?

Log in

No account? Create an account
entries friends calendar profile Чулан и склад Вольфа Кицеса Previous Previous Next Next
Вольф Кицес
wolf_kitses
wolf_kitses
Как можно помыслить прогрессивность (реакционность) религии?

(понятой как вера и общественное движение вместе)

На прошлой неделе, читая френдов, увидел обширнейшую дискуссию у левых тт. «о прогрессивности/регрессивности протестантизма», участникам которой спасибо, ибо привела мысли в порядок.

Сперва т.Долоев попробовал отмыть чёрного кобеля добела поднять милых левым исламофилам «муджахидов» утверждением – мол, в исламизме ничего нет плохого, это просто ближневосточный вариант протестантизма-кальвинизма. Которые позитивно оценивались Бородачами как идеологические предвестники (потом – и несущие конструкции в надстройке) наступающего капитализма, и вообще прогресса. Поднялась волна сомнений и возражений, на гребень которой выплыло противоположное, но столь же неверное утверждение.

Мол, в ранних (незавершившихся) буржуазных революциях в большинстве стран Европы (Франция от гугенотских войн до Фронды, Богемия, Пфальц и некоторые другие области Священной Римской Империи германской нации, Венгрия, Речь Посполита) именно католическая партия представляла собой «добрых буржуа». Реформаты же (французские, чешские и венгерские оптом) представляли собой, мол, реакционный класс, аристократию. Почему, мол, Варфоломеевская ночь была воспринята не только (даже в протестантской, капитализирующейся Англии, в Польше и других странах «второго издания крепостничества» - и не столько) как резня по религиозному принципу, сколько истребление «лучших людей королевства» «торговыми мужиками» и низкой чернью.

Как, скажем, в декабре 1572 г. «королева-девица» «предписывала своему послу в Париже Уолсингему напомнить королю о его позорном деянии:

«Великая резня во Франции знатных людей и дворян без суда и следствия… как нам кажется, настолько затрагивает честь нашего доброго брата, что мы не можем без слёз и сердечного сокрушения слышать этого о государе, столь близком и союзном нам [речь шла о «французском браке» королевы в видах союза двух стран против Испании. В.К.]… Их не привели отвечать перед судом, прежде чем казнили… и нам было бы в высшей степени странно и неприятно слышать об этом как об ужасном и опасном прецеденте. Мы сожалеем, что наш брат, чью натуру мы считали мягкой и благородной, столь легко склонился к такому решению, в особенности, когда мы узнали, что женщин, подростков, девиц и младенцев, ещё сосущих грудь, убивали и сбрасывали в реку, и что право на убийство дано самой грубой и подлой черни…. По всему видно, что эта ярость была направлена только против тех, кто исповедовал реформированную религию, несмотря на то, участвовали они в каком-либо заговоре или нет, и вопреки эдикту об умиротворении, столь часто подтверждавшемуся, они были вынуждены либо бежать, либо лишиться своих должностей». Всё это, про мнению Елизаветы, доказывало, что намерением её «доброго брата» было искоренение той самой веры, которую исповедовала и она[1].

О.В.Дмитриева. Варфоломеевская ночь и перспективы англо-французского союза. // Варфоломеевская ночь: событие и споры. М.: РГГУ, 2001. С.54.

И вообще, мол, Кальвин с последователями (скажем, голландскими) вопреки мнению Бородачей представляют идейное течение, отстаивающее святость Старого порядка и сугубо враждебное революциям. Что аргументировано ссылкой на выраженное в «Счастливом мореплавании» Иоста ван ден Вондела отношение к убиению английскими единоверцами Карла I - хотя тут полно (естественной для воспеваемого автором адм.Тромпа) классовой ненависти и ничего про веру, ему «священна» кровь короля, но не Гейдельбергский катехизис. Да и вообще, «парадный пример» отнюдь не подтверждает общее правило, а, скорей, дискредитирует его; оно подтверждается лишь внятным разбором всей совокупности относящихся к делу фактов (среди которых обязательно д.б. специально подобранные с целью опровержения теории – последняя верна или, точней, пока может развиваться, если последнее не получается).

Пуританскую революцию в Англии и швейцарский республиканизм, - скажем, Цвингли, - эти авторы естественным образом подают «исключением из правил». Однако, как замечал Бродель, если смотреть из прошлого, «ростки будущего» в нём будут именно что исключением из правил. Если анализировать «средние случаи» и «общие тенденции», то эти «исключения» попросту незаметны; хорошая теория общественного развития, вроде марксизма, хороша именно тем что позволяет указать «ростки будущего» в период, когда они ещё не развернулись в полную силу, не замечены современниками и пр.

Как именно эти «исключения» проходят в будущее, оттеснив бывшие «массовые явления» и «господствующие тенденции» на периферию, можно понять лишь создав работающую модель «Старого порядка» со «слабыми местами» системы. Там «ростки нового» и прорастают, изменяя социальную ситуацию под себя, и приспособляя старое к своим нуждам и пр.

Понятно, в защиту обоих суждений можно набрать некое множество сходств и сближений; характерно, однако, что никто не пытается проблематизировать эти теории поиском фактов и явлений, подрывающих эти сближения, несовместимых с ними и фальсифицирующих их. Действительно, попытка представить религиозные войны во Франции как классовый конфликт не соответствует фактам. «в среде и протестантов, и католиков существовали одновременно группировки аристократические и буржуазные, так что ни одну из них нельзя определить однозначно, доказывая тезис о классовом конфликте;

- трактаты «Франкогаллия» Ф.Отмана, «О правах магистратов» Т.Беза – при их безусловной тираноборческой и республиканской направленности – не были антисеньориальными;

- протестантское государство на французском юге, возглавляемое губернатором Лангедока Дамвилем (что само по себе уже является аристократическим элементом), никак нельзя назвать антисеньориальным, хотя оно было и республиканским, и антимонархическим;

- утверждение … о демократических чертах Католической лиги (точней – парижского Совета шестнадцати как лидирующей группировки Лиги) опровергает тот факт, что – как показали Д.Рише и Д.Сэлмон – этот совет состоял из представителей среднего класса и верхушки буржуазии. Но, главное, Совет шестнадцати имел своей цель проведение именно религиозных, а не социальных реформ. Не говоря о том, что парижский Совет – ещё далеко не вся Лига. Пример Парижа нетипичен; в остальных городах Католической лиги – Тулузе, Руане, Анжере, Рене, Нанте – классовое напряжение ничем себя не проявляло.».

Н.В.Иванова. О религии в религиозных войнах. // Варфоломеевская ночь: событие и споры. М.: РГГУ, 2001. С.229-230.

То есть это был некий аналог войн Алой и Белой Розы, обычная феодальная «замятня» (в отличие, например, от восстания Этьена Марселя), лишь наложившаяся на религиозное размежевание, идеи которого ещё не «срослись» с линиями классового размежевания, будучи только знаменем разных группировок. Во Франции (в отличие от Англии, Венгрии, Германии, Голландии, Речи Посполитой, но также, как в Скандинавии) они так и не «срослись» никогда. Ближайшее крупное социальное движение (Фронда) было по сути индифферентно к религии.

А вот что действительно стоит разным религиям (и идеологиям) ставить в упрёк (иль в заслугу при оценке их прогрессивности/реакционности, данные авторы даже и не рассматривали ((( Но главная беда в том, что вопрос о прогрессивности / реакционности идейных движений здесь решается вообще не с той стороны. [Что такое для меня, коммуниста, прогресс – см. 5 критериев оного. В.К.]

Тем более речь, что идёт о религиозных движениях. Там мощная доза «священного» в идеологии крайне увеличивает готовность больших масс людей действовать независимо от их материальных (в т.ч. классовых) интересов, а то и вопреки им. В этом случае ни революционность/консерватизм, ни реальное участие в действиях на стороне прогресса/реакции не могут быть поставлены в заслугу/в упрёк самоё религии, ибо факторы, определившие их место в историческом процессе, с религией как таковой часто не связаны.

Действительно, есть два типа самоопределения людей. Первое связано с «социальной материей»: член общества определяется относительно главного – классового разделения – и его дериватов в виде существующей социальной стратификации, что в пределе даёт соответствующие эмоции - классовую (групповую) ненависть, гордость, предубеждения, подчинённость и пр. На этот процесс «автоматического» социального познания религия влияет не очень, здесь прямо действуют «марксовы факторы», связанные с классовой принадлежностью, и те поведенческие закономерности, которые выступают их трансмиссией в межчеловеческих взаимодействиях. А дальше соответствующие эмоции – с угнетением и зависимостью, проявленными через них – толкают к осознанию своей принадлежности, выработке идей, в чём его достоинства или проблемы, как сохранить первое (одолеть второе).

И вот здесь вид идеологии (и религия как самая примитивная, минимально «онаученная» форма последней) окажется важным условием в облегчении или затруднении того эйдетического метаболизма, который является ключевым фактором в понимании людьми разных классов своего места в мире и в обществе, и последующей борьбе за улучшение первого/прогресс второго. Как я уже писал, полнота и точность прохождения пути социального познания (для индивида, для класса - к превращению в "класс для себя") прямо пропорциональны степени "онаучивания" идеологии. Религии хоть формы ложного сознания, но в ряде случаев этому процессу не только мешают, но и способствуют.

Другая помеха на том же пути социального самопознания и для индивидов, и для классов - социальная зависимость "низших" от "высших", "младших" от "старших", занятых "обслуживающим трудом", "наймитов" от "работающих на себя и пр. в социальной иерархии (п.1), естественным образом препятствующая обоим в выработке адекватного сознания[2]. Так вот, и здесь одни религии резко усиливают социальную зависимость (или точней, отдельные течения внутри религий, которые часто неоднородны по этому принципу), другие, напротив, ослабляют её.

Чем первые религиозные движения отличаются от вторых и почему? Основу общественной жизни составляет классовая борьба, которая на молекулярном уровне предстаёт как «обработка людей людьми». И поскольку мы, люди, «символические животные», то в этой борьбе, обработке и конкуренции действуем исходя из определённых идей – к которым сами пришли, от кого-то усвоили, в книжках вычитали и пр. «Выделение» идей, их отбор и распространение в массах в рамках т.н. эйдетического метаболизма внутри социума в ответ на проблему, конфликт так или иначе предшествует социальному действию, поскольку последнее делается на основании идей, принятых и усвоенных из распространяющихся. И вот, во всех мне известных обществах есть два способа обращения человека с идеями, важными для его жизни и действия (независимо от того, принял он их осознанно или усвоил некритически, а действует непроизвольно, в рамках т.н. «социального бессознательного).

Первый вариант – эти идеи не для всех, доступ к ним ограничен кругом строго чтимых посредников. Они же наставники, поскольку определяют для основной массы людей, что делать в данной проблемной ситуации, «выдав» им должную интерпретацию важных идей. Многажды реже они «выдают», «почему» делать надо то или другое, но, так или иначе, окормляемые самоопределяться не могут, попытка этого рассматривается как опасное вольнодумство, ересь, мятеж и измена традиции.

То есть люди, действующие в истории (в первую очередь это, конечно, трудящиеся, но и некая часть «управляющих классов» в придачу) в первом случае будут социально зависимыми. Наставники, «старшие», управляют их верой и прочими социальными эмоциями, определяя, что правильно, и в чём нарушение. Даже если их вера – не только ритуал, но и текст, доступ к нему простецам ограничен, возможность самостоятельного комментирования, понимания и вывода следствий пресекается и преследуется по мотивам «не по чину берёшь», «знай своё место» - ну и как опасное вольнодумство вкупе с отвратительным нарушением традиций. То есть самостоятельные поиски духовной пищи здесь ненормальны, если не криминальны; окормляемые должны постоянно поверять помыслы и чувства наставнику, подчиняться ему в своих действиях.

До автоматизма – как «идущий по пути тариката» мюрид своему духовному руководителю – суфию, или хасид - цадику. Или так: «Против демократии есть только это единственно верное средство – общенародное голосование. В нём ведь определяющая роль отводится крестьянам. Ну а крестьяне покорно выполняют то, что им подсказали сельские священники».
(Умберто Эко, «Пражское кладбище», пер. Е. Костюкович).

Степень подчинённости, руководимости и окормляемости в идейных движениях первого типа может быть различна, но принцип социальной зависимости от наставника выдерживается везде и всегда. Сомнение в нём (не говоря о нападках), с попыткою умалить посредников между человеком и идеей (верой) здесь недопустимо. Всё сказанное действует, даже если в основе соответствующей традиции лежит Текст, который верующим в принципе надо уметь читать, понимать прочитанное и применить понятое в жизни. Наиболее яркие примеры движений «первого типа» - католицизм в христианстве, суфизм в исламе, хасидизм в иудаизме, и пр.

Сюда же относится и «политический ислам», что шиитский в Иране, что суннитский у «Братьев-мусульман» с салафитами. Представляющие его духовные авторитеты (Наср’алла, Юсуф аль-Кардауи) – худшие богословы (если не сказать большего), но сильно более жёсткие руководители по сравнению со средней нормой. И, естественно, «ворота иджтихада» у них закрыты, пытающиеся открыть, пусть даже из прагматических соображений – еретики. «Низшие», «младшие» или простецы здесь могут верить или не верить, их мнения всё равно не спрашивают, к самостоятельному действию они не допущены, но должны следовать традиции и слушать наставников[3], иначе секир башка.

Движения второго типа взрывают эту социальную зависимость, требуя взаимодействия между человеком и Идеей напрямую, отрицают посредников. Здесь человек может (и должен) сам, своим умом и своей верой дойти до важных вещей жизнеустройства, выражать своё отношение к ним. Отсюда, с одной стороны, опора на книгу и знание, другой – демократия, с выборностью наставников и (священнослужителей), в своих чувствах и действиях люди отчитываются перед собратьями, критика и самокритика, а не только «старшими». Конечно, в силу понятных социальных причин возможно восстановление иерархии (как кое-где консисториальный принцип построения церкви вытеснял пресвитерианский), но именно как регресс.

Естественно, это в первую очередь протестантизм с его «Sola fide» (только верой!) и «Sola scriptura» (только текстом), с движением от власти епископов к конгрегационизму или пресвитерианскому управлению. И стилистически очень сходные с ним направления в исламе (мута’зилиты и часть ортодоксальных суннитских школ), иудаизме (миснагеды), православии (часть старообрядцев, до них - нестяжатели в противоположность иосифлянам) и даже католицизме (напр., янсенисты).

Эти движения раскрепощают индивидуальную способность суждения и одновременно освобождают в иерархии посредников-наставников. Как только люди (в их рамках) усваивают, что имеют право (и даже обязаны) сами судить о своих делах, что выборные ответственны перед ними, не они подотчётны наставникам – революционизация происходит быстро, несмотря даже на глубокое почтение к Старому порядку лично Кальвина и т.п. авторитетов. Опора протестантов (особенно воинствующих, кальвинистов) на книгу и знание играет роль дополнительного детонатора; их неслучайно сравнивали с большевиками. А большевики неслучайно прилагали усилия к работе среди русских старообрядцев и сектантов протестантского толка, эта среды капитализировалась сверху и революционизировалась снизу при прочих равных сильней населения в целом, оттуда вышла заметная часть членов партии и пр. См. «Историю русской Церкви» Н.М.Никольского.

Как революционизация масс, в которых распространялся кальвинизм, происходила в Англии, показано в книге М.А.Барга:

1-2-3-4-5

Великая английская революция в портретах её деятелей». М.: Наука, 1991).

И этот запал не угас аж до 19 века:

«В Ланкашире действовал методистский священник Стефенс, в своих зажигательных проповедях заявлявший: "Народ сейчас достаточно чуток к правде и вполне способен с мечом в руках добиться этой правды", "если мы не можем больше жить работой наших рук, то бог хочет, бог приказывает, чтобы мы брали там, где можем. И если дело доходит до этого, я буду с вами, я первым пойду впереди, но не с кинжалом под платьем, а с блестящим ружьём за плечами.

Долой это проклятое правительство! Долой палату общин! Долой палату лордов! Долой трон! Да, долой престол! Жгите церкви! долой всякие ранги! Долой всякие почести, всякие титулы, всякую власть! Долой всё, кроме честных бедных людей и хорошей платы за хороший труд!"

Н.Рожков. Русская история в сравнительно-историческом освещении (основы социальной динамики). Т.9. Производственный (аграрный и промышленный) капитализм в Западной Европе и внеевропейских странах. М.: книгоиздат.товарищество "Книга", 1924. С.70-71.

Он же дал малоизвестное у нас восстание в горных словацких городах 1524-1526 г.

«Словацкие крестьяне приняли активное участие в крестьянской войне 1514 г. Словаки комитатов Гонт и Новоград были в числе первых, ставших под знамя восстания. Однако жители большинства городов не поддержали выступления крестьян. В этом заключалась одна из главных причин поражения восстания 1514 г.

Положение изменилось к 20-м годам XVI века, когда в Венгрию, в том числе и в словацкие земли, начали проникать реформационные учения, получившие распространение в широких слоях населения. Распространение Реформации облегчалось тем обстоятельством, что в Словакии положение жителей городов резко ухудшилось. Особенно тяжёлой была жизнь словацких горняков. В 1524 г. начинается восстание в горных словацких городах. Владельцы рудников Фуггеры и Турзо жестоко эксплуатировали горняков. Не меньшим притеснениям подвергались рабочие и со стороны городского патрициата, состоявшего в основном из чужеземцев.

Непосредственным поводом к восстанию послужил отказ горняков в Кремнице, Банска-Бистрице и других городах принимать неполноценные деньги, которыми расплачивались Фуггеры. Рабочие изгнали представителей Фуггеров и прекратили работу, дав клятву не приступать к её возобновлению до выполнения их требований. Одновременно рабочие добивались смещения городских властей. В мятежные города были посланы королевские чиновники, которым было передано отнятое у Фуггеров управление рудниками в Банска-Бистрице. Но положение горняков не улучшилось, и недовольство рабочих продолжало расти.

Читать далее






[1] Совсем иначе описывает то же самое протестантский проповедник, памфлетист Стеббс (оставивший по приговору суда руку на эшафоте, вместе с печатником и издателем, за нападки на Елизавету). Упор делается на порочность французов, проявившуюся в истреблении невинных, Англию, как хранительницу веры и чуть ли не единственную христианскую страну – то вполне себе буржуазный национализм. “пример несчастного брака, заключённого между лидером гугенотов и католической принцессой из дома Валуа, становится одним из самых убедительных exempla Стеббса, по выражению которого «само упоминание парижской свадьбы должно отвратить любого англичанина или французского протестанта от ожидания какого бы то ни было блага, которое могло бы последовать за совершением зла… И если бы адмирал и сто тысяч человек, женщин и детей, (sic!) чья невинная кровь освятила тот брак, могли бы восстать из мёртвых… они бы из своей небесной любви к земной церкви Христовой живо и горячо отговаривали бы нас от подобной свадьбы; они бы показали вред от этого брака с таким воодушевлением и страстностью, что их раны снова закровоточили бы, а их обезглавленные тела заговорили бы, взывая к вам». По логике Стеббса, если французы проявили такую жестокость по отношению к соотечественникам, ничто не удержит их коварных происков в Англии, тем более что эти страны – не только давние соседи, но и вечные соперницы. Здесь Стеббс даёт выход давним франкофобским настроениям, ссылаясь на исторический опыт, Столетнюю войну, неудачные последствия всех прежних англо-французских браков, интриги Франции с известными врагами англичан – шотландцами и т.д. В его представлении вражда французов к его нации постоянна, а дружба временна и фальшива, французы «ненадёжны и хуже мавров, ибо ите держат обещания данные людям другой веры, а французы – нет» и не дело искать среди них брачных партнёров». О.В.Дмитриева, ibid. C.61-64.

[2] Один из примеров: читая Н.Н.Платошкина про убийство Кеннеди, обратил внимание вот на что. Ли Харви Освальд по возвращению из СССР вроде бы очень трезво сравнивал жизнь там с американской. Уровень свободы, говорил он, там и там примерно одинаков. С образованием\медициной лучше в СССР, что там не останешься безработным - ещё лучше. вот в СШа лучше с товарами, в СССР - скудость, тут - изобилие. При этом хороший костюм, куртку и другие "долгоиграющие" вещи он купил в СССР, в США же приобрести их у него шансов не было. Не говоря уже о квартире. Ибо в СССР он - квалифицированный рабочий на минском "Горизонте", в США - неквалифицированный или безработный. Т.е. для него и ещё примерно половины американцев "больше товаров" было бы в СССР, но они высказываются - что в США.

[3] Вполне позволяющих себе и расслабиться – в современном мире также, как в средневековье

Tags: , , , , , , , , , , , ,

13 comments or Leave a comment
Comments
coyoteodin From: coyoteodin Date: August 20th, 2013 12:26 pm (UTC) (Link)
любая монотеистическая религия априори реакционна
wolf_kitses From: wolf_kitses Date: August 20th, 2013 12:29 pm (UTC) (Link)
??? имхо бред. Скажем, они дали понятие истины (которую надо отстаивать, за которую не жаль отдать жизнь и пр.)
pronzus From: pronzus Date: August 26th, 2013 12:24 pm (UTC) (Link)
А политеистическая?
wolf_kitses From: wolf_kitses Date: August 20th, 2013 12:31 pm (UTC) (Link)

ещё в тему движений 1-го и 2-го типа

"следует уделить особое внимание отношению баасистской философии и баасистского режима в Ираке к религии. Основатель БААС, сирийский православный христианин Мишель Афлак определял ислам "не как религию, а как цивилизацию", как "воплощение арабизма", арабского национализма, который сам по себе существовал задолго до прибытия магометанства. Подобная концепция имела особую ценность в гетерогенном обществе наподобие иракского, и давала возможность построить мосты – между курдом и арабом, суннитом и шиитом, мусульманином и христианином.
Сам Саддам сформулировал свое отношение к религии так: "Наша партия не может оставаться нейтральной в деле веры и безверия. Мы всегда на стороне веры. Но некоторые декадентские силы пытаются, под маской религиозного рвения, втянуть правительство в дела веры, в самой недисциплинированной манере, с тем, чтобы изолировать БААС от народных масс. Поэтому для партии и правительства необходимо уклоняться политизации религии. Каждая вера и каждая секта имеет право соблюдать свои религиозные ритуалы".
Подобное определение – фактическое отделение государства от религии было анафемой для аятоллы Хомейни. Он обратился к этой теме в начале 70-х, изложив свою точку зрения в серии памфлетов Хукумат-и-Ислами (Исламское Правительство). Хомейни писал о необходимости подчинения политики исламским религиозным принципам и о грядущем "триумфе политической революции Ислама".
http://blackstonebite.livejournal.com/32241.html
red_w1ne From: red_w1ne Date: August 20th, 2013 12:58 pm (UTC) (Link)
Я не люблю "удревление" исламизма и помещение его в контекст средних веков. Хотя корни его оттуда, на самом деле это явление характерное для последних десятилетий, тесно связанное с неолиберальной политикой. Исламизм далеко не уникален в этом отношении - есть, например, индуистский фундаментализм (т.н. хиндутва), христианский фундаментализм, в т.ч. гундяевщина и прочее мракобесие.
From: red_white_gold Date: August 20th, 2013 01:01 pm (UTC) (Link)
+++
не случайно исламистам сейчас приходят в голову "светлые" идеи вроде сноса статуй Будды или египетских пирамид (которые благополучно простояли 1400 лет ислама)
wolf_kitses From: wolf_kitses Date: August 20th, 2013 01:04 pm (UTC) (Link)
я про то же самое (см. по ссылке) - просто в каждый из моментов истории наблюдается дихотомия "движений 1 и 2 типа" и тут у всех современных фундаменталистов есть изоморфы (не гомологи). К слову, нынешний исламизм (в частности, турецкий) по части способов репрезентации, претензий, обращения с массами - подражание протестантским фундаменталистам в США.
From: red_white_gold Date: August 20th, 2013 01:26 pm (UTC) (Link)
Про протестантизм, кратко-тезисно:
1. "Прогрессивность" протестантизма состоит исключительно в возможности земельной экспроприации (т.к., как убедительно показал Георг Джордж, обладание землей при капитализме- важнейшее средство к обогащению) у церкви- за счет чего во Франции капитализм и запустился позже/хуже, чем в Англии. Которая к делам религиозным не имеет никакого отношения и, возможно, не будь Реформации, была бы обоснована другим путем (Филипп Красивый, будучи католическим королем, спокойно ограничил церковные сборы)- тут скорее Реформация сыграла сугубо отрицательную роль, помешав реформированию (огосударствлению) религии в странах, её не принявших. Религиозные же войны во Франции привели только к бессмысленному самоистреблению народа и отсрочили подъем народного движения против аристократии
2. Тезис о том, что Реформация способствует свободе мышления, высосан из пальца. Реформация в Германии стала знаменем княжеского произвола по отношению к простому народу (ограниченного до того императором и Папой) и окончательно послужила развалу Германии, сделав невозможным её объединение (в противовес успешно объединившейся католической Франции), везде в германских княжествах протестантизм как государственная религия вводился княжеским произволом; неслучайно Гейдельбергский университет стал реформатским именно по курфюршеской воле. В протестантской Германии князья целиком контролировали религиозную жизнь своих подданных, и трудно придумать более противный духу свободы совести документ, чем Аугсбургский мир. Не стоит и говорить, конечно, что ни в одном немецком княжестве, принявшем протестантизм, полноценный капитализм до XVIII века так и не запустился
3. Если же мы посмотрим на начало XVII века, то "веротерпимыми" окажутся, конечно, не протестантские княжества (в которых всякий должен был исповедовать ту веру, к которой принадлежал князь), не Англия (где католики были преследуемыми гражданами второго сорта) и не какая-нибудь Скандинавия, а католические страны- Франция (король- бывший гугенот), Австрия (где до мятежа в поддержку чешских сепаратистов протестанты спокойно жили по всей стране; все города и большая часть дворянства исповедовали протестантизм) и рейнские церковные княжества, где жили те же анабаптисты, представители народной Реформации, подавленной князья. Причем накрылась эта веротерпимость вовсе не из-за католического фанатизма (по крайней мере, во Франции и Австрии), а из-за того, что дворяне под прикрытием протестантской идеологии проводили земельные захваты и открыто пытались класть на центральные правительство МПХ- требуя кроме церковной автономии ещё и политической
4. Возвышение Англии и Голландии опять-таки никак не связано с протестантизмом- а детерминировано исторически задолго до того: в случае Англии Вильгельмом Завоевателем, резко ослабившим аристократическую вольницу, а в случае Голландии- тем, что Нидерланды всегда были центром развития городов. Ах да, голландская антииспанская и английская антимонархическая революции неизбежно произошли бы даже в мире без Реформации
Иначе говоря- прогрессивность протестантизма высосана из пальца (а там, где она внешне реальна- происходит от других, неучтенных факторов), точно также как и то, что он якобы стимулирует "свободное, независимое мышление"
ray_idaho From: ray_idaho Date: August 20th, 2013 02:24 pm (UTC) (Link)
прогресс Англии больше связан с добычей угля, они уже в XIX добывали столько же, сколько сейчас Россия
russ_muslim From: russ_muslim Date: August 20th, 2013 03:09 pm (UTC) (Link)
Аллах и Его религия не нуждаются в адвокатах-безбожниках. Если вам интересна тема войны и мира в Исламе, то читайте: http://russ-muslim.livejournal.com/2330.html

Об экстремистских сектах в Исламе сказано здесь: http://russ-muslim.livejournal.com/2594.html

А смешивать саляфитов с шиизмом, "Братьями-мусульманами" или "Талибаном", считать, что духовным авторитетом первых является Юсуф аль-Кардави могут лишь люди, которые ВООБЩЕ НИЧЕГО НЕ ПОНИМАЮТ в Исламе (или сознательно лгут). Немного о самозваниях мусульман: http://russ-muslim.livejournal.com/9865.html
vlad_kosarev From: vlad_kosarev Date: August 20th, 2013 04:07 pm (UTC) (Link)
Дело в том, что здесь изучают религию, а не веруют в бога.
Сохраняя уважение к чувствам тех, кто верует.
From: kodusass Date: August 20th, 2013 04:51 pm (UTC) (Link)
Профессор МГУ расскажет студентам о православном взгляде на естествознание http://lenta.ru/news/2013/08/20/orthodox/ Межфакультетские курсы (МФК) появились в МГУ в весеннем семестре 2012/2013 учебного года для расширения кругозора студентов. Они ОБЯЗАТЕЛЬНЫ для студентов-очников на 3-м и 4-м курсах специалитета, 3-м курсе бакалавриата и 1-м курсе магистратуры.
Я думаю это в тему :-)
From: (Anonymous) Date: September 9th, 2013 03:03 pm (UTC) (Link)
Левые исламофилы - это что-то типа национал-пидарасов? Как можно быть левым и при этом испытывать "-фильство" к религии, консервирующей отсталость и мракобесие?
13 comments or Leave a comment