Вольф Кицес (wolf_kitses) wrote,
Вольф Кицес
wolf_kitses

Category:

"Морфологический подход" к определению социума и популяции: роль гетерофобии

Из опыта общения с морфологами и систематиками я уяснил себе, как трудно убедить их в том, что стохастические системы, основанные на горизонтальных связях между элементами (социум и популяция), обладают не меньшей целостностью и оформленностью, чем системы структурные, основанные на иерархическом соподчинении частей (организм, вид.). По их выражению популяция – это плохо выделенная система.

Однако при более детальном рассмотрении оказывается, что целостность популяции или социума не ниже чем у организма, просто обеспечивается в другое время и другими механизмами – гетерофобией и разного рода коммуникацией вместо эмбриональных регуляций и эквифинальности онтогенеза. И видоспецифические формы социальной (популяционной) структуры, устойчиво воспроизводимые населением вида на определённой территории  в широком диапазоне внутренних «шумов» и возмущений среды, так что видоспецифический «тип» существует во множестве ежегодных или местных реализаций – это такие же легитимные проявления биологической формы, как те, с которыми имеет дело морфолог при описании морфоструктур и систематик – при определении видового типа.

Целый ряд опытов показывает, что популяция или социум – это система «выделенная хорошо», то есть имеющая внутренний механизм поддержания самотождественности, сохранения формы и естественные границы, а не «установленная» рамками конкретного исследования как прокрустовым ложем.

Так, в вольерных группировках юнко Junco hyemalis быстро складывается жёсткая, однозначная линейная иерархия между особями. В отличие от аналогичных групп чижей либо зонотрихий (Zonotrichia spp.), иерархия реализуется без каких-либо явных признаков или сигналов статуса, то есть представляет собой в чистом виде «порядок клевания». В двух вольерах были сформированы 2 группы юнко по 6 птиц в каждой. После установления линейной иерархии группы перетасовали следующим образом. Трёх высокоранговых особей из группы I переместили на чужую территорию в группу II, в которой оставили трёх «собственных» доминантов. Трёх низкоранговых птиц из группы II соединили с подчинёнными особями из I, но территории, для всех них нейтральной. В изменённой группе I доминантами быстро и почти без конфликтов стали три подчинённые особи, оставшиеся на «своей» территории, в новосозданной группе II картина была неоднозначной при гораздо большей интенсивности драк и конфликтов.

Ту же схему перемещений использовали во второй серии опытов. Здесь сформировали 2 одинаковые группы из трёх высокоранговых особей на чужой территории и трёх подчинённых – на «своей». В обоих новосозданных группах высший ранг достаётся пришельцам, имевшим более высокий ранг в прежней группе.

И главное, при образовании новых групп из тех же самых птиц ни в одном из случае не отмечено сохранения прежних иерархических связей. В новосозданных группах особи из группы II с равной частотой взаимодействовали со своими прежними партнёрами по группе II и с новыми птицами группы I. Новая структура социума определяется только результатами взаимодействий в изменившемся кругу особей, без какой-либо «инерционности» социальных связей, когда-то существовавших между ними (Yasukawa, Bick, 1983).

Следовательно, социум как системное целое переформируется заново при каждом изменении персонального состава группы. Это особенно важно для прерывисто-преемственных группировок, которые должны образовываться каждый год заново, при очень высоком проценте обновления состава резидентов.

Наличие «лучших» и «худших» позиций в социальной системе, неизменная анизотропность пространства в популяционных группировках получают хорошее подтверждение данными по весенним разреженным группировкам рыжих полёвок Gletrionomys glareolus и других грызунов. В условиях разреженных поселений этих короткоживущих видов с высокой сменяемостью состава сообщества не может быть иного объяснения устойчивым стремлениям всех без исключения особей занять вполне определённые участки в группировке и игнорирования соседних, ничем не отличающихся от них, кроме их «маркированностью» наиболее успешными социальными контактами прошлых владельцев.

Наблюдаемый эффект даже нельзя полностью свести исключительно к большему воздействию следовых, запаховых меток и т.п. сигнального поля, оставленного более успешными владельцами, так как в условиях весенней разреженности разрушено сопряжение между пространственной плотностью меток и социальным статусом владельца участка. Социальную организацию рыжей полёвки изучали в марте-апреле 1985 и 1986 г близ Упсалы (Швеция). В обоих случаях контролируемые поселения G.glareolus прослеживали от осени до сезона размножения следующего года. На площади 4 га под наблюдением было 15 групп – со средним размером в марте 2,3 особи. Зверьки в группах придерживались неохраняемых участков обитания, которые по причине этого широко перекрывались: в группах не более чем на 30% между группами – не более чем на 10%.

Участки зверьков быстро оказываются вакантными в результате естественной гибели, возможно и переселения зверьков. Одна часть групп, обнаруженных осенью, состоит из самцов и самок, другая – только из самцов. Освободившиеся участки самок и подчинённых самцов практически не заселяются новыми особями, тогда как за участки доминирующих самцов идёт ожесточённая конкуренция. Соответствующие «позиции» особо привлекательны не столько даже для резидентов, сколько для вселенцев, не совсем осведомленных о социальном статусе прошлых владельцев, но вполне проинформированных о ценности занятия именно данной «позиции» (Karlsson, 1988).

Целостность систем неразрывно связана с так называемой гетерофобией: повышенной толерантностью к «своим», враждебностью к «чужим» элементам или их отторжением (хотя, конечно, не сводится к ней). Понятие гетерофобии было введено Г.А.Заварзиным (2001) и представляет собой следствие эффективного функционирования контуров положительных обратных связей в «хорошо выделенной» системе, устанавливающих соответствующую «полупроницаемость» на границе системы с внешней средой.

 Например, у большинства так называемых полувидов птиц из-за длительной гибридизации генофонд существенно загрязнён притоком генов близкой формы столь же промежуточного статуса (в этом случае не снижена плодовитость гибридов, их способность занимать территории, находить партнёров из числа обоих форм). Тогда «чистый» фенотип каждой из n парапатрически гибридизирующих форм содержит некоторую примесь «чужих» фенов, но онтогенез исключает формирование сколько-нибудь интегрированного гибридного фенотипа, последний присутствует только в узких гибридных зонах, постоянных во времени и пространстве. Наиболее изученный пример – парапатрический контакт с гибридизацией трёх североамериканских форм золотого дятла Colaptes auratusr C.a.auratus, C.a. cafer и C.a.chrysoides (см. http://docs.google.com/Doc?id=dcw4nhcn_1ggssgz ).

Другой пример: когда советский народ как система утратил гетерофобию, возникло сомнение в его избранности, которое в 20-40 годы доминировало внутри и вовне страны. Дальше возник комплекс зависти, послуживший основой психологической катастрофы 1989 года, за которой спустя пятнадцать лет чётко просматривается катастрофа биологическая (Янов, 2001).

Гетерофобность есть способ поддержать «проточный» и «открытый» характер таких систем, как социум, популяция или общество, за счёт «полупроницаемости» системы для потенциальных элементов-особей, при возможности отбора «своих» из всей массы привлечённых особей по определённой совокупности рациональных и чётко формализуемых критериев (признаков, сигналов).

Наиболее яркие примеры гетерофобии даёт простраственно-этологическая структура поселений чернохвостой луговой собачки (Cynomys ludovicianus). Основа поселений – сплошные подземные сооружения («города»), занимающие пространство до 100 га и более. Население «города» делится на пространственно обособленные части – «варды» (районы), занимающие по нескольку га каждый. Границы «вардов» все члены поселения охраняют от пришлых особей. «Варды» делятся на наименьшие социальные ячейки – котерии, образованные семейной группой из самца-доминанта, самок и их потомства. Замечательно, что ритуализованная агрессия отмечена только между членами разных вардов и, как правило, в территориальном контексте. Напротив, дружелюбные формы поведения – интенсивные тактильные контакты, груминг и пр. - наблюдаются лишь между членами одной котерии и не распространяются на «чужаков» (Шилова, 2000).

Другой пример возникновения гетерофобии в самом процессе формирования системы даёт динамика образования па зебровой амадины Taeniopygia guttata. Холостой самец начинает ухаживать за самкой сразу после её помещения в клетку, но процесс формирования пары как системы, включающей обоих партнёров и устойчивой к ухаживаниям «третьих особей», растягивается на два-три дня. Момент образования маркирован появлением поведения, специфического для устойчивой связи между партнёрами и в дальнейшем поддерживающего эту связь. У зебровой амадины это длительный телесный контакт самца и самки, регулярные взаимные чистки оперения (аллопрининг). У других видов это согласованное дуэтное пение, у пёстрых дятлов рода Dendrocopos «противостояния» с синхронными демонстрациями партнёров и пр.

Устойчивость брачных связей видна после удаления самца из сложившейся пары. В его отсутствие самка может сразу же образовать пару с новым самцом, однако возвращение первого самца сразу восстанавливает прежнюю пару. Анализ поведения самки в присутствии двух разных самцов, показывает, что устойчивость брачной связи, селективность ответа на ухаживания партнёров, уже образовавших пару, суть свойства системного целого, а не каждой из особей, вступивших в соответствующие отношения.

При очевидной разнокачественности самцов, ухаживающих за одной самкой, они конкурируют друг с другом и при появлении самки проявляют явный антагонизм. В свою очередь, самка быстро выбирает одного из них, и проводит больше времени рядом с ним, так что только его ухаживание достигает цели. То же самое происходит, когда один самец начал ухаживать существенно раньше другого. Довольно редко самка выбирает одновременно обоих самцов, отвечая попеременно на ухаживания одного и другого. Обычно это происходит при одновременном начале ухаживания, одинаковой интенсвности визуальных и вокальных демонстраций, которые определяют «качество» самцов (Silcox, Evans, 1982).

Гетерофобия системы - нечто противоположное ксенофобии: ксенофобия, напротив, закрывает систему для «чужих» и тем самым делает менее жизнеспособной. Ксенофобия – попытка сохранить жизнеспособность системы, уровень разнообразия которой ниже необходимого в смысле Эшби, причём всегда попытка с негодными средствами. Она или разрушает систему изнутри, или прекращает её развитие, для системы открытой и неравновесной это прекращение существования – вопрос только в сроках.

Хороший пример: успех США, открытых для всех иммигрантов, сумевших прибыть и устроиться, на фоне мелочной придирчивости советской системы в период упадка к собственным своим гражданам. Напротив, в 20-е-30-е годы мы тоже были открыты для всех угнетённых существующим капиталистическим строем, и для диссидентов, на дух его не принимавших, но не смогли удержаться на этом уровне.

Гетерофобия системы немыслима без тех или иных форм коммуникации между резидентами, уже включёнными в систему, и активными вселенцами, пытающимися включиться в состав сообщества, или же самими резидентами в случаях изменения статуса, состояния и «позиции» внутри сообщества. Очевидно, это должна быть одна и та же система коммуникации во всех трёх случаях. Ближайший аналог - система распознавания «свой-чужой» при управлении полётами гражданской и военной авиации. Реципиент-диспетчер за всеми помехами и искажениями должен распознать определённый тип сигнала и за очень ограниченное время подлёта принять решение о необходимой реакции.

Помехи (или мягче – «вариации») сигнала возникают в силу не столько внешних, сколько внутренних причин – постепенный износ техники, индивидуальная манера передачи плюс внешние условия каждый поданный сигнал искажают так сильно, что приёмнику приходится решить задачу распознавания сигнала, чтоб решить задачу классификации, определить сперва сам сигнал, а затем установить «значение».

Процесс коммуникации животных скорей всего, организуется точно таким же образом: непосредственно видимые демонстрации животного или демонстрируемые им эксцессивные структуры суть репрезентанты определённых типов сигналов. «Значения» сигналов находятся в мире идей, и «переводятся» обратно на «язык» действий и моделей поведения реципиента после точного распознавания сигнала + решения задачи классификации: определения текущей ситуации взаимодействия как требующей определённой модели поведения в ответ.

Здесь уже существенно не только решить задачу (определить «значение» конкретной демонстрации в конкретной коммуникативной ситуации), но и сделать это в приемлемый срок. Иначе опередит партнёр, решающий ту же самую задачу распознания сигнала, поступившего от данной особи. Наиболее близкая аналогия здесь – решение тестов, определяющих степень интеллекта: для получения максимальной оценки важней оптимально распределить усилия между задачами разной степени сложности, чем успешное решение наиболее сложных задач (Дружинин, 2002).

Наконец, обязательность гетерофобии для жизнеспособных систем даёт в руки исследователю критерии ответа на вопрос: отражают ли наблюдаемые отношения животных факт их соединения в сообщество как нечто целое? Или это вынужденное следствие контактов особей, сконцентрировавшихся на ограниченном пространстве в силу внешних факторов (корм, убежища), но так и не связанных внутренними социальными связями в системное целое, заслуживающее название социума?

Источники

Дружинин В.Н., 2002. Психология общих способностей. СПб.: Питер. 368 с. (серия «Мастера психологии»).

Заварзин Г.А., 2001. Биоразнообразие как часть биосферно-геосферной системы возникновения порядка из хаоса// Методология биологии: новые идеи. Синэргетика. Семиотика. Коэволюция. М.: Эдиториал УРСС. С.151-176.

Заварзин Г.А., Колотилова Н.Н., 2001. Введение в природоведческую микробиологию. М.: Книжный дом «Университет». 256 с.

Янов А.Л., 2001. Россия: у истоков трагедии. 1462-1584. Заметки о природе и происхождении русской государственности. М.: изд-во «Прогресс-традиция». 559 с.

Yasukawa K., Bick E., 1983. Dominance hierarchies in dark-eyed juncos (Yunco hyemalis): a test of a game-theory model// Anim. Behav. Vol.31. №2. Р.439-448.

Karlsson A., 1988. Social organisation of a low density spring population of the bank vole, Gletrionomys glareolus// Oikos. Vol.52. №1. Р.19-26.

Silcox A., Evans S., 1982. Factors affecting the formation and maintenance of pair bonds in the zebra finch, Taeniopygia guttata// Anim. Behav. Vol.30. №4. Р.1237-1243.

Tags: биология, коммуникация, концепции вида, мысли, популяционная биология, самоорганизация систем, систематика, философия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 57 comments