Вольф Кицес (wolf_kitses) wrote,
Вольф Кицес
wolf_kitses

Categories:

Нам в пример и образец

«Мигранты-штрейкбрехеры» и Компартия США.
В 1917 г. в США бастовало 1 млн. 227 тыс., в 1918 – 1 млн. 240 тыс., а в 1919 – 4 млн. 160 тыс. рабочих. Число членов профсоюзов с 1918 по 1920 год выросло с 3,5 до5,1 млн. и прежде всего за счёт полуквалифицированных рабочих. Среди них были и чёрные американцы, давно жившие на Севере. Однако подавляющее большинство тёмнокожих рабочих составляли недавние переселенцы  с Юга, не состоявшие в профсоюзах. Хотя на съездах АФТ в 1920 и 1921 гг. по настоянию темнокожих делегатов принимались резолюции о вовлечении негритянских рабочих в профсоюзы, лидеры АФТ по-прежнему не допускали их туда. В Виргинии в 1919 году 2000 белых рабочих вышли из союза только потому, что в числе делегатов от него на съезде АФТ оказался тёмнокожий. Один из делегатов сообщил на съезде, что 43000 негритянских рабочих в этом штате вступили в независимый союз, ибо местные союзы, входящие в АФТ, их не принимают.
В связи с этим группой левых социалистов, сплотившихся вокруг журнала «Мессенджер» и стремившихся организовать тёмнокожих, были основаны Объединённое братство лифтёров, братство проводников спальных вагонов, Братство официантов вагонов-ресторанов, а также Национальная ассоциация содействия развитию профсоюзного движения среди негров.
Шовинистическая позиция группы С.Гомерса, захватившей руководство в АФТ, вынуждала тысячи безработных, стоявших вне профсоюзов темнокожих американцев, особенно переселенцев с юга, браться за любую работу и на любых условиях, становиться штрейкбрехерами. Более того, некоторые тёмнокожие лидеры стали смотреть на штрейкбрехерство как на законное и целесообразное средство улучшения жизни темнокожих, как на единственную возможность проникнуть в те отрасли промышленности, которые ранее были для них закрыты. Тем самым расистская политика профбюрократов в огромной мере способствовала усилению искусственно созданного антагонизма между белыми и чёрными рабочими, срыву большинства забастовок и волне кровавых расовых беспорядков, прокатившейся по стране в первые послевоенные годы.
Так, во время крупнейшей забастовки металлургов в декабре 1919-январе 1920 года, охватившей 365 тыс.рабочих в 10 штатах, Стальной трест без особого труда завербовал в качестве штрейкбрехеров более 30 тыс. «цветных» американцев и, в конечном счёте, поставил бастующих на колени. Спустя 15 лет, в 1934 году, представитель «Карнеги стил компании» открыто признал, что «именно негры были спасителями. Когда у нас возникали конфликты с рабочими или когда нам была нужна дополнительная рабочая сила для расширения производства, мы отправлялись на Юг и привозили тысячи негров. Просто не представляю  себе, что делала бы эта компания без негров».
Некоторые из этих темнокожих штрейкбрехеров, по свидетельству У.Форстера, были набраны в северных штатах, но большинство доставлено с Юга. Их труд применяли во всех крупных районах, и они послужили сильным фактором в подавлении стачки. На заводе компании «Хомстед стил уоркс», например, из 14,7 тыс. рабочих 1.7 тыс. были чёрными, но только 8 из них вступили в профсоюз металлургов, и лишь 1 из 8 участвовал в стачке»
{Здесь хорошо видно, как и почему расизм/национализм в долгосрочном плане рабочим невыгоден, но предпринимателям выгоден везде и всегда – wsf1917}

«В 1923 г. Компартия получила возможность выйти из подполья и приняла название Рабочей (коммунистической) партии Америки, а на своём 7-м съезде в июле 1930 г. была переименована в Коммунистическую партию США. В январе 1924 г. вышел первый номер её еженедельной газеты «Дейли уоркер», которая стала регулярно публиковать сообщения, связанные с жизнью и борьбой темнокожих американцев, до того помещавшихся только в негритянской прессе. А в феврале и марте 1924 г. в журнале негритянских коммунистов «Либерейтор» были опубликованы статьи члена руководства Компартии США (с 1928 г. – редактора «Дейли Уоркер») Р.Майнора под названием «Десять миллионов». Они были затем перепечатаны одной из крупнейших негритянских газет, «Амстердам ньюс». Это придало позиции коммунистов по негритянскому вопросу широкую гласность.
Майнор, в частности, писал, что негры стали неотъемлемой частью североамериканской нации и внесли неотъемлемый вклад во все сферы жизни американского народа, что необходима организация чёрных рабочих в единые с белыми рабочими профсоюзы. По существу Р.Майнор вместе с Д.Ридом могут считаться первыми американскими коммунистами, поднявшими вопрос об этническом аспекте негритянской проблемы в США <социалисты, начиная с Де Лиона и Беса, читали негритянский вопрос чисто классовым и растворяли его сначала в фермерской, а позднее в пролетарской проблеме.>. В 1926 г. была опубликована брошюра Генерального секретаря партии Ч.Pутенберга, где говорилось: «Негры не только принадлежат к наиболее ожесточённо эксплуатируемой части рабочего класса, но кроме того подвергаются расовому угнетению. Коммунистическая партия Америки поддерживает организацию негров в их борьбе против эксплуатации как части рабочего класса и против особой дискриминации, которой они подвергаются. Она требует для негров полного социального равенства.
Таким образом, в американском рабочем движении впервые возникла политическая партия, важной целью которой стала борьба за равноправие негритянского населения США во всех сферах жизни, против любых форм расистской практики и идеологии.
В 1925 г. по инициативе коммунистов в Чикаго в присутствии около 40 делегатов от негритянских и смешанных рабочих и фермерских организаций был основан Американский негритянский рабочий конгресс. В него вошли как черные, так и белые трудящиеся. Программа Конгресса предусматривала руководство борьбой негритянских рабочих и фермеров против всех форм дискриминации сегрегации, расистского террора, линчеваний и полицейских жестокостей, за равную плату и улучшение условий труда чернокожих, за вовлечение их в профсоюзы. В 1930 году Американский национальный рабочий конгресс влился в Лигу борьбы за права негров. К этому времени возникшая ранее в рамках АФТ Лига профсоюзной пропаганды, развернувшая борьбу за перестройку цеховых профсоюзов в производственные и вербовку в союзы неорганизованных рабочих, сумела привлечь в свои ряды несколько тысяч темнокожих американцев. А когда ряд входящих в АФТ профсоюзов поддержал программу Лиги профсоюзной пропаганды, их исключили из АФТ. В 1929 г. они вместе с союзами, не входившими в АФТ, объединились, создав Лигу профсоюзного единства, которая одновременно вела работу и среди старых профсоюзов. Определённых успехов  в преодолении барьера между рабочим движением и негритянскими организациями добилась основанная в 1925 г. организация «Международная защита рабочих». Руководил ею негритянский юрист и журналист У.Паттерсон.
Начало экономического кризиса 1929 – 1933 г. застало негритянские организации врасплох. На съезде, созванном осенью 1929 г. в Кливленде, была образована Лига профсоюзного единства, 690 делегатов съезда, в том числе 64 чернокожих (неслыханно много для профсоюзных съездов прошлом) приняли ряд важных политических и экономических решений, в частности о полном социальном и политическом равенстве темнокожих американцев. Лига профсоюзного единства стала координационным центром борьбы за объединение темнокожих рабочих в производственные союзы и сыграла важную роль в ней в первой половине 30-х годов.
В годы экономического кризиса на Юге, в Чёрном поясе (Алабама, Канзас и другие), где на территории в 1300 миль в долину и 300 миль в  ширину, охватывающей в 1930 году почти 190 графств, темнокожие американцы составляли большинство населения, были созданы союзы фермеров, арендаторов и с/х рабочих, куда входили и белые, и чёрные. Эти союзы не только выстояли в обстановке расистского террора, но и сумели отстоять интересы своих членов. Удалось также организовать чёрных рабочих в текстильной, горнорудной, металлургической и некоторых других отраслях промышленности на юге и провести ряд успешных стачечных выступлений. На Севере Лига профсоюзного единства организовала профсоюзы, куда входили и чёрные рабочие, в сталелитейной, автомобильной, швейной промышленности; руководила многими стачками. На Севере и на Юге коммунисты сыграли важную роль в движении безработных – создавали на месте советы безработных, участвовали в митингах, съездах, походах белых и чёрных безработных. В 1935 г. с целью укрепления единства американского профессионального движения и перестройки профсоюзов по производственному принципу было при6ято решение о роспуске Лиги профсоюзного единства.
В 1930 году была создана Лига борьбы за права негров, куда вступили многие члены таких существовавших ранее организаций и групп, как Американский национальный рабочий конгресс, Африканское братство по крови, Лига равных прав и т.д. Президентом Лиги борьбы за прав негров стал поэт Л.Хьюз, а генеральным секретарём – негритянский общественный деятель Р.Мур. Лига издавала еженедельник «Либерейтор» и сыграла большую роль на Юге в борьбе против сегрегации и расистского террора. На её конференции в Балтиморе в ноябре 1933 г. присутствовали 783 чёрных и белых делегатов из многих штатов. Они представляли организации, охватывающие 250 тыс. человек. В 1936 г. Лига борьбы за права негров влилась в Национальный негритянский конгресс.
Вырос в эти годы интерес к рабочему движению и у негритянской интеллигенции. В организованном в начале 1932 г. У.Дюбуа симпозиуме «Коммунизм и негры», где участвовали редакторы некоторых наиболее влиятельных негритянских газет, один из них, редактор балтиморской «Афро-Америкен», К.Мерфи, заявил: «Коммунистическая партия является единственной, которая шагает вместе с нами. Она так же радикальна, как 20 лет назад НАСПЦН {Национальная ассоциация содействия прогрессу цветного населения – либерально-эмансипаторская организация среднего класса – wsf1917}.
С тех пор, как аболиционисты сошли с арены, ни одна влиятельная группа белых сограждан открыто не защищала идеи экономического, политического и социального равенства негритянского народа». А редактор филадельфийской «Трибюн» сказал, что идеи Советской России привлекают американских негров потому, что они дают им луч надежды на равенство возможностей, чего современная Америка не даёт им. Правда, нашлись среди участников симпозиума и  считавшие, что в Америке коммунизм может оказаться вредным для негров, а многие «негритянские братья» идут к коммунистам только для того, чтобы «иметь возможность свободно флиртовать с белыми женщинами»
Ведя упорную борьбу за единство белых и чёрных трудящихся, коммунисты боролись и против любых проявлений белого шовинизма в своих рядах. Когда выяснилось, что член клуба финских рабочих А.Йокинен участвовал в изгнании трёх пожелавших туда войти чёрных рабочих, в Гарлеме, в марте 1931 г., в присутствии 1,5 тыс.человек, включая 211 делегатов 113 организаций, состоялся партийный суд над ним. Жюри из 14 человек признало Йокинена виновным в белом шовинизме, и он был исключён из Компартии. Финская социалистическая газета в США «Ravuaaja» была возмущена этим. В их передовой статье говорилось: «Коммунистическая партия заставляет финнов лизать башмаки гарлемских негров.. Социалистическая антирасовая теория и идеал не требуют общения между представителями различных рас… Финн и негр – это день и ночь. Нельзя требовать от них взаимного понимания в повседневной общественной жизни[1]». Однако на негритянское население Нью-Йорка и других северных городов это событие произвело немалое впечатление. Благодаря газете «Южный рабочий» и специальной брошюре «Под судом расовая ненависть», изданной Компартией, о ней стало известно и среди темнокожих американцев на Юге.
В 30-х годах широкую огласку среди негритянского населения страны получило так называемое дело узников Скоттсборо. Это была классическая для американского Юга попытка «законного линчевания» в 1931 г. девяти чёрных юношей по обвинению в изнасиловании оказавшихся с ними в одном вагоне товарного поезда двух белых молодых- женщин. Одному из обвиняемых было 13 лет, двум – по 14 лет, самому старшему – 21 год. Дело было в Алабаме, и белый суд быстро приговорил всех обвиняемых, кроме самого младшего, к казни на электрическом стуле. Поняв, к чему привело их ложное обвинение, одна из женщин отреклась от него. В то же время грязная погромная кампания, развязанная расистами в связи с делом «девяти», вызвала среди темнокожих бурю протестов. НАСПЦН и Национальная городская лига заявили о намерении намять дорогих «белых» адвокатов и потребовала пересмотра дела. Однако Верховный суд Алабамы подтвердил приговор. Время не ждало – обвиняемым грозила смерть, и коммунисты развернули широкую кампанию в защиту «девятки из Скоттсборо». Волна демонстраций белых и чёрных рабочих, прокатившаяся по всей стране, заставила Верховный суд США пересмотреть дело. Тем временем была организована не только юридическая защита «девятки», но и поездка матери двух обвиняемых по 16 странам Европы.
О расистских порядках на юге США узнал весь мир, поднявший голос протеста…»
{Как отреагировали на помощь компартии организации чёрного среднего класса, вроде помянутых выше? Правильно, были против. Средний класс, он источник национализма[2] и на деле всегда против солидарности трудящихся, даже когда декларирует либеральные лозунги[3]. Даже не потому, что преисполнен пренебрежения-отвержения «чужих», естественным образом следующей из всякого национализма, но поскольку притязает руководить плебсом, как пастух стадом, и даже помыслить не может, что трудящиеся управятся сами, без их идей. – wsf1917}
«…Между тем некоторые из руководителей НАСПЦН потребовали от родителей обвиняемых отказа от помощи коммунистов. «Если обвиняемые по делу Скоттсборо нуждаются в справедливом суде, - заявили они, - то им следует ожидать его от тех негров, которые почитают законность, и от тех белых, которые справедливы и имеют влияние, но ни в коем случае не от революционных организаций». Со своей стороны, коммунисты вначале отказались сотрудничать с НАСПЦН. Лишь в 1934 г. они договорились о сотрудничестве, создав Объединённый комитет защиты узников Скоттсборо, куда вошли представители многих белых (в том числе церковных) и негритянских организаций. Благодаря общественной поддержке жизнь невинно осуждённых удалось спасти, но они получили разнгые спроки тюремного заключения. Даже «Нью Йорк Таймс» признала роль коммунистов в таком исходе судебного процесса. Журнал «Крайсиз» в редакционной статье в декабре 1935 г. также вынужден был признать это: «Вот уже почти пять лет как не смолкает шум, - говорилось в ней. – Эксплуатация негров на Юге беспощадно разоблачена перед лицом всего мира. Одержана важная юридическая победа над системой белой, как лилия, коллегии присяжных. Что же касается пропаганды, то вся негритянская раса добилась гораздо больше того, чего она добилась бы, если бы коммунисты не вели в связи с этим делом такой борьбы, которую они вели в действительности».
Ещё успешней закончился тянувшийся с 1935 г. процесс молодого темнокожего коммуниста Анджело Хэридона, обвинённого в призывах к восстанию во время избирательной кампании в Атланте (Джорджия) за кандидатов Компартии на пост президента США – У.Форстера, и вице-президента – Д.Форда. Хэридону грозила смертная казнь, но благодаря организованной массовой кампании протеста это затянувшееся на 5 лет «дело» закончилось в 1937 г. освобождением Хэридона.
Однако крупнейшие негритянские организации – НАСПЦН и Национальная городская лига – и в годы экономического кризиса, как правило, предпочитали оставаться в стороне от массовой борьбы темнокожих американцев за свои права и за организацию в профсоюзы. Отмечая, что НАСПЦН была чрезвычайно осторожна в отношении юридической и законодательной деятельности в пользу чернокожих, а лига сыграла сомнительную роль в ряде крупных стачечных выступлений в промышленности, У.Рикорд в написанной им с антикоммунистических позиций монографии свидетельствует: «Лишь позднее, только после того, как коммунисты и другие показали, что негров можно организовать на более широкой основе, чем пыталась НАСПЦН, руководство последней оказалось в состоянии ухватиться за новую идею». И далее он цитирует книгу С.Дрейка и О.Кейтона, в которой авторы тоже свидетельствуют, что в те годы «красные заслужили восхищение масс… Они были единственными белыми людьми, которые, по-видимому, действительно были озабочены судьбой негров». Не мог не признать этого и директор отдела информации самой НСПЦН – Г.Л.Мун. «Остаётся фактом, что коммунисты всегда боролись за полное признание прав негров и вели эту борьбу с помощью своих собственных и других организаций, в которых они пользовались влиянием, - писал он. – В партийной работе коммунисты поставили негритянский вопрос на первый план. Они последовательно выдвигали негров кандидатами на выборах в списках своей партии. Они драматизировали негритянскую проблему. Ради негров они подвергались риску социального остракизма и физического насилия. Они бросали вызов лицемерию американцев с рвением …аболиционистов. Во всех этих случаях они выполняли жизненно важную роль, воздействуя на совесть американцев».
Лишь постепенно негритянские демократические организации убеждались в необходимости более тесных связей с рабочим движением. «Растущую связь между НАСПЦН и рабочим движением, - признает тот же У.Рикорд, - возникновение которой относилось к началу тридцатых годов, отчасти можно рассматривать как результат давления со стороны коммунистов». Это же можно сказать относительно того, что Национальная городская лига стала «больше интересоваться вопросом о членстве негритянских рабочих в профсоюзах». И далее: «рост внутренней демократии в НАСПЦН косвенно был вызван коммунистической угрозой… Эта угроза способствовала тому, что руководство НАСПЦН стало больше считаться с волей её рядовых членов».
В ноябре 1938 г. был создан Комитет производственных профсоюзов, куда вошло более 1,8 тыс. местных производственных союзов, насчитывавших 1.5 млн. человек. Его президентом был избран лидер вышедшего из рядов АФТ крупнейшего в США объединённого профсоюза горняков – Д.Льюис.
Производственные профсоюзы, членами которых были главным образом квалифицированные и неквалифицированные рабочие, создавали прежде всего в отраслях, где занято было много чёрных американцев, а именно: в автомобильной, сталелитейной, резиновой, электротехнической, добывающей промышленности. Комитет производственных профсоюзов, в образовании и деятельности которого приняли самое активное участие коммунисты, социалисты и другие левые круги, с самого начала выступил против расовой дискриминации в рабочем движении и в защиту не только чёрных рабочих, но и негритянской интеллигенции, мелкой буржуазии, церкви. Была разработана специальная программа помощи негритянским организациям. Это дало свои плоды: чернокожие десятками тысяч вступали в производственные профсоюзы, причём больше всего в союзы, где сильным влиянием пользовались левые элементы (союзы докеров, моряков, сталелитейщиков, автостроителей и пр.). В 1936 г. на своей конференции в Балтиморе, НАСПЦН призвала темнокожих рабочих вступать в профсоюзы Комитета. В свою очередь его лидеры Д.Льюис и У.Рейтер вошли в руководство НАСПЦН.
В ноябре 1938 г. производственные профсоюзы конституировались в Конгресс производственных профсоюзов, в котором насчитывалось 4370 тыс. человек, в том числе 400000 чернокожих. В числе организаций, приветствовавших его 1й съезд, был негритянский национальный конгресс. Это было важнейшим достижением рабочего и негритянского движения того времени. Впервые была организована такая категория трудящихся, как с/х рабочие. Их профсоюз в 1938 году насчитывал 125000 человек. Хотя лидеры конгресса производственных профсоюзов (Д.Льюис, Ф.Меррей, У.Рейтер и другие) в политическом отношении не выходили за рамки буржуазной идеологии, они выступили более активными сторонниками прогрессивного законодательства, в том числе и в сфере расовых отношений. В резолюции, единогласно принятой на его съезде в 1939 г., говорится, что Конгресс производственных профсоюзов решительно и бескомпромиссно отвергает любую форму дискриминации, будь то политическая, экономическая, либо основанная на принципе расы, цвета, убеждений или национальности. Юридический советнике НАСПЦН Т.Маршалл (будущий член Верховного Суда США) отметил: «Программа Конгресса производственных профсоюзов стала биллем о правах негритянских трудящихся в Америке». Всё это в значительной мере облегчало левым силам работу внутри конгресса производственных профсоюзов, обусловило успехи по вовлечению туда чёрных рабочих, сплочение чёрных и белых американцев, помогло тем самым нанести первый серьёзный удар по расизму в рабочем движении и остракизму, которому подвергались чернокожие. Руководство АФТ в такой обстановке вынуждено было пойти на ликвидацию наиболее вопиющих расовых барьеров, и к ё1945 г. в ней насчитывалось296,5 тыс. чернокожих американцев».
Нитобург Э.Л., 2009. Афроамериканцы в США. ХХ век. М.: Наука. С.22-23, 158-161».
----------------------------------
Приведённая выше цитата весьма актуальна с  учётом событий последних месяцев, когда, ради отвлечения людей от ударившего кризиса, начавшегося «сбрасывания» социалки, других неолиберальных реформ (1-2-3), власть и «демократическая оппозиция» (единые в отношении оных реформ) стали играть на струне межнациональной ненависти, всё больше подливая масса в огонь. Настолько, что должна стать руководством к действию – противодействию нарастающей погромной агитации (как – своим именем – это звалось лет 90 назад).
Сперва в рамках одобренной властью мэрской кампании г.Навального эксгумировали миф об «этнической преступности». Затем – погром в Бирюлёве, толчок к которому дало сомнительное видео, вовремя показанное на рептильном НТВ[4]. Одновременно пас приняли либеральные медиа:
« - Как часто в Москве происходят убийства?
- Какой процент этих убийств раскрывается и находятся виновные?
- Какой процент дел закрывается и таким образом виновные не находятся никогда?
Вот три вопроса, которые каждая газета должна была вчера задавать, а не перечислять все произошедшие за 10 лет акции на национальной почве и брать комментарии у экспертов и умников о том, как понимать произошедшее.
Вот ответы на эти вопросы по данным за 2012 год.
В 2012 году в Москве были убиты 447 человек. Лишь 299 дел были предварительно расследованы (что это значит?), из которых 283 направлены в суд (а что с остальными 16-ю?). 127 дел были закрыты (если из 447 вычесть 299 получится 148, почему же закрыто 127 дел?).
Еще пара важных фактов:
- Российские прокуроры ежегодно выявляют по 3 миллиона неучтенных преступлений[5], так что, возможно, убийств было не 447, а больше, и раскрыто дел меньше.
- Во всей России в 2012 году было совершенно 13 265 убийств. Если говорить про Москву, то получается, что каждый день кого-то убивают. Одного, а иногда двух человек.
Прошу все издания, которые вчера так активно освещали происходящее в Бирюлево, а это были Lenta.Ru, Коммерсантъ, Журнал "Большой город" и прочие, теперь сообщать на своих страницах о каждом произошедшем в Москве убийстве.
Возможно, если бы все жители города каждый день читали об очередном убийстве, то объектом недовольства граждан были бы не лица кавказской внешности, а следственный комитет, МВД и мэрия. Возможно, тогда бы люди требовали найти каждого убийцу, а не только убийцу кавказской внешности.
Возможно тогда бы власти всегда (а не только при погромах) старались за сутки найти его и к концу вечера сообщить о том, что они уже смогли обозначить предполагаемый круг подозреваемых, возможно, закрытых дел было бы меньше, возможно было бы найдено больше убийц, и главное, возможно совершалось бы меньше убийств. Возможно, что-то бы тогда изменилось».
https://www.facebook.com/artem.temirov/posts/575188969202508

Случившиеся в те же дни классовые конфликты на овощебазе в Отрадном и на «Аэрофлоте» предсказуемо не получили внимания что тех, что других. Или хуже – они ретранслировали дезинформацию от хозяев.
Затем как-то вовремя грянул взрыв в Волгограде, где сразу нашёлся удобный «паспорт смертницы» (показанный этим же НТВ) - а как оказался неубедительным, его заменили другим…

[И чтоб два раза не вставать. Идея «этнической преступности», «этнических мафий» и пр. – чистое следствие иллюзорных корреляций, когда наличное небольшое предубеждение к «чужакам» само себя подтверждает, бо смотрят именно и только в эту сторону, почему и усиливается. Особенно когда определённые  господа начинают на этих предубеждениях играть, распространять, усиливать и пр. – в «эпоху пропаганды» давление СМИ настолько велико, что сравнялось с собственно госнасилием, а то и превзошло его.
Читать далее




[1] Сами финны были признаны белыми в США лишь в 1906 г. Что ещё раз подтверждает общее правило, что в отсутствие антирасистского просвещения наиболее подвержены расистским предрассудкам те, кто больше всего рассчитывает на следующие из них привилегии: «белые бедняки», финны, бывшие цветными ещё вчера, etc. Отсюда такая активность последние 40 лет в защите «белого человечество» евреев западных стран – начиная с детей тех, чьи родители впервые выбились из бедняков в средний класс.
[2] Как архиверно пишет френд в ФБ, «я с каждым годом презираю средние слои en masse все больше.
Несколько сотен гопников приехали в Бирюлева, а тысячи кого за их спинами улюлюкал? Сантехников или, может, строителей? Кто строчит мерзейшие фашистские комменты на "кольту" и репостит СиП? Токари, не отрываясь от станка или трактористы, не слезая с трактора? Кто зачитывается Латыниной и Айн Рэнд? Дворники или работники общепита?
Я не говорю, что все представители средних слоев сплошь быдло и козлы; в конце концов, я сам в офисе работаю и знаю достаточно. Я тем более не говорю, что в среде бюджетников или работников физического труда все сильно лучше, отнюдь. Но, казалось бы, образование, амбиции и всякие там культурные претензии должны предполагать и определенный уровень сознательности. Ан-нет. Пока рабочие "Антолина" договариваются с мигрантами, рекламщики-айтишники-финансисты голосуют за Навального. Вы уж, господа, либо наденьте трусы, признавая свою мерзкую, фашистскую сущность, либо снимите крестик таких всех образованных, культурных и успешных.
Причем ладно бы это была только российская примета. Опора нацизма - это благонравный бюргер, а архитектор этнических гетто и неолиберальной катастрофы - прежде всего владелец домика в пригороде». Отмечу, что данное мнение подтверждается социологией: wolf_kitses
[3] Излишне напоминать, что это в равной мере относится к обоим национализмам, «белому» и «чёрному», угнетателей и угнетённых. Они одинаково против совместных действий работников разных национальностей против нанимателей (у которых вполне себе интернационализм с солидарностью), и вообще против сближения в жизни, общения и взаимодействия с оглядкой на человека, а не на нацию и пр. Поэтому они превосходно индуктируют друг друга.
[4] одновременно власть открывает ворота особым гастарбайтерам – белым сахибам.
[5] Это не считая проблем с регистрацией причин смерти, где из-за ошибок категоризации (наибольших именно в первичных данных) скрываются смерти насильственные.
Tags: РФ, антропология насилия, всемирная история, книги, коммунизм, криминология, либерализм, массовые явления, национализм, общественная борьба, политика, реакция, социальная психология, социальное влияние
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • (без темы)

  • (без темы)

  • Техническое

    Преодолел свою лень, после длинного перерыва буду писать временами в этот блог, и обязательно ретранслировать материалы из сообщества "…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 32 comments

Recent Posts from This Journal

  • (без темы)

  • (без темы)

  • Техническое

    Преодолел свою лень, после длинного перерыва буду писать временами в этот блог, и обязательно ретранслировать материалы из сообщества "…