?

Log in

No account? Create an account
entries friends calendar profile Чулан и склад Вольфа Кицеса Previous Previous Next Next
Вера и неверие на сломе эпох - Вольф Кицес — LiveJournal
wolf_kitses
wolf_kitses
Вера и неверие на сломе эпох

Я писал, что из всех форм памяти самая неточная – автобиографические воспоминания. Поскольку память и воображение – одно и то же чувство, мозг не «воспроизводит записи», как магнитофон, а реконструирует события  заново, «некогда бывшее» всегда корректируется под текущую идеологическую ситуацию в обществе и (чаще чем хотелось бы прогнутые под неё) текущие взгляды самого индивида.

Поэтому я не верю «случаям из жизни», выставленным как аргумент; точней, считаю воспоминания, особенно те, на которых упорно настаивают, сырым материалом для анализа, но отнюдь не выводом «как было на самом деле». Один пример -  воспоминания дочери кулака. Другой - из свидетельских показаний в судах США:



«На втором процессе над Хеннисом [признанном на первом процессе убийцей по показаниям свидетелей, чьи воспоминания о событиях «были «сглажены» и «заострены», по сути дела, заново сформированы за время длившихся больше года допросов со стороны полиции и юристов». В.К.] в качестве свидетеля-эксперта присутствовала Элизабет Лофтус, талантливый психолог-когнитивист. Она известна тем, что осуществила впечатляющую программу исследований, посвященных (реконструирующей памяти, изучив механизм того, как подобные «внушающие» допросы могли повлиять на память свидетелей и их последующие показания….

В одном из экспериментов Лофтус испытуемые смотрели пленку с записью аварии, в которой было задействовано несколько машин. После просмотра одной группе испытуемых был задан вопрос: «С какой примерно скоростью машины врезались друг в друга?» Другой группе был задан тот же вопрос, но слово «врезались» было заменено на более нейтральное – «ударились». По сравнению со второй группой испытуемые, слышавшие о «врезавшихся» друг в друга машинах, оценили их скорость в момент столкновения значительно выше, а спустя неделю после просмотра они даже склонялись к утверждению, что на месте аварии были разбитые стекла (хотя на самом деле на пленке ничего подобного не было).

Наводящие вопросы могут не только повлиять на оценку происшедшего (как в вышеописанном случае), но также и воздействовать на память о самих фактах. В другом своем эксперименте Лофтус показывала испытуемым серию слайдов, на которых был запечатлен случай наезда на пешехода…. На контрольном слайде был виден зеленый автомобиль, проезжающий мимо места происшествия, и сразу же после показа этого слайда одну группу испытуемых спросили: «Были ли на багажнике у синего автомобиля, проезжавшего мимо, лыжи?» Другой группе испытуемых задали тот же самый вопрос, опустив в нем прилагательное «синий». Результаты показали, что те испытуемые, которых спрашивали о <синей> машине, с большей частотой утверждали позже, что видели синюю машину (хотя на самом деле она была зеленой). Простой вопрос изменил их память об увиденном.

В последующих экспериментах Лофтус немало преуспела в насаждении ложных воспоминаний детства в головы молодых людей путем простого инструктажа близких родственников, которых просили говорить об этих воображаемых событиях как о реальных фактах. Например, представим себе ситуацию, когда старшая сестра молодого человека рассказывает ему приблизительно следующее: «Помнишь, когда тебе было пять лет, ты на несколько часов потерялся в университетском торговом центре? И ты запаниковал, а какой-то пожилой человек пытался тебе помочь? Когда мы тебя наконец разыскали, ты не выпускал его руку из своей и ревел навзрыд...» Слыша эту историю несколько дней кряду, большинство людей включат это «насажденное» воспоминание в собственную историю жизни, затейливо «вышьют» ее недостающими деталями («Да-да, как же! Тот старик, что помог мне, еще носил фланелевую рубашку!») и будут абсолютно убеждены в том, что все это реально произошло, хотя ничего подобного на самом деле не было.

Поэтому в своих свидетельских показаниях на процессе Хенниса Лофтус посвятила свою речь обсуждению природы (ре) конструирующей памяти и способов, с помощью которых допрос свидетеля может заставить последнего сначала выстроить воображаемый сценарий, а затем поверить, что так все и случилось.».

(Эллиот Аронсон. «Общественное животное. Введение в социальную психологию»).

В обоих примерах стержень составляет примысливание деталей, к которым «подталкивает» сама постановка вопроса спрашивающими с «автоматическим» устранением того, что не согласуется с ожидаемым ответом. Так получается в силу главной особенности человека как вида: будучи социальным существом, а не индивидом, он управляем словом больше, чем непосредственной стимуляцией, переживания, полученные в коллективе, сильней непосредственной стимуляции, а чтобы узнать нечто важное о себе и своих эмоциях, мы не углубляемся в себя, а смотрим на реакции других и пр.

То есть если мы хотим знать картину реальной жизни прошлого, нужно обращение не к памяти индивидов, а к академическим исследованиям людей, общества, промышленности, культуры и прочих характеристик ушедшей эпохи, которые были и будут важными в идейных спорах сейчас. Как, например, ultima ratio в обсуждениях коммунизма-социализма всегда будет опыт СССР-ГДР-Кубы, поэтому так важно реконструировать всё «как было», очистив от идеологических наслоений ненавистников и симпатизантов, а хорошо это или плохо – люди решат сами.

Или «спор о патриотизме» всегда развивается от эмоций к рацио, от естественной для всякого человека (и поэтому безотчётной, легко подверженной манипуляциям и пр.) любви к земле, на которой родился и вырос, к спокойному обсуждению природы общества и государства, определяющих формы общежития здесь и сейчас. К вопросу не о «стране», а о строе, «правительстве» - готов я поддерживать его, исходя из своих представлений о прогрессе/реакции или он должен быть сменён на иной, лучший – в интересах нас и наших потомков? Поэтому, перефразируя кого-то французских историков, «не говорите нам, хороший или плохой был Робеспьер, скажите, что делал (писал, говорил) Робеспьер, и в какой последовательности с какими событиями». Понятно, что эмоционально отстаиваемые «случаи из жизни» для этой задачи есть неизбежно возникающий шум в канале связи, природу которого надо понимать и соответственно к ней относиться.

Также аналогичную «корректировку» воспоминаний под текущую идеологическую ситуацию показывает тщательное исследование Дмитрия Фурмана и Киммо Каариайнена «Религиозность в России в 90-е гг. 20-го – начале 21-го» века (в сборнике «Новые церкви, старые верующие – старые церкви, новые верующие. Религия в постсоветской России». Ред. К.Каариайнен, Д.Фунман. М.-СПб., Летнй сад, 2007. 400 с., который ещё много чем интересен). При всём негативном отношении к убеждениям авторов научное содержание книги восхищает[1].  г.Фурман – из немногих гуманитариев, кто чётко ставит рабочие гипотезы, корректно проверяет их и честно сообщает о случаях неподтверждения, за это мегареспект[2].

«В Воронежской области с 1979 по 1981 г. было проведено обширное обследование, которое охватывало более 20000 информантов, и на которое часто ссылались советские исследователи в области научного атеизма. Выявленный им процент лиц, верящих в бога, в разных возрастных группах был следующим: 18-25 лет – 1,7%, 26-30 лет – 1,4%, 31-34 года – 2,7%, 41-50 лет – 4,8%, 51-60 лет – 10%, 61-70 лет – 22,1%, 71-80 лет – 35,3%, старше 80 лет – 40,2% (Демьянов А.И. Религиозность: тенденции и особенности. Воронеж, 1984. С.88)».

То есть в советское время религиозность быстро исчезала, что подтверждается воспоминаниями священников 1950-х гг. о своих приходах и статистикой исполнения православных обрядов в те же десятилетия. Хрущёвское обещание «скоро показать последнего попа» основывалось на экстраполяции этой динамики. К 60-м годам единственная группа населения, в которой религиозность была заметна – это пожилые крестьянки. [исключением были несколько территориальных или социальных лакун, где застойно сохранялись традиции старого мира или старого быта. Оттуда в советские годы и вышло большинство священнослужителей, ставших епископами и руководящих РПЦ сейчас, см.сноску 2].

А вот в перестроечное время люди вдруг не только сами инвертируются, делаясь из неверующих верующими ввиду изменений общественной атмосферы с 1988 г., но массово начинают говорить о самих себе в прошлом как о «верующих» или «воспитанных в религиозном духе». И даже о своих бабушках/дедушках, что ещё забавней.

«…С 1996 г. мы стали задавать вопрос, как оценивают респонденты своих мать, отца, бабушку и дедушку – как верующих, колеблющихся, неверующих и атеистов (табл.1).

Таблица 1. Оценка опрошенными отношения к вере их родителей, 1996-2005 гг.

1996

1999

2002

2005

Мать

Атеистка

4

3

3

4

Верующая

48

51

53

60

Отец

Атеист

9

10

7

8

Верующий

23

24

29

32

Дедушка

Атеист

3

3

3

4

Верующий

43

39

44

50

Бабушка

Атеистка

1

1

2

3

Верующая

67

63

64

71

Процент атеистов в поколениях, предшествующих поколению респондентов, вдруг оказался совершенно ничтожен, а процент верующих – очень велик и немного меньше, чем в поколении самих респондентов (в 2005 г. среди всех респондентов было 53% верующих, в том числе 64% женщин и 41% мужчин). И это – не результат того, что респонденты говорят о теперешних взглядах своих родителей, не результат обращения этих родителей к религии в горбачёвские и постсоветские годы. В этом мы можем убедиться, если посмотрим, как зависит определение мировоззрения родителей и бабушки с дедушкой от возраста респондентов. См.табл.2.

Читать далее



[1] г.Фурман – из недоброй памяти «шестидесятников» и настолько либерал-антисоветчик, что подходит определение «демшиза». В том числе он считает религиозность неким полезным качеством личности, а не вредной привычкой, вроде склонности к крикам и мордобою. Упадок же религиозности в СССР он рассматривает как «несвободу» и «зло», а подъём религиозности после 1989 г. как рост свободы, хотя это явление типологически идентично прогрессу ЗППП, туберкулёза, травм и отравлений, и прочих проявлений социальной деградации. Дело в том, что у разных стран и народов независимо от социализма-коммунизма уровень религиозности находится в прямо пропорциональной зависимости с развитием разного рода «социальных язв» - преступности, наркомании, проституции и пр. Ослабление веры в бога способствует общественному прогрессу, усиление – наоборот; эта зависимость соблюдается в выборке разных развитых стран, разных штатов США, разных стран мира, разных слоёв населения в одной стране и пр. (см.тут п.3 и, в меньшей степени, п.1), чего уважаемые авторы не могли не знать. Плюс прогрессивность атеистического режима в СССР очевидна даже антисоветски настроенным авторам, и не только для науки и знания, но и для самой церкви – туда шли в основном ищущие «Иисуса, а не хлеба куса», в отличие от сейчас.  Ну а второй автор и соредактор сборника – обычный западный либерал, индоктринированный всем тем, чем должен быть индоктринирован.

[2]Сборник интересен ещё в одном отношении: он показывает роль церкви (точнее, общественно-политических взглядов руководства РПЦ 90-х гг.) в формировании и вызревании той черносотенной тенденции, которая завладела публичным пространством сейчас. В статье Киммо Каариайнена и Дм.Фурмана "Религия и ценностные ориентации российской элиты" показано, что в середине 90-х годов именно элита РПЦ (в сравнении с политической-, бизнес-, медиа-, научной и т.п. элитой) была носительницей тех самых черносотенно-царистских взглядов, которые сейчас приняла и активно насаждает власть в симфонии с церковью. В другой статье, Николая Митрохина "Социальный лифт для верующих парней с рабочих окраин: епископат современной РПЦ" дано очень разумное объяснение, исходя из особенностей ещё советской биографии гг. иерархов, откуда сформировались такие взгляды у руководства РПЦ в те годы, когда никто из власть имущих вокруг их ещё не разделял.

Дальше хочу написать об этом подробно, если коротко - канал воспроизводства служителей культа в советское время (семинария, академия и соц.среда, откуда они черпали кадры) был максимально несоветским, так сказать, родимым пятном старого мира. Там была оч.непопулярна служба в армии, вплоть до уклонений; преследовали б.клириков-партизан. Наконец, даже академия давала очень плохое образование, и особенно плохое - по "общим предметом". Дипломы и диссертации были настолько слабы, что в 70-80-е гг. среди диссидентствующей интеллигенции, ударившейся в православие, было даже такое послушание - писать эти работы за будущих иерархов. И т.д., и т.п.

То есть у будущих епископов, как показывает г.Митрохин, была не обычная советская биография, почти все они происходили из тех «социальных лакун», где советского было мало, куда оно почти не пришло и не вытравило рудиментов «проклятого прошлого». А вот у всех прочих групп «элиты» в 90-е годы прошлое было вполне себе обычно-советское (с некоторым отклонением для бизнес-элиты, где был значимый сектор бывших фарцовщиков-цеховиков и прочих нелегальных предпринимателей). Плюс, как показывают Каариайнен с Фурманом, в 90-е годы из всех групп  представителей власти  только среди руководителей РПЦ доминировали те реакционно-охранительские взгляды, которые мы сейчас обозначаем как «путинизм»; и в обществе, не в «элите», к ним были более склонны люди более религиозные. Что вполне понятно – все прочие были ещё во многом люди советские, а религиозность (также как сверхконцентрация на собственном этническом происхождении, в ущерб стихийному интернационализму и равенству всех людей у «советских») двигала идеалы, противоположные советским и несовместимые с ними. (Отсюда бум религиозности у диссидентствующей интеллигенции 80-х.).

То есть материалы сборника убедительно показывают: даже если режим и использует церковь для своего укрепления и т.д., то идеология нынешней черносотенной тенденции кристаллизировалась и стала доминировать именно в церковной среде, когда сам Владимир Владимирович был персоной ещё маловажной и малозаметной. Именно в силу "несоветскости" соцпроисхождения церковного руководства, вместе с «общественно активной» частью клириков и мирян.



Tags: , , , , , , , , ,

63 comments or Leave a comment
Comments
amazonka_urals From: amazonka_urals Date: November 1st, 2012 12:36 pm (UTC) (Link)
Очень интересный анализ.
wolf_kitses From: wolf_kitses Date: November 1st, 2012 12:52 pm (UTC) (Link)
рад, что Вам понравилось
timur0 From: timur0 Date: November 1st, 2012 12:55 pm (UTC) (Link)
надеюсь, ссылку на "воспоминания дочери кулака" вы привели как пример тенденциозного истолкования? я сначала прочел текст про "наводящие вопросы" при допросах свидетелей и потом пост с разбором воспоминаний - как раз наглядная иллюстрация наводящих комментариев.
wolf_kitses From: wolf_kitses Date: November 1st, 2012 01:03 pm (UTC) (Link)
почему же? там рассказ дочери кулака не прерывается никакими вопросами, он полный и связный )))
это при пересказе специалист именно по этой эпохе показывает те детали, которые рассказчица опустила при непроизвольной подгонке реально бывшего под то, как ей в силу понятных причин хотелось бы воспринимать ситуацию ну прокулацкую идеологию сего дня.
И то, что Вы этого не заметили, говорит, как мне кажется, о повышенной Вашей готовности к такого же рода обработкам (особенно если сравнить с вашими комментариями совсем на другую тему http://wolf-kitses.livejournal.com/287239.html?thread=7403783#t7403783. Вместе с аналогичными репликами в других постах они показывают у Вас вполне определённый идеологический настрой, которому Вы рискуете некритично следовать). ((( увы. Если совсем точно, не Вы лично, а создаваемый Вашими репликами образ в ЖЖ - как он соотносится с реальным Вами, я не могу знать.


Edited at 2012-11-01 01:06 pm (UTC)
karasya From: karasya Date: November 1st, 2012 01:52 pm (UTC) (Link)
хорошая мысль и исследование, однако пример с дочерью кулака какой-то странный. Психолог ведь говорит об изменениях фактов в голове свидетеля под воздействием новых обстоятельств. Однако в разборе рассказа дочери кулака факты нигде не оспариваются, очевидно комментатор не предполагает, что женщина преуменьшила количество коров или что-то ещё. В этом смысле рассказ выглядит на удивление точным и подробным. Поэтому оценки человека своей жизни (жили небогато) читатель может оценить самостоятельно. Вот если бы не было никаких подробностей, просто человек сказал бы, что жили бедно - тогда можно было бы привести это как пример неудачных показаний. В целом я бы сказала так - имеют значение и факты, сообщённые человеком, и оценки (даже большее, потому что в фактах он может наврать, а в оценках - вряд ли). Но важно различать, что факты, а что - оценки, и каким образом эти оценки сформированы.
wolf_kitses From: wolf_kitses Date: November 1st, 2012 02:00 pm (UTC) (Link)
ну да, тут при пересказе специалист именно по этой эпохе показывает те детали, которые рассказчица опустила при непроизвольной подгонке реально бывшего под то, как ей в силу понятных причин хотелось бы воспринимать ситуацию ну прокулацкую идеологию сего дня. Опущенные детали - это такое же искажение в голове свидетеля, как и перевранные факты, ведь в идеале предполагается, что свидетель и очевидец сообщает о всех событиях вокруг. Реально же у всякого из нас есть своя идеология, которая задаёт "сноп света", выхватывающий с особым тщанием определнные аспекты и опускающей прочее как незначимые. Это в случае тщательного и добросовестного свидетеля, какова была, судя по всему, опрашиваемая. Если ж человек исходно предубждён (примером чего будут комменты выше) то в роли свидетеля он и факты исказит. Лофтус взяла наиболее яркие случаи искажений, специально чтобы показать насколько легко создаваемы даже самые сильные из них; с этими воспоминаниями - более сложный и "стёртый"


Edited at 2012-11-01 02:01 pm (UTC)
kot_kam From: kot_kam Date: November 1st, 2012 02:10 pm (UTC) (Link)
Как раз сейчас размышляю над тем, как правильно анализировать собственные воспоминания. Интересно получается.
wolf_kitses From: wolf_kitses Date: November 1st, 2012 02:22 pm (UTC) (Link)
лучше всего методично вести дневник, и потом обращаться к нему. Извлекая из собственной памяти, боюсь, искажений не избежать никому. А Вы как считаете правильно анализировать?
sahonko From: sahonko Date: November 1st, 2012 02:46 pm (UTC) (Link)
Я так понял, что "читать далее" ссылка на полную статью. Хорошо бы чтоб она была оформлена полностью: название, автор.
wolf_kitses From: wolf_kitses Date: November 1st, 2012 02:50 pm (UTC) (Link)
нет, там продолжение этого текста на гугл-документах. Из-за моей многословности в пост не влез по объёму (((
ramendik From: ramendik Date: November 1st, 2012 04:02 pm (UTC) (Link)
Анализ о "проценте религиозности в СССР" и "изменившемся проценте в предыдущем поколении". откровенно некорректен. Очень многие люди во всём мире умеренно/традиционно религиозны - относят себя к той или иной религии, но посещают службы очень-очень редко. Советским опросчикам они сказали бы, что не религиозны (хотя бы чтобы не совязываться с советским давлением против религии). А детям - что религиозны.
wolf_kitses From: wolf_kitses Date: November 1st, 2012 04:21 pm (UTC) (Link)
Это чисто ваше предположение. Мы можете привести данные в пользу утверждений, сделанных в двух последних предложениях? Я уж не говорю, что данные исследования фиксируют чёткую и быструю смену взглядов (в т.ч. и оценок религиозности родителей) в именно в период перестройки, когда с 1988 г. все фапали на религию и даже "советского давления" не было. Причём, обратите внимание, данные об исчезновении религиозности подтверждаются данными самих священников, ну и крестин/венчаний, которые совершают даже люди очень редко ходящие в храм, но желающие к данной конфессии как-то принадлежать. Детям, к слову, о своей религиозности говорят оч.разные - например "католик" обозначает скорей культуру/нацию чем религиозность. Православный, по данным авторов, кстати тоже (="русский"): там в их опросах за 95-2005 гг. православных сильно больше чем верящих в бога.
+ даже в страшном 37-м во время переписи люди не боялись отвечать госпереписчикам, что они верующие, и таки набралось так-таки много, явно больше чем ожидала власть. Но: минимальный процент религиозности был у более образованных и более молодых, максимальный - у наименее образованных и наиболее старых. Что уже создавало динамику, которая прямо вела к ситуации 60-х гг., когда верующий был аномалией

Edited at 2012-11-01 04:58 pm (UTC)
marina_fr From: marina_fr Date: November 1st, 2012 04:18 pm (UTC) (Link)
Начало разбора не самое корректное: 1) не указан конкретный регион, а различия в среднем количестве скота были в разных местах в несколько раз, 2)не указано, не было ли специализации части деревни именно на молоке (бросается в глаза, что прочего-то скота поменьше, а рядом со столицами такая специализация случалась).
wolf_kitses From: wolf_kitses Date: November 1st, 2012 04:22 pm (UTC) (Link)
а различия в среднем количестве скота были в разных местах в несколько раз//
ссылка? + там есть и другие нестыковки, см. обсуждение с karasya
myelencephalon From: myelencephalon Date: November 1st, 2012 07:06 pm (UTC) (Link)
>>тенденции была кристаллизировалась

"была" лишнее

>>уровень религиозности находится в строго обратной зависимости с развитием разного рода «социальных язв»

прямой?
wolf_kitses From: wolf_kitses Date: November 1st, 2012 07:10 pm (UTC) (Link)
спасибо, исправил.

ihistorian From: ihistorian Date: November 1st, 2012 08:37 pm (UTC) (Link)
Предлагаю помириться, тем более причина ссоры мне уже забылась. Если погорячился я - прошу извинить.
wolf_kitses From: wolf_kitses Date: November 1st, 2012 08:53 pm (UTC) (Link)
Ну, поскольку отношения в ЖЖ чисто информационные, не личные, "мириться" и "извиняться" нет смысла. Что я хотел отметить неправильного в ваших постингах, я высказал вполне, что вы там меня обругивали - бог простит ))) Разбаньте меня, и всё ОК
olnud From: olnud Date: November 5th, 2012 10:05 am (UTC) (Link)
Спасибо, очень интересно и где-то неожиданно.

>считаю воспоминания, особенно те, на которых упорно настаивают, сырым материалом для анализа

Есть такой автобиографический жанр, как дневники и письма – они отражают переживания в текущем режиме, хотя публикуются много лет спустя и с купюрами. И поскольку у меня самого есть дневник, мне проще восстанавливать реальные переживания и ощущения.
starbereg From: starbereg Date: November 12th, 2012 06:24 am (UTC) (Link)
Мне как-то пришлось выступать свидетелем в суде, причем по прошествии двух лет после события, явившегося причиной суда.

Меня пытались убедить "вспомнить" детали, которых я помнить не мог в силу прошедшего времени и изначального отсутствия фиксации на этих деталях. Мотивировалось это тем, что "вы должны помнить, ведь это день был для вас необычен". Но я честно отвечал, что большинство деталей, которые были важны для дела, просто ускользнули из моей памяти и будучи не уверенным в них я не могу ничего утверждать.
63 comments or Leave a comment