Вольф Кицес (wolf_kitses) wrote,
Вольф Кицес
wolf_kitses

Categories:

Социальное родство важней генеалогического

В продолжение темы, на чём прокалывается социобиология человека.

«Отец и мать. У людей манус и матанкор зачать и родить ребёнка – ещё не значит стать отцом и матерью. Для них понятия «родитель» и «отец», а также «родительница» и «мать» - не синонимы.

У папуасов племени бонгу возможность стать матерью, не родив ребёнка, выражается словом мемтар (мем – мать); возможность стать отцом, не будучи родителем, словом амтар (ам – отец).

Младенец появился на свет. Он беспомощен, не может не только добывать себе пищу, но даже потреблять то, что выращено и добыто родителями. Он сосёт грудь, заменившую ему пуповину. Он не может ходить, говорить, понимать сказанное. Легче перечислить то, что он в состоянии делать, чем то, что он делать не в состоянии. Родители могли прекратить его жизнь в самом начале, и это не считалось социальным преступлением, убийством, хотя и могло вызвать неодобрение со стороны некоторых родичей.



Зачатие и рождение ребёнка – это примерно то же, что посадка таро или ямса и появление первых ростков. До сбора урожая ещё далеко; за ростками нужен уход; урожай надо продолжать создавать. Если семья после посадки по какой – либо причине забросит огород и дальнейшие заботы о нём возьмёт на себя другая семья, то она, очевидно, и соберёт урожай. Так и с новорождённым – если он попадает в другую семью и проживет там некоторое время, то те, кто его кормит, те, благодаря которым он растёт, станут его отцом и матерью. С позиции родства по пище иначе и не может быть. Тот факт, что ребёнок называет «отцом» и «матерью» и многих других разных мужчин и женщин, в том числе и своих родителей, ничего по существу не меняет. Настоящие отец и мать для него – те, кто его кормит, в чьей семье он живёт.

На острове Манус мальчик после отнятия от груди был усыновлён холостым мужчиной, пожелавшим иметь сына. Через несколько лет этот мужчина умер, и мальчик, не успевший стать подростком, вернулся в семью родителей. В этой ситуации он не сразу стал их сыном – они называли его «сын такого-то». Пройдёт время, и он станет их сыном, они будут его кормить, растить, и станут для него отцом и матерью.

Случаи возврата ребёнка к родителям редки. Обычно он остаётся в новой семье. Там, как полагают манус, из него уходит дух того дома, из которого он ушёл, и вселяется дух нового дома. Существует также твёрдое убеждение, что мальчик становится похожим на нового отца. Так, Малеган усыновил Потика, и Потик пробрёл черты его характера; Кемау усыновил Помата, и Помат стал похож на Кемау; Нгандилиу усыновил Топала, и Топал стал похож на Нгандилиу; Палеао усыновил Иесу, и Иесу стал похож на Палеао. Два мальчика, братья, были усыновлены разными и семьями, и стали непохожи друг на друга. На острове Вогео два брата, отданные в разные семьи, у3тратили родство не только с родителями, но и друг с другом: главы новых семей принадлежали к разным родам, и хотя братья были внешне как два близнеца, у них, по местным воззрениям «отныне разная кость и разная плоть».

У папуасов не вызывает удивления тот факт, что отец-кормилец, не будучи родителем, говорит что ребёнок внешне похож на него. Посмотри, как она улыбается, говорит меланезиец племени вогео, указывая на маленькую девочку, пришедшую к нему из другой семьи, - у неё улыбка, как у меня.

Дети (сын и дочь). Семя отца-родителя и кровь (а также молоко, текущее внутрь) матери-родительницы, говорят папуасы племени мелпа, дали ребёнку субстанцию родства – колонг в утробе матери. Но вот ребёнок появился на свет, и теперь его рост – результат другой пищи. Если мы хотим понять идеологию родства у горных племён Новой Гвинеи, пишет Э.Стразерн, мы должны обратить пристальное внимание на всё то, что связано с пищей и ростом. Вот ребёнок перешёл в другую семью (а это, как уже отмечалось, бывает очень часто), и теперь у него другой отец (отец-кормилец) и другая мать (мать-кормилица). Пища создаёт их тела, добавляет Э.Стразерн, и даёт им субстанцию, то есть создаёт родство. Примерно также понимают родство по взрослению папуасы племени сиане, кума, чимбу, дариби, энга – через пищу в детей по мере роста входит «дух отца», создаётся родство с отцом (тем, что кормит).

Биологическая роль отца в зачатии ребёнка, пишет М.Меггит о папуасах энга, не подчёркивается. Физическое отцовство, интересует их меньше всего. Главное – кто кормит ребёнка после его рождения. При этом создаётся родство по происхождению, ибо именно кормление создаёт принадлежность к роду. Ребёнок принадлежит к роду отца, но не того, кто его породил, а того, кто вырастил (когда это разные люди). В таких случаях приёмный отец и адоптированный ребёнок даже теснее связаны друг с другом, чем отец-родитель с порождённым им сыном. С ним – дух рода приёмного отца; вся деревня может знать отца-родителя, но о нём даже не упоминает.

… Мать-родительница у ребёнка одна, но отцов-родителей может быть несколько (если мать имела связи с несколькими мужчинами). Так, на острове Вогео ребёнок одной женщины, по мнению местных жителей, имел по крайней мере 4-х отцов, и шли споры о том, какая часть тела ребёнка каким родителем создана. Одни говорили: Саванг сделал нижнюю челюсть, Вакалу – лоб, Кабуб – глаза, Лабим – уши, другие говорили: Кумун - рот, Вакалу – лоб, Саванг – волосы, Кавамарн – уши.

Папуасы и меланезийцы придают факту родства большое значение и учат терминологии родства с самого раннего возраста. В племени каока мать, кормя ребёнка грудью, говорит ему: «Я – твоя мать». Ребёнок на первых порах называет этим словом всех взрослых, включая мужчин. Потом – только женщин, а мужчин, включая братьев матери, называет «отец». Мать, слыша это, улыбается: «Ничего, он научится». Потом действительно ребёнок начинает называть отцов и братьев матери разными словами. Наконец, он отличает своего отца («мой отец») от других «отцов» и свою мать («моя мать») от других «матерей». Всё это обучение терминам родства, пишет Я.Хогбин, происходит во время кормления – мать кормит ребёнка и говорит ему, кто есть кто.

Ребёнку с ранних лет говорят о важном значении связей по родству, и одновременно предупреждают: веди себя с родственником правильно – если будешь вести себя неправильно, он откажется от родства. Связь по родству может быть прервана. То же самое мы находим и в других местах. «Те, кто определённым образом помогает друг другу – родственники. Кто не помогает друг другу – не родственники».

Сиблинги (брат и сестра). Родство по кормлению устанавливает родственные связи не только между людьми разных поколений (тех, кто кормит, с теми, кого кормят), но и между людьми одного поколения – сверстники вместе едят, вместе взрослеют на одной и той же пище, и поэтому они братья и сёстры. Такое родство создаётся очень легко. По утверждению одного исследователя, на острове Анутуа оно «устанавливается с помощью взаимного согласия». Видимо, здесь имеется в виду родство типа нгама у папуасов племени бонгу. «Братство по еде» (на языке богну – нгама) создаётся следующим образом: двое, стоя рядом, едят по очереди один плод, например, дерева огаль, и после этого называют друг друга Огаль-им. Нечто подобное отмечено и у папуасов мелпа: человек ест банан, даёт половину сидящему рядом и говорит ему: «Будем называть друг друга «Банан». Но за всем этим обычно кроются такие факторы, как проживание на общей территории, совместный труд, взаимная помощь. На острове Тангу группа таких людей называется нуандин, что означает «те, кто работает и живёт вместе». В такой группе все люди одного поколения – братья и сёстры. В папуасском племени само Д.Шоу пе6речирсляет факторы, созидающие родство: жизнь мужчин в одном длинном доме, совместный труд (на огородах, при постройке хижин, при рубке саговых пальм), общая еда. «Все люди одного поколения, живущие в посёлке, - пишет он, - сиблинги, независимо от фактических генеалогических связей. Их не делят на фактических и классификационных. Они равны – у всех одни и те же права и обязанности». А права и обязанности, как мы видели на многих примерах, не просто связаны с родством, а создают его.

Трудно отрешиться от укоренившейся привычки подходить к анализу общинно-родового строя с позиций родства по рождению. Но альтернативы нет. В племенах бонгу, форе, тангу, мбовамб, бенабена, мелпа и многих других существует множество способов стать сиблингами: люди живут на одной территории – сиблинги, совместно трудятся – сиблинги, вместе едят – сиблинги, партнёры по обмену – сиблинги, вместе прошли обряды инициации – сиблинги. «В ходе обрядов инициации возникает братство более тесное, чем кровное.»

Н.А.Бутинов. Детство на островах Адмиралтейства// Этнография детства. Традиционные методы воспитания детей     у народов Австралии, океании и Индонезии. М.: Наука, «Восточная литература». С.56-84.

Tags: демография, понимание, родительское поведение, социальная история, социобиология
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments