?

Log in

No account? Create an account
entries friends calendar profile Чулан и склад Вольфа Кицеса Previous Previous Next Next
Про танец как изоморфизм инстинктивной коммуникации - Вольф Кицес — LiveJournal
wolf_kitses
wolf_kitses
Про танец как изоморфизм инстинктивной коммуникации

Подтверждение собственных предположений всегда приятная штука, особенно если оно сделано данными из совершенно другой области, где ты не работаешь и сам не можешь их получить. Мне была очень важна идея изоморфизма между синхронизацией телодвижений у танцующих и обменом демонстрациями в коммуникации животных, вроде токующих тетеревов, манакинов и т.п. существ с «танцевальными» телодвижениями при демонстрировании.

Также как, скажем, распознавание игровых ситуаций шахматистами, телодвижения танцующих напоминают кооперативную реализацию инстинкта в брачных, территориальных, предупреждающих об опасности и т.п. взаимодействиях у животных тем, что



а) самопроизвольно выдерживают ритм, выражающийся соотношением простых целых чисел, с точностью, превышающей психофизиологический порог индивидуального реагирования,

б) самопроизвольно синхронизуются друг с другом со столь же высокой точностью, причём в направлении от общего к частному, от пространственно-временной картины танца в целом, до положения тел, рук и ног отдельных индивидов. Синхронизация происходит даже в отсутствие внешнего водителя ритма и вопреки «возмущениям», вроде прохода стада через группу танцующих, и независимо от перерывов в танце.

в) Пространственно-временная картина танца в целом устойчивей позиций и движений танцующих. В последних достаточно часто происходят «сбои», связанные с ошибками взаимодействия танцоров друг с другом, с неточностями исполнения отдельных пар, но тут же «автоматически» корректируются за счёт приведения в соответствие относительно структуры танца в целом (или её «должной модели» в голове у партнёров). Всё это также на уровне, меньшем психофизических порогов реагирования индивидов.

Подробней см. тут и статью В.Зигфрида «Танец-искусство движения: красота как свойство поведения» в сборнике «Красота и мозг. Биологические основы эстетики», с.125-155.

И вот недавно во «В мире науки» нашёл статью Стивена Брауна и Лоренс Парсонс «Нейрофизиология танца», где прямо показано, что синхронизация танцевальных движений и подчинение их ритму – в отличие от всех прочих – как бы создаёт аналог своего рода инстинктивной реакции, так как слуховая информация через медиальное коленчатое тело (от других анализаторов – через иные инстанции промежуточного и среднего мозга) попадает сразу в мозжечок, минуя высшие уровни – слуховые области коры больших полушарий.

То есть как бы на время танца создаётся аналог управления инстинктивными демонстрациями у животных, визуальными и вокализацией, где разные  типы криков или формы поз тоже связаны с разными центрами среднего или промежуточного мозга, и вызываются специфической стимуляцией, «на затрагивающей» более высокие уровни. Ну и интересно про связь соответствующих телодвижений с речью, поддерживающих идею исходно жестового языка.

==============================

Нейрофизиология танца

Стивен Браун и Лоренс Парсонс

ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ

■ Танец представляет собой фундаментальную форму самовыражения людей, которая, вероятно, развилась совместно с музыкой как способ рождения ритма.

■ Танец требует специализированных навыков, обеспечиваемых мозгом. Одна область мозга отображает положение тела, помогая направлять наши движения в пространстве; другая обеспечивает синхронизацию, позволяя нам двигаться под музыку.

■ Музыкальный ритм захватывает нас, и мы неосознанно начинаем постукивать ногой — так проявляется наша инстинктивная склонность к танцу. Это становится возможным благодаря тому, что определенные подкорковые области мозга обмениваются информацией, минующей высшие слуховые области.

--------------------------------------------------------------------------------

Наше чувство ритма столь естественно, что большинство из нас воспринимают его как нечто само собой разумеющееся: услышав музыку, мы начинаем неосознанно постукивать ногой или покачиваться из стороны в сторону, причем сами того не замечая. Однако каково бы ни было предназначение данного инстинкта, он представляет собой нечто новое в эволюции. Ни у млекопитающих, ни у каких-либо других представителей царства животных ничего подобного не наблюдается. Мы оказываемся подсознательно захваченными ритмом, и такая способность лежит в основе танца — сплава движения, ритма и жестов. Танец сопровождается большей синхронизацией в группе людей, чем какая-либо другая человеческая деятельность; он требует такой степени координации между людьми во времени и пространстве, которая не возникает практически ни в каком другом социальном контексте.

Несмотря на то что танец представляет собой фундаментальную форму самовыражения людей, нейрофизиологи уделяли ему очень мало внимания. Однако недавно ученые провели первые томографические исследования как профессиональных танцоров, так и любителей. Были поставлены принципиальные вопросы. Как танцоры ориентируются в пространстве? Как они выбирают темп своих шагов? Как люди обучаются сложным последовательностям движений, образующим фигуры танца? Полученные результаты позволяют составить некоторое представление о сложнейшей мозговой координации, требующейся для выполнения даже самых простых танцевальных движений.

Поймать ритм

Нейрофизиологи уже давно изучают такие простые движения, как, например, вращение в лодыжке или постукивание пальцем. Из этих работ мы в целом уже знаем, как мозг управляет простейшими действиями. Однако для того чтобы только лишь попрыгать на одной ноге — даже если не пытаться при этом одновременно еще и похлопывать себя по голове — нужно провести вычисления в сенсомоторной системе, учитывающие окружающее пространство, силу гравитации и поддержание равновесия, намерение и привязку ко времени, равно как и множество других факторов. Если несколько упростить картину, то получится, что область мозга, называемая задней теменной корой (ближе к задней стороне мозга), переводит зрительную информацию в двигательные команды и посылает сигналы вперед к областям, ответственным за планирование движений — в премоторную кору и дополнительную моторную область. Далее сформированные команды передаются в первичную моторную кору, которая генерирует нервные импульсы, идущие в спинной мозг и затем к мышцам, заставляя их сокращаться (рис.1).

tan1

В то же самое время сенсорные органы в самих мышцах обеспечивают обратную связь с мозгом, информируя его о точном расположении частей тела в пространстве с помощью сигналов, идущих по нервным волокнам через спинной мозг к коре больших полушарий. Подкорковые структуры — мозжечок на задней стороне мозга и базальные ганглии в его глубине — также помогают корректировать двигательные команды на основе сенсорной обратной связи и обеспечивают большую точность производимых движений. Способны ли эти механизмы обеспечить столь грациозное движение, как, скажем, танцевальный пируэт, остается пока неясным.

Чтобы исследовать данный вопрос, мы провели первое томографическое исследование танцевальных движений. В сотрудничестве с нашим коллегой Майклом Мартинесом (Michael J. Martinez) из Центра наук о здоровье при Техасском университете в Сан-Антонио, мы пригласили в качестве испытуемых непрофессиональных танцоров танго. Было проведено сканирование мозга пяти мужчин и стольких же женщин с помощью позитронно-эмиссионного томографа (ПЭТ), который регистрирует изменения мозгового кровотока, возникающие как следствие изменения активности мозга. Исследователи интерпретируют усиление кровотока в какой-либо области мозга как признак большей активации располагающихся в ней нейронов. Наши испытуемые ложились на спину внутрь сканера, и их головы фиксировались, однако они могли шевелить ногами и водить ими по наклонной поверхности (рис.2).

tan2

Сначала мы просили их выполнять ногами «квадрат» из классической салиды (первые восемь базовых шагов танго. — Прим. пер.) аргентинского танго, причем движения нужно было выполнять под записи инструментальной музыки танго, которую испытуемые прослушивали через наушники. Затем мы проводили сканирование в другой ситуации, когда наши танцоры просто напрягали мышцы ног в такт музыке, но движений не производили. Вычитая активность мозга, вызванную простым напряжением мышц, из активности во время «танца», мы смогли выявить области мозга, необходимые для того, чтобы направлять ноги в пространстве и создавать конкретные последовательности движений.

Как и предполагалось, вычитание позволило исключить из рассмотрения многие базовые моторные области мозга. Осталась, однако, та часть теменной коры, которая участвует в восприятии пространства и ориентации в нем как у людей, так и у других млекопитающих. Во время танца восприятие пространства преимущественно кинестетическое: вы ощущаете положение своего туловища и конечностей в любой момент времени, даже если ваши глаза закрыты, что становится возможным благодаря сенсорным образованиям в мышцах. Эти органы передают в мозг информацию об угле поворота в каждом суставе, о натяжении каждой мышцы, и на этой основе мозг создает отчетливое представление о положении всего тела и его частей. Если говорить точнее, то мы видели активацию предклинья — области теменной доли, располагающейся рядом с местом, где находится кинестетическое представительство ног. Мы полагаем, что предклинье содержит кинестетическую карту, позволяющую людям ощущать положение своего тела в пространстве при перемещении среди окружающих объектов.

Независимо от того, вальсируете ли вы или просто идете по прямой линии, предклинье помогает наметить путь, причем выполняет свои расчеты относительно центра вашего тела, т.е. в так называемой «эгоцентрической» системе координат. Затем мы сравнили картины активности мозга, полученные во время танца, с томограммами, взятыми при выполнении испытуемыми движений танго в отсутствие музыки.

Исключив участки мозга, активировавшиеся в обеих ситуациях, мы надеялись выявить области, необходимые для синхронизации движений с музыкой. И снова вычитание исключило практически все двигательные области мозга. Основное различие наблюдалось в той части мозжечка, которая получает вход от спинного мозга, — в передней части червя. Несмотря на то что данная область была задействована в обеих ситуациях, танцевальные движения, синхронизированные с музыкой, приводили к значительно более выраженному усилению кровотока в этой области, чем те же движения, но выполняемые испытуемыми в собственном ритме.

Предварительные результаты подтверждают гипотезу, согласно которой данная часть мозжечка служит своего рода дирижером, наблюдающим за информацией от различных областей мозга и помогающим согласовывать выполняемые действия (см.: Бауэр Д., Парсонс Л. Этот загадочный мозжечок // ВМН, 2003, № 10). Мозжечок в целом хорошо удовлетворяет критериям нейронного метронома: он получает множество сенсорных входов от слуховой, зрительной и соматосенсорной кортикальных систем (это необходимо для того, чтобы можно было подстраивать движения к разнообразным сигналам, от звуков до зрительных стимулов и прикосновений), и содержит сенсомоторное отображение всего тела.

Неожиданно второй анализ пролил свет на естественную склонность людей неосознанно постукивать ногой в такт музыке. При сравнении томограмм, полученных при синхронизированных движениях и движениях, выполняемых в собственном ритме, мы обнаружили, что относительно низкий уровень слухового пути, а именно подкорковая структура, называемая медиальным коленчатым телом (МКТ), высвечивалась лишь в первом случае. Сначала мы решили, что этот результат просто отражал наличие звукового стимула — т.е. музыки — в условиях синхронизации, однако проведенное дополнительно сканирование мозга заставило нас отвергнуть данную интерпретацию: когда наши испытуемые слушали музыку, но не двигали при этом ногами, мы не обнаруживали никаких изменений кровотока в МКТ.

Таким образом, мы заключили, что активность в МКТ была специфическим образом связана с синхронизацией, а не просто с прослушиванием музыки. Данное открытие позволило нам сформулировать гипотезу, согласно которой при неосознанном подчинении ритму слуховая информация попадает непосредственно в мозжечок, минуя высшие уровни — слуховые области коры больших полушарий.

Вы полагаете, что умеете танцевать?

Когда мы наблюдаем и разучиваем танцевальные движения, то вовлекаются и другие области мозга. Беатрис Кальво-Мерино (Beatriz Calvo Merino) и Патрик Хаггард (Patrick Haggard) из Лондонского университетского колледжа исследовали вопрос, активируются ли определенные области мозга, когда люди наблюдают выполнение другими исполнителями танцевальных движений, которыми они сами владеют.

Или, иначе говоря, есть ли такие области мозга, которые включаются у балетных танцоров, когда те смотрят балет, а не, скажем, капоэйру (афро-бразильское боевое искусство, выглядящее как танец и исполняемое под музыку)? Для выяснения данного вопроса группа ученых воспользовалась функциональной магниторезонансной томографией и провела исследование мозга балетных танцоров.

Для того чтобы выявить области мозга, важные для танца, авторы обратились к исполнителям танго с предложением пройти обследование на томографе. Испытуемых попросили занять в нем горизонтальное положение, а их голову зафиксировали. Они прослушивали музыку в ритме танго через наушники и двигали ногами по наклонной поверхности. В одном из таких экспериментов аппарат производил сканирование мозга при двух различных условиях: когда танцоры напрягали мышцы ног в такт музыке, но не двигали конечностями, и когда испытуемые выполняли основные шаги танго (рис.3) ногами, опять же в такт музыке. Когда авторы вычли активность мозга, связанную с простым напряжением мышц (верхняя томограмма), из результатов, полученных при исполнении танго, то выделенной осталась часть теменной коры под названием предклинье (нижняя томограмма).
tan3

Исследователи обнаружили, что наличие собственного опыта у испытуемых оказывало сильное влияние на активацию премоторной коры: активность в ней повышалась лишь в тех случаях, когда участники эксперимента наблюдали за танцем, который они сами могли исполнить. Данный факт объясняет другая работа. Ученые выявили: когда люди следят за простыми действиями, в премоторной коре включаются области, участвующие в выполнении данных движений, что свидетельствует  о том, что мы мысленно повторяем то, что видим, и это наверняка помогает нам разучивать и понимать новые движения. В настоящее время исследователи изучают, насколько велико для человека значение подобной мысленной имитации.

В последующей работе Кальво-Мерино со своими коллегами сравнила активность в мозге балетных исполнителей мужского и женского пола в то время как те наблюдали видеозаписи, на которых либо танцоры, либо танцовщицы выполняли движения, встречающиеся соответственно только в мужских или женских партиях. И снова наибольший уровень активности в премоторной коре встречался в тех случаях, когда мужчины видели мужские балетные па, а женщины, соответственно, — женские.

Способность мысленно воспроизводить движения абсолютно необходима для обучения двигательным навыкам. В 2006 г. Эмили Кросс (Emily S. Cross) и Скотт Графтон (Scott T. Grafton) из Дартмутского колледжа занялись вопросом, усиливается ли активность в областях, ответственных за мысленную имитацию, непосредственно в момент обучения. На протяжении нескольких недель исследователи проводили еженедельное томографическое исследование мозга танцоров, которые разучивали сложную последовательность движений современного танца. Во время сканирования их мозга испытуемые смотрели пятисекундные клипы, в которых были показаны либо те движения, которые они осваивали, либо совершенно иные. После каждого видеофрагмента участники оценивали, насколько хорошо, по их мнению, они смогли бы выполнить те движения, которые только что видели.

Полученные данные подтвердили результаты Кальво-Мерино и ее коллег. Активность в премоторной коре повышалась во время обучения и действительно коррелировала с оценками самих испытуемых того, смогли бы они выполнить данный фрагмент танца. Оба исследователя подчеркивают тот факт, что обучение сложной последовательности движений активирует помимо моторной системы мозга, управляющей сокращениями мышц, также и систему двигательного планирования, которая несет информацию о способности выполнить каждое конкретное движение. Чем лучше человек освоил какое-либо сложное па, тем легче ему вообразить себе, что он будет ощущать при его выполнении, и, вероятно, тем легче становится его исполнить на практике.

Наше исследование показывает, что способность проиграть в уме последовательность танцевальных движений — или теннисную подачу, или удар в гольфе — не основывается на одном лишь зрении, как могло бы показаться из описанных выше работ, а в равной мере является также и кинестетической. Истинное освоение движения требует ощущения своих мышц — двигательного образа, который формируется в областях мозга, ответственных за планирование движения.

Социальная роль танца

Читать дальше.



Tags: , , , , ,

4 comments or Leave a comment
Comments
From: (Anonymous) Date: August 10th, 2012 08:47 pm (UTC) (Link)
А почему Вы в фэйсбуке не вывесили этот материал?
Там многим может профессионально пригодится.
wolf_kitses From: wolf_kitses Date: August 10th, 2012 09:05 pm (UTC) (Link)
я в фейсбук вешаю или то что прочёл, а пересказывать в посте подробно нет времени, либо что уже подзабылось. Повторяться не есть хорошо
pier_nasos From: pier_nasos Date: August 12th, 2012 08:26 pm (UTC) (Link)

Спасибо за статью, было очень интересно проецировать е

Возможно это личное, но просто закрыв глаза, можно не только представить конкретное движение, но и представить весь танец почти с любой из знакомых партнёрш. При этом музыка может быть новой, или хорошо знакомой, тогда её можно и не включать. Партнёрши в этом виртуальном танце сохраняют свои реальные навыки, возможности и характер. Представить танец с незнакомой партнёршей менее комфортно, возникает ощущение пустоты, чего то не достаёт.


Интересно Ваше мнение, как влияет занятие танцами на умственные возможности, если такая корреляция вообще есть? А то у меня с танцами то густо, то пусто. Жене видимо спокойнее, чтобы не занимался, потому и не способствует теперь.


Можно ли сделать какие-нибудь далеко идущие выводы по методам обучения танцам? Преподавал очень короткий промежуток времени, что даже не успел обрести комфорт в этой роли. Зато удалось почувствовать, что преподавать танец группе не простая задача. Как учатся тому же аргентинскому танго: занятия в группе, практики, частные уроки, семинары. И не смотря на это многообразие, овладение навыком идёт как-то медленно. Многие остаются на посредственном уровне, занимаясь более пяти лет. Была мысль, что во многом "виноваты" методы обучения, а не отсутствие способностей, и, возможно, есть более действенные подходы. Может нужно больше работать "напрямую" с мозжечком? :)



Надеюсь, не сильно утомил :)
wolf_kitses From: wolf_kitses Date: August 17th, 2012 10:40 pm (UTC) (Link)

Re: Спасибо за статью, было очень интересно проецироват

рад что Вам понравилось, но на конкретные вопросы отвечать не берусь, бо не специалист (((
4 comments or Leave a comment