Вольф Кицес (wolf_kitses) wrote,
Вольф Кицес
wolf_kitses

Categories:

Арабская работорговля

Ужасы европейской работорговли всем известны: они длились более четырёх столетий, и в целом унесли около 60 млн. жизней, с таким вот распределением по векам и странам-работорговцакм.

СТРАНЫ

Вывоз рабов, тыс.чел/столетие

XVI

XVII

XVIII

XIX

Всего

Португалия

50

600

2000

1200

3850

Испания

75

300

600

600

1575

Англия

300

1800

2100

Франция

160

1400

50

1610

Голландия

н.д.

н.д.

н.д.

1000

ИТОГО:

125

более 1360

более 5800

более 1850

10035

Meyer J., 1991. Sklaverei und Sklavenhandel // Mitteilungen AvH-Magazin. Nr. 57 Н.7. S.6.

http://www.demoscope.ru/weekly/knigi/polian/polian_0-2.pdf

А про арабскую  работорговлю мало кто слышал, хотя она практикуется аж с VIII века и погубила почти столько же – 40 млн. африканцев. В традиционном арабском обществе не было своих аболиционистов, никто из мусульман до начала влияния европейских социальных идей не выражал возмущение этой практикой, и эти миллионы жизней ушли бесследно, как вода в песок. В Турции рабство официально было запрещено только после крушения Османской империи в 1918 году, в Саудовской Аравии в 1949 году, но втихую существует и поныне, в Судане и Мавритании его и не отменяли.

На восточном побережье Африки арабы основали ряд городов, создали плантации кокосовых пальм, гвоздики, перца, где работали невольники-африканцы. Затем начался вывоз рабов в страны Востока: Аравию, Ирак, Персию, Турцию, Мьянму, страны Дальнего Востока. Черные рабы использовались, в частности, на плантациях сахарного тростника в окрестностях Басры. Кипр, Египет были наводнены рабами всегда: как и на американском Юге, здесь рабов использовали на плантациях – сахарного тростника и хлопка, реже на рисовых полях.

С рабами арабские и турецкие рабовладельцы обращались покруче американских или гаитянских коллег. Те старались разводить своих невольников: транспортировка через океан обходилась дорого, да и с 1807 г. ввоз рабов в США был запрещён. Турки и арабы расходовали невольников не жалея, ведь всегда можно снарядить следующую экспедицию. Поэтому в мусульманских странах негров и мулатов практически не осталось, в отличие от обоих Америк (одно из немногих исключений – два или три негритянских села в Абхазии). Наконец, невольников использовали также и в индустрии удовольствий: красивых мальчиков, особенно эфиопов при этом кастрировали – варварски и без всякой дезинфекции. Выживал один из десяти (А.Брэм «Путешествие по северо-восточной Африке»). 

В Омане и на Занзибаре рынки рабов активно функционировали ещё в конце XIX века, общий объём продаж на них (с учётом существенной гибели при транспортировке) соответствовал примерно миллиону негров и эфиопов ежегодно. В нынешнем столетии главным центром арабской работорговли сделались Занзибар и Египет; отсюда работорговцы отправлялись с вооруженными шайками в глубь Африки — в страны по верховьям Нила и Конго и в область Великих озер, производили там опустошительные набеги (рацции), основывали, местами, укрепленные станции и выводили толпы рабов к прибрежным пунктам восточной Африки. Такой же центр работорговли существовал в Мали.

И европейская, и арабская работорговля носила истребительный характер, в корне подрывала воспроизводство населения (вроде того, как китобойный промысел ведёт к закономерному вымиранию китов). Поэтому область работорговли постоянно расширялась по мере исчерпания ресурсов «живого товара» в местах первоначального промысла: у европейцев  «отработанная зона» активной работорговли, образовавшись в районе современного Сенегала, быстро продвигалась в направлении Берега Слоновой Кости, затем Нигерии, а к концу XVIII века— в сторону Конго и далее на юг, вплоть до Анголы, в свою очередь уже истощенной португальцами и бразильцами. У арабов – от Судана и Чада в Центральную Африку, до Конго и Замбези, а также в Эритрею и Эфиопию, с одной стороны, от восточного побережья Африки вглубь континента – до Уганды, Руанды и той же Анголы, с другой.

Как действовали арабские работорговцы, хорошо описано в биографическом очерке Я.М.Абрамова об известном путешественнике Г.М.Стенли «Г. М. Стэнли. Его жизнь, путешествия и географические открытия» и у Альфреда  Брэма в «Путешествии по северо-восточной Африке». Впрочем, к концу XIX века турецкие власти в Судане при помощи отдельных европейцев-энтузиастов пытались положить конец этому промыслу, и мир узнал об арабской работорговле больше.

Одним из таких европейцев - Эмин-паша (немецкий еврей Эдуард Шнитцер), ради поисков которого предпринял свою экспедицию Стэнли, «был назначен губернатором самой южной провинции Судана, лежащей на верхнем течении Нила почти под экватором. Провинция эта, недавно присоединенная к Египту, в первые годы египетского управления подверглась чудовищному разграблению со стороны египетских властей, их войск и в особенности находившихся под их покровительством арабских работорговцев. Последние обратили всю страну в поле охоты за людьми и вели это гнусное дело в столь широких размерах, что грозили превратить всю страну в пустыню. Вступив в управление провинцией, Шнитцер, переименовавший себя в Эмина, обуздал египетскую администрацию, египетские войска заменил самими туземцами и начал такую решительную войну против работорговцев и охотников за людьми, что скоро их и следа не осталось в его провинции.

По мере того, как Стэнли в это путешествие приближался к водопадам его имени, страна, которую он нашел при первом посещении столь цветущею и переполненною населением, теперь предстала перед ним совершенно разоренной. Деревни были выжжены, пальмовые деревья вырублены, поля заросли дикой растительностью, население исчезло. Словно какой-то исполинский ураган прошел по стране и сокрушил все, что можно было сокрушить. Только кое-где встречались люди, сидевшие на берегу реки, опершись подбородком на руку и тупо смотревшие на все окружающее. Из расспросов этих людей Стэнли узнал, что разорение страны было делом рук арабских работорговцев, проникших наконец и сюда. Эти разбойники пробрались из Ниангуэ на верхнем Конго на Арувими, один из главнейших притоков Конго, и разорили огромную область в 50 тысяч квадратных верст, зацепивши при этом и часть населения по Конго, выше впадения Арувими. Подойдя к какой-либо деревне, арабы нападали на нее ночью, зажигали с разных сторон, убивали из жителей взрослых мужчин, а женщин и детей уводили в рабство.

Скоро Стэнли встретил огромный отряд работорговцев, который вел больше двух тысяч пленных туземцев. Чтобы набрать такое количество пленных, арабы разрушили 18 деревень с населением приблизительно в 18 тысяч человек, которые частью были убиты, частью разбежались, частью, наконец, умерли уже в плену от жестокого обращения своих новых господ. Обращение это было неизмеримо хуже обращения со всякой скотиной. Несчастные были в оковах и привязаны целыми партиями к одной цепи. Цепь прикреплялась к ошейникам, давившим горло. Во время пути положение закованных было неизмеримо хуже вьючного скота, как бы он ни был тяжело нагружен. На привалах оковы и цепь не давали возможности расправить члены или свободно лечь. Люди должны были жаться один к другому и никогда не имели покоя. Кормили арабы своих пленных лишь настолько, чтобы из них выжили сильнейшие, так как более слабые являлись для них лишь обузой ввиду далекого пути до Занзибара — главного невольничьего рынка в Восточной Африке.

Стэнли готов был напасть на этих разбойников, наказать их и силой отнять у них несчастных пленников. К сожалению, он располагал слишком ничтожными силами для того, чтобы иметь хоть какой-нибудь успех в стычке с многочисленным отрядом арабов и их людей, вооруженных превосходными ружьями. Но он решился сделать все возможное для защиты туземцев от разбоя арабов и вскоре основал у Водопадов Стэнли станцию, назначение которой состояло в том, чтобы помогать туземцам давать отпор арабам-работорговцам, если они появятся на верхнем Конго. Затем Стэнли вступил в сношения с Типпо-Типом: он предложил ему титул губернатора верхнего Конго и жалованье с тем, чтобы Типпо принял на себя обязанность не допускать в страну работорговцев и выгонять их, если они появятся. К сожалению, меры эти недолго имели практическое значение на верхнем Конго. Лица, заменившие вскоре Стэнли во главе администрации “штата Конго”, сочли излишним поддерживать с Типпо-Типом те отношения, которые были установлены Стэнли; вместе с тем не было приложено забот о том, чтобы сделать станцию Водопады Стэнли достаточно сильной для отражения арабских шаек, и в 1886 году она была разрушена соединенными силами арабов-работорговцев. Зато более действенной оказалась другая мера, на принятии которой усиленно настаивал Стэнли, — запрещение торговли невольниками в Занзибаре. Мера эта принята лишь в самое последнее время, хотя при том влиянии, которое получили европейцы в Занзибаре с 1884 года, когда они — сперва немцы, а затем англичане — сделались полными хозяевами султанства, такая мера могла бы получить осуществление немедленно по опубликовании Стэнли тех ужасов, которые производят работорговцы внутри Африки, отыскивая там рабов» .

Торговая роль арабов в высшей степени важна, так как единственно благодаря им внутренняя Африка имеет возможность сбывать свои продукты и получать продукты цивилизации — ткани, железные изделия, оружие и прочее. Но вместе с тем арабы оказываются страшнейшей язвой Центральной Африки, — потому что важнейшими предметами, которые они вывозят из Центральной Африки, являются слоновая кость и рабы. Охваченные жаждою наживы арабы, чтобы добыть больше слоновой кости, без церемонии отнимают ее у туземного населения, сжигая при этом селения и убивая жителей. Еще убийственнее торговля рабами. Арабы просто предпринимают охоту на людей, разоряя и лишая населения целые страны. Так как оба главных предмета арабского вывоза становится все труднее добывать в областях, лежащих ближе к морю, — слоновую кость из-за ухода отсюда слонов, а рабов — вследствие того, что туземцы, получив огнестрельное оружие, дают теперь отпор арабским разбойникам, — то арабы с каждым годом проникают все далее и далее внутрь Африки. В середине шестидесятых годов они не проникали далее озера Танганьика, а в конце восьмидесятых Стэнли встретил их далеко на западе, по берегам Арувими, притока Конго, и в верхнем течении самого Конго. Конечно, далеко не все арабы занимаются таким разбойничьим ремеслом; есть между ними благородные люди, ведущие правильную и честную торговлю, которая сама достаточно выгодна здесь, чтобы обогатить каждого занимающегося ею. В новейшее время многие из работорговцев убедились в невозможности продолжать свой промысел при новых условиях, созданных появлением в Центральной Африке европейцев, и перешли к правильной торговле и обработке своих плантаций. Против упорных же работорговцев в настоящее время принимаются серьезные меры в Занзибаре, который недавно еще являлся главным пунктом работорговли. Меры эти явились, главным образом, под влиянием открытого Стэнли чудовищного способа, которым арабы получали свой живой товар. Однако еще до сих пор это зло сильно, и многие арабы по-прежнему охотятся на людей, опустошают целые области».

http://www.krotov.info/lib_sec/01_a/abr/amov_ya.htm.

Сейчас в мире имеется примерно 30 миллионов рабов. Большинство из них, как и в прошлом, черные А в той части Судана, которую посетил Брэм – в Дарфуре, арабская работорговля существовала в XIX веке и существует по сей день. Дарфур населяют разные народности, но все их можно разделить на две группы — чернокожие африканцы и арабские племена, населяющие регион примерно с XIII века. Те и другие исповедуют ислам, но их отношения всегда были напряжёнными и приводили к регулярным вооружённым столкновениям. Однако в одном они были едины – в работорговле: до XX века чернокожие и арабские работорговцы Дарфура соперничали друг с другом при осуществлении набегов на соседний Bahr el Ghazal для захвата рабов и последующей перепродажи в прибрежные районы Африки.

В ходе конфликта на юге Судана мусульмане с более светлой кожей совершают набеги на деревни народа Динка (черные христиане и анимисты), убивают всех взрослых мужчин, а женщин и детей продают в рабство. По всей Африке: в Мавритании, Мозамбике, Анголе, Гане, Бенине арабские работорговцы, точно так же, как два столетия назад, покупают черных детей и везут их в Саудовскую Аравию, Кувейт, Объединенные Арабские Эмираты, Пакистан, Индию и в другие места, где их ожидает неоплаченная трудовая или сексуальная эксплуатация - рабство.
Раб на местном рынке стоит $35, и в Европе с Америкой есть благотворительные организации, которые выкупают рабов и пытаются выпускать на волю – но куда? Они ж везде «нелегальные иммигранты».  Часть дарфурцев, пытаясь спасти от гибели, объявила себя происходящими от эфиопских евреев, из Судана просочилась в Израиль и пытается закрепиться там. Левые израильтяне требуют их принять, правые пытаются выгнать по причине сомнительного еврейства, а египетская пограничная стража расстреливает беженцев ради собственного удовольствия – словом, всё персонажи этой социальной драмы действуют именно так, как от них ожидаешь.
via wsf1917

 

 

Tags: мусульманский мир, общество
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 59 comments