, избранного от партии UDD (United Front for Democracy Against Dictatorship – «Объединённый Фронт за  Демократию против Диктатуры», партия ex-премьера Т.Чинавата и по совместительству брата уже бывшего премьера Йинглик Чинават), оказались в какой-то момент на первых полосах новостей, заставив уйти в тень другие новости.

И уже потом, примерно через месяц, внимание стали привлекать, в силу разных причин, события в других странах Азии: Камбодже, которые всё ещё продолжаются; Юж.Корее, которые так же далеки от разрешения; Малайзии и ряде других стран. То общее, что было во всех этих протестах – во многих случаях они запускались из-за пред- и после-выборной ситуации. Конечно, было бы не верно сводить всё многообразие случаев именно к электоральной политике противостоящих друг другу в обществе сил, но факт в том, что она как бы оказывалась концентрированным выражением накопившихся противоречий: нищеты, неравенства, сверхэксплуатации, коррупции, обогащения верхушки и массовой безработицы и прочее.

Сразу же надо сказать, что протестующие, в Таиланде, повели себя уверенно, не снижая накала, они наступали и добились того, что премьер ушел в отставку. Таким образом, нам предстоит очередной раунд политической борьбы в Таиланде, а на фоне этого возникает вопрос: кто же выступал по разные стороны баррикад и каково «социальное лицо» противостоящих сторон. По крайней мере, хотя мы и можем констатировать, что друг другу противостояли разные фракции национальной, таиландской буржуазии, вопрос – «кто стоял» за каждой из фракций – остается.

Социально-классовый облик противоборствующих сторон

Сразу же необходимо отметить, что мы будем выяснять не столько лицо буржуазной фракции – какой капитал и чей она представляла, сколько – кто был её массовой поддержкой в этом противостоянии. Надо отметить, что вопрос этот, во всем мире, интересовал многие исследовательские центры (think tanks), особенно связанные с выработкой политики по отношению к странам региона. Именно на исследование одного из них мы и будем опираться.

Сразу же следует отметить, что на первых двух страницах идёт краткое введение в «полит.вопрос» и в цели сторон – «красных рубашек» (UDD) и противостоящих им «желтых» (PDRC – People’s Democratic Reform Committee – «Народный Комитет за Демократические Реформы»), оговаривается метод опроса сторон, количество опрашиваемых, вводится границы ошибки – 8% и степень достоверности – 95%. Таким образом – перед нами сравнительно хорошо проведенное исследование, не вполне точное (для такого рода исследований было бы лучше иметь погрешность 2-3% и степень достоверности – 97-98%), но более чем достаточное для выделения качественных составляющих, которые бы характеризовали бы каждый из противоборствующих лагерей.


Возраст респондентов

Пол опрашиваемых

Как мы видим – поло-возрастной состав участников протестов с обеих сторон был одинаков, единственно, что можно сказать – среди сторонников премьера было несколько больше людей более старших возрастов, чем среди его противников. Но это, пожалуй, единственное, что можно отметить, поскольку разница невелика.

Более значимо оказывается семейное положение протестующих: среди сторонников премьера семейных больше, и значимо, чем среди противников, равно как и количество бессемейных среди противников премьера значимо больше.


Семейное положение
Многое начинает проясняться, когда мы видим уровень образованности среди противостоящих сторон. Тут первенство на стороне противников премьера из PDRC: среди них в разы больше тех, кто закончил ВУЗы и имеет высшее образование – либо бакалавра, либо магистерскую степень. Зато среди сторонников премьера, из UDD, значимо больше, опять же в разы, тех кто получил начальное или же среднее / среднее специальное образование.

Уровень образования

На основании этого мы уже можем сделать предварительный вывод о том, что среди сторонников премьера, по сравнению с её противниками, должны быть существенно больше представлены люди, занятые малоквалифицированным, ручным трудом. А вот среди противников премьера выходцев из промежуточных и средних слоёв должно быть гораздо, гораздо больше.

Перейдём, тем не менее, к происхождению (географическому) противоборствующих сторон.


Выходцы из столицы среди противоборствующих сторон

Выходцы из разных частей страны среди противоборствующих {C}{C}сторон

Итак, мы можем констатировать, что налицо у нас с одной стороны противостояние «столица – регионы» (значимо больше противников премьера среди столичных жителей), а с другой – мы видим как изменяется представленность сторонников/противников премьера в зависимости от региона страны. Мы видим здесь следующее: с севера на юг сторонников премьера сменяют его противники, при этом они же доминируют на западе и на востоке страны. Здесь необходимо сделать одну существенную оговорку: север и северо-восток – это аграрные регионы, а вот юг (на котором, в частности живут религиозные меньшинства – мусульмане), запад, восток – регионы, которые бурно развивались и более того, можно сказать, что они были факторами роста. Также стоит отметить бедность вышеуказанных, север и северо-восток, регионов по сравнению с другими.

Несмотря на разницу в образовании и происхождении, разницы в занятости практически нет.


Занятость
Есть только один нюанс – среди сторонников премьера больше домохозяек, чем среди противников. А вот разница в экономической деятельности – то бишь та самая социально-классовая принадлежность участников – уже видна четко.

Социальная принадлежность

Что сразу же бросается в глаза? Среди сторонников премьера существенно больше выходцев из среды мелкой буржуазии и буржуазии вообще, среди в разы больше представителей менеджерской прослойки, а также выходцев из гос.чиновничества, особенно из армии и полиции. В последнем случае мы можем сделать только осторожные предположения, которые, тем не менее, подтвердились всем развитием событий, что и армия и полиция чувствовала большее единство «душ и целей» с противниками премьера. Это, с одной стороны, нашло своё место в том, что выходцы из этой среды были более представлены в рядах протестующих, а с другой – в пассивности силовых ведомств (это при том, что если надо – они действуют крайне жестко, что на себе испытали сторонники UDD несколькими годами ранее).

С другой стороны, среди сторонников премьера, мы видим неквалифицированных рабочих, фермеров-арендаторов, водителей такси, фермеров, владельцев мелких ферм, ремесленников – всех их в разы больше по сравнению с противниками премьера. То есть, если называть вещи своими словами, партия премьера получала поддержку в большей мере, по сравнению с её противниками, от наиболее эксплуатируемых и бедных слоёв трудящихся, занятых, зачастую, физической работой.

Подтверждение этому, данные представленные ниже (месячный доход домохозяйств), на них хорошо виден разрыв между хорошо оплачиваемыми сторонниками премьера (UDD) и противниками (PDRC).


Месячный доход домохозяйств, 60000 бат - $1900

Примечание: 60000 бат = 1900 $.

Таким образом, мы видим, что на стороне правительства в большей степени выступали именно трудящиеся. В тоже самое время – их оппоненты представляли собой средние и промежуточные слои тайского общества, отдельно можно выделить чиновничество и местную буржуазию (последняя также была представлена среди и защитников правительства).

Организация политических выступлений

Разная социально-классовая принадлежность обеих сторон обуславливала и разные подходы к организации и освещения политических событий и выступлений. Правда, нельзя сказать, что это всегда проявлялось напрямую, в некоторых случаях – опосредованно.


Источники информации о политических митингах

Участие  индивидуальное/в группе

Финансирование, да/нет

Как добирались до места участия

Если говорить о том, откуда именно сторонники политических сил черпали информацию о проводимых политических манифестациях и выступлениях, то (см.Рис.10) видно, что у сторонников премьера более отчетливо видна «групповая идентификация» (новости распространялись в группах), в отличие от противников – газеты и ТВ. Правда, разница не настолько резкая.

Разницы также практически нет, если мы смотрим на оплату участия в тех или же иных политических действиях (см.Рис.12). Тем не менее, это крайне существенно, если мы оценим это совместно с тем, что видно на Рис.11 и Рис.13: как видно, в связи с тем, что многие сторонники правительства были родом с севера они более часто, в разы, использовали политическую организацию для проезда на место возможного митинга (собрания). Т.е. – политическая организация играла большую роль в проведении политических выступлений сторонников премьера, чем его противников. По всей видимости, судя по примерно равным цифрам сбора средств, как с той, так и другой стороны – помощь со стороны политических организация сторонников премьера в деле проезда и доставки до места митинга была более значима.

Зато вся разница между лагерями проявляется в деле использования многочисленных технических средств. Вот тут разница опять принимает характер четко видимого разрыва.


Источники информации о местных политсобытиях

Техсредства, использованные при организации мероприятий

В информировании о проведении местных политических акций и других ангажированных действий оппозиция существенно больше, в разы, использовала интернет, смартфоны, сотовые, газеты и социальные медиа. В то же самое время, сторонники премьера: ТВ и радио. Технологический разрыв становится ещё больше, если  мы посмотрим на использование тех.средств при организации политических митингов: у оппозиции подминает под себя всё и вся смартфоны – 42% против 7% у сторонников Чинават, а у сторонников ТВ – 25% против 5%.

Таким образом: разница в социально-классовом происхождении сторонников и противников правительства Чинават обусловила и применение ими различных технических средств при организации / освещении политических выступлений.

Кто же защищал демократию?

Вопрос отнюдь не праздный, поскольку противники премьера активно апеллировали к местному и мировому общественному мнению, доказывая, что именно они и «защищают местную демократию». В то же время, если обратиться к результатам опроса, то всё не просто не очевидно, наоборот – мы в очередной раз видим как сторонники правых буржуазных фракций, опираясь на городские средние слои, можем даже уточнить – на столичные средние слои, собирают массовые политические митинги, чтобы воспрепятствовать демократическим изменениям, которые, объективно, играют в большей степени на руку трудящимся.
Читать далее

Интересно сравнить эти данные с исследованием Александром Бикбовым белоленточных и запутинских митингов у нас - и сделать выводы.

Tags: капитализм, марксизм, массовые явления, общественная борьба, политика, социальное неравенство, социология
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments