Вольф Кицес (wolf_kitses) wrote,
Вольф Кицес
wolf_kitses

Categories:

Арабская работорговля-2

В продолжение этого

«Развитию товарно-денежных отношений способствовала всё увеличивающаяся торговля рабами. В первой половине ХIX в. по всему Восточному Судану была введена правительственная монополия на важнейшие товары: слоновую кость, страусовые перья, гуммиарабик и рабов. Турецко-египетские власти устраивали на африканцев облавные охоты. В 1825 г. через четыре года после установления в Судане египетского господства, в рабство было уведено 40 тыс. человек, а к 1835 г. это число возросло до 200 тыс.

В 1850 г. государственная монополия на поставку рабов в Египет была отменена, но охота за рабами продолжала приносить значительные денежные доходы арабской племенной знати, втянувшейся в этот «промысел». Быстрый рост торговли, в частности рабами, способствовал укреплению феодальных отношений среди кочевых арабских племён. Родо-племенная верхушка, превратившаяся в феодалов, жестоко эксплуатировала бывших своих соплеменников. Работорговля в той или иной степени затронула все народы Судана: племена, кочевавшие в южных районах страны, занимались поимкой рабов и их перепродажей скупщикам – выходцам из северных племён; племена же, пограничные с Египтом, были заняты перевозкой рабов из глубинных пунктов страны к красноморским портам.



В середине XIX в. в Судан в поисках лёгкой наживы устремились европейцы. Вскоре они наряду с турецко-египетскими купцами приняли самое деятельное участие в работорговле, вкладывая свои капиталы в «дело», приносящее огромные доходы. Охотники за рабами создавали вооружённые отряды, снабжали их продовольствием, боеприпасами, средствами передвижения. Часто такие отряды целиком состояли из мелких подразделений племени или отдельных родов во главе со своими шейхами.

Вскоре шейхи, убедившись, насколько выгодна охота за «чёрной костью», отказались от посредничества европейских и египетских купцов. Отряды охотников за рабами отправлялись либо в район Дар-Нуба (Кордофан), либо к верховьям Бахр-аль-Газаля, всегда возвращаясь с богатой добычей. Сначала согласно традициям племени шейх получал несколько большую долю дохода. Постепенно шейхи превратились в своеобразных предпринимателей: на собственные средства они организовывали отряды и, забирая всю добычу, выплачивали участникам походов денежное вознаграждение по 45-60 пиастров в месяц, хотя стоимость взрослого раба превышала 200 пиастров. Аскеры (воины, вооружённые люди) в поисках более высоких «заработков» стали переходить из одного отряда в другой. Появились работорговцы, под начальством которых находились буквально десятки тысяч вооружённых людей. Эти аскеры, живя за сотни километров от родины, утрачивали всякие связи со своим племенем, женились на местных женщинах. На границах с экваториальными областями возникли укреплённые города – постоянные резиденции работорговцев. Правитель Египта Саид-паша в 1857 г. официально запретил работорговлю. Это было вызвано чрезмерным усилением работорговцев, которые перестали считаться с египетским наместником. Кроме того, на Египет известное давление оказывали европейские державы, отказавшиеся от работорговли.

Но запрет Саид-паши остался на бумаге. Хотя турецко-египетские власти открытую охоту за рабами прекратили, но увеличившийся к этому времени штат египетских чиновников, заинтересованных в доходах от работорговли, фактически разрешал её. Наместник и губернаторы провинций за высокую плату выдавали разрешение работорговцам на «охоту на слонов». Под видом охоты на слонов продолжалась охота за людьми. По-прежнему крупные партии чёрных невольников отправлялись на рынки Каира, Стамбула, Тегерана.

Об усилении работорговцев говорит хотя бы тот факт, что крупнейший работорговец Зубейр в начале 70-х годов собственными силами не только разгромил карательные отряды египетских властей, но, чтобы загладить свою вину перед хедивом, в 1874 г. завоевал Дафун, присоединив его к владениям Египта.

Феодальная верхушка кочевых племён Северного Судана, занимавшаяся не поимкой рабов, а только их перепродажей, также быстро богатела. К этому же вело усиление феодальной эксплуатации основной массы кочевников.

За время египетского господства существенные изменения произошли и среди оседлого земледельческого населения Судана. Сеннарский султанат прекратил своё существование. Отдельные его княжества были разрезаны границами вновь созданных провинций. Феодальная знать, поддерживавшая народное сопротивление против турецко-египетских завоевателей, была частично уничтожена, частично выслана в отдалённые районы страны. Те же из феодалов, которые изъявляли покорность турецкому султану, превратились в верных слуг губернаторов провинций: они собирали налоги со своих бывших подданных, участвовали в подавлении бунтов, следили за выполнением распоряжений властей. В их руках сосредотачивалась посредническая торговля. За бесценок скупали они сельскохозяйственные продукты, сбывая их на рынках разросшихся городов центральной части страны. Кроме того, за ними было сохранено и право феодальной эксплуатации. Крестьяне по-прежнему обрабатывали их поля, по-прежнему отдавали им долю от своего урожая. Часть же лучших земель была экспроприирована турецко-египетской феодальной знатью под сады, усадьбы и поместья. Положение крестьян и кочевников Северного Судана стало невыносимым: их обирали собственные феодалы и шейхи племён, а сверх этого они выплачивали большие налоги турецко-египетским властям».

История Африки в 19 – начале 20 вв. М.: Наука, Главная редакция восточной литературы, 1967. С.74-76.


Tags: всемирная история, мусульманский мир, работорговля, рабство
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments