Вольф Кицес (wolf_kitses) wrote,
Вольф Кицес
wolf_kitses

Categories:

угнетение бедностью-3

Связано ли безумие с бедностью, этнической принадлежностью и полом?*)

[Глава из книги Д. Рида, Л, Мошер и Р.П. Бенталла (ред.), 2008. Модели безумия. Психологические, социальные и биологические подходы к пониманию шизофрении].

«…Среди постояльцев  психиатрических клиник всегда преобладали представители бедных слоев. Во Франции 17 века, например, лица, содержащиеся в психиатрической клинике (Hopital General), были «бедняками Парижа» (см. Главу 2). В 1939 году Фарис и Дунхэм (Faris и  Dunham) обнаружили, что среди малообеспеченных резидентов центральной части Чикаго отмечалась более высокая степень госпитализации в психиатрические заведения, чем в более обеспеченных «спальных» районах.

Вопреки представлениям о том, что социальные факторы вызывают незначительные проблемы с психическим здоровьем, а не шизофрению, следует отметить, что высокая степень возникновения отмечалась именно в отношении шизофрении. Лицам, проживающим в самых бедных районах Чикаго, диагноз шизофрении ставился в семь раз чаще, чем тем, кто проживает в самых богатых районах. Эта зависимость между бедностью и шизофренией вскоре была продемонстрирована еще в девяти городах США (Clark, 1949). В 1950-х годах то же самое было выявлено в Норвегии, в Бристоле, в Ливерпуле и в Лондоне (Kohn, 1976).

В ходе известного исследования в Нью-Хейвене (New Haven Study; Hollingshead и  Redlich, 1958) социальные классы определялись на основании уровня образованности и профессиональной деятельности, а не места проживания. Представители самых бедных классов (V: «неквалифицированный труд, ручная работа») в три раза чаще получали психиатрическую помощь, чем представители самых богатых классов (I и II: «бизнесмены,  высококвалифицированные работники, управляющие»). «Шизофрения» как диагноз имела самое непосредственное отношение к классовой принадлежности. Самым бедным диагноз «шизофрения» ставился в восемь раз чаще, чем самым богатым.

 

К 1976 году в одной статье писалось:

 

«Было проведено более пятидесяти исследований, направленных на выявление зависимости между принадлежностью к определенному социальному классу и шизофренией. Почти все без исключения исследования показали, что шизофрения чаще всего имеет место у представителей низших социальных слоев городского общества. Эти результаты получены в результате исследований в Канаде, Дании, Финляндии, Великобритании, Норвегии, Швеции, Тайване и Соединенных Штатах. Подобное количество стран и культур необычайно велико для правомочности обобщений в рамках социальной науки» (Kohn, 1976: 177).

Исследование, проводимое в Нью-Йорке, в ходе которого регистрировались случаи первой госпитализации, показало, что представители класса V в пять раз чаще подвергались госпитализации, чем представители класса I. Более того:

 

«Показателем, который имел отношение к большинству прочих факторов у представителей данной группы населения, а потому был важен для понимания многих процессов в функционировании этих пациентов, была их принадлежность к классу V. Ни одна из клинических переменных, таких как степень выраженности определенного симптома или социальное функционирование, не имела отношения к такому большому количеству прочих факторов… Несмотря на все это, поразительно, насколько невнимательно относятся к фактору классовой принадлежности в психиатрической практике и исследовательской деятельности» (Strauss и др., 1978: 620).

Через год исследование в штате Теннеси, в ходе которого были изучены 10 000 случаев первичной госпитализации, подтвердил, что самым распространенным диагнозом, который имел отношение к социально-экономическому статусу пациентов, был «шизофрения» (Rushing и  Ortega, 1979). Зависимость между бедностью и шизофренией были  названы «одним из самых подтвержденных результатов в сфере психиатрической эпидемиологии» (Eaton, 1980).

В последующие двадцать лет количество исследований в области зависимости между шизофренией и социально-экономическим статусом снизилось с, и без того малых, 0,6% (1971-80) до 0,2% (1991-2000). В 1990-е годы исследований в области шизофрении, касающихся генетики, биохимии или нейропсихологии, было проведено в 43 раза больше, чем исследований, касающихся социально-экономического статуса пациентов с этим диагнозом (Read и др., 2001). Все более немногочисленные исследования, по-прежнему, за редким исключением (см. Bresnahan и  Susser, 2003) подтверждают ранее полученные результаты, в Бристоле (Ineichen и др., 1984), Ноттингеме (Giggs и  Cooper, 1987), Лондоне (Castle и др., 1993), Уэльсе (Koppel и  McGuffin, 1999), Финляндии (Aro и др., 1995), Новой Зеландии (Kydd и др., 1991), Канаде (Goldner и др., 2003) и Нигерии (Iheuze и др., 1984). Как правило, из всех заболеваний самая сильная зависимость между классовой принадлежностью и госпитализацией в психиатрические учреждения существует в отношении шизофрении. Конкретные «симптомы», такие, как галлюцинации и маниакальные идеи также характерны для тех, кто вырос в относительно бедной обстановке (Brown и др., 2000).

Более того, уровень госпитализации в психиатрических учреждениях возрастает именно во времена экономического спада (Brenner, 1973). Эта зависимость, опять же, особенно выражена в отношении «психозов» в целом и «шизофрении» в частности. Результаты Бреннера (Brenner) были подтверждены в ходе трех исследований (Warner, 1985).

Одно британское исследование показало, что терпящие лишения дети, в четыре раза чаще страдают «нешизофреническими психотическими заболеваниями», но риск развития у них «шизофрении» в восемь раз выше, чем у детей  из более благополучных семей (Harrison и др., 2001). Даже если брать детей из семей, где никто не страдал психозом, то дети из бедных семей в семь раз чаще болели шизофренией, что подтверждает тот факт, что для заболевания шизофренией не надо иметь генетическую предрасположенность (см. Главу 7).

Несмотря на то, что исследователи проблемы возникновения шизофрении в детском возрасте, часто игнорируют то, что происходит в жизни детей (Read и др., 2001), одно исследование показало, что в 89% случаев больные  дети принадлежат к классу IV и V (Green и др., 1992).

Урбанизированность

В настоящее время исследователи предпочитают концентрировать свое внимание больше на политически нейтральной проблеме принадлежности к городскому населению, нежели на проблеме классовой принадлежности. Зависимость между проживанием в урбанизированной местности не просто существует (Peen и  Decker, 1997), но, более того, чем больше человек прожил в городской местности до развития у него шизофрении, тем  выше риск развития у него этого заболевания (Pedersen и  Mortensen, 2001). Как и в случае с бедностью, эта зависимость в отношении шизофрении выражена сильнее, чем в отношении прочих психотических расстройств (Lewis и др., 1992; Marcelis и др., 1998; Mortensen и др., 1999). Кроме того, исследование общей популяции показало, что существует зависимость между фактом рождения и воспитанием в городской местности и психотическими переживаниями, а также психотическими расстройствами (van Os и др., 2001).

Роль социально-экономических факторов, при отсутствии предполагаемой предрасположенности к шизофрении, была подтверждена в ходе двух исследований. При отсутствии в семье случаев заболеваний психиатрического характера в целом (Lewis и др., 1992)  и шизофренией в частности (Mortensen и др., 1999), зависимость между проживанием в городской местности и риском возникновения шизофрении все же остается. Риск возникновения шизофрении у ребенка, рожденного в городской местности в четыре раза превышает риск развития того же заболевания у ребенка, чья мать сама страдает шизофренией.

Объяснения

Сторонний наблюдатель может прийти к выводу, что шизофрения, как и прочие проявления душевных страданий человека, вызвана, как минимум отчасти, теми лишениями и стрессом, которые влечет жизнь в обстановке бедности. Можно также предположить, что специалисты, работающие с людьми, страдающими сильными психическими расстройствами, прежде всего помогают им в плане обеспечения дохода, жилья и работы, а также выступают за проведение социальных и политических перемен с целью устранить бедность, чтобы тем самым предотвратить развитие «шизофрении» в последующих поколениях. К сожалению, но, как правило, если результаты подобных исследований не игнорируются полностью, то, обычно, прилагаются все усилия для интерпретации очевидных свидетельств «социальной каузации» таким образом, чтобы не потревожить превосходства биогенетической идеологии.

 

Безумие порождает бедность: «социальный дрейф», «социальный отбор» и «социальный осадок»

Популярной стратегией аргументации является заявление о том, что «шизофрения» поражает представителей всех классов в одинаковой мере, но те, кто находится на вершине экономической пирамиды, из-за болезни скатываются вниз. В этом заключается теория «социального дрейфа». Конечно же, такие явления, как переживание стресса и душевных страданий, отчужденности и дезориентации влекут за собой социальные и экономические последствия. Кроме того, если реакция человека на неблагоприятные факторы объясняется с точки зрения «психического заболевания», то это влечет еще больше последствий (см. Главу 11). Однако, использование последствий чьих-либо душевных страданий для того, чтобы отрицать или минимизировать социальные причины этих страданий, является абсурдным с научной точки зрения, а также бесполезным.

Из-за недостаточной обоснованности теории «социального дрейфа», психиатрия обратила свои взоры на другие доводы в рамках той же темы. Согласно теории «Социального отбора» (Eaton, 1980), хотя «шизофреники» не «опустились» вниз сами, все же их бедность – это результат, а не причина, их «заболевания», поскольку они имеют более низкий социальный статус, чем их родители или, что еще менее правдоподобно, поскольку они не «забрались» вверх по социальной пирамиде так высоко, как это было возможно – теория «социального осадка».

В ходе исследования в Нью-Хейвене была проверена теория «социального дрейфа». Проверялось, «действительно ли пациенты V класса скатывались до жизни в трущобах в процессе жизни», а также, исследование было направлено на то, чтобы определить насколько «шизофреники» имели тенденцию к «скатыванию вниз» по социальной лестнице.

Ни одного свидетельства подобного «социального дрейфа» не было найдено. Исследование также опровергло теорию социального отбора, поскольку 91% «шизофреников», принимавших участие в исследовании, принадлежали к тому же классу, что и их родители, а не имели более низкий статус, как предполагалось (Hollingshead и  Redlich, 1958). Одно ранее проведенное исследование, длившееся на протяжении 25 лет, также не нашло подтверждений социального дрейфа, и вывод, сделанный в ходе этого исследования, гласил: «Более высокая степень возникновения психотических расстройств, отмечаемая в бедных районах является результатом условий жизни низших социально-экономических слоев общества» (La Pousse и др., 1956). В ходе одного канадского исследования проводилось изучение классовой принадлежности участников, а  затем, через десять лет, проводилось изучение у них степени заболеваемости психиатрически нарушениями. Как выяснилось, «социально-экономический статус скорее играет роль причины по отношению к психиатрическим нарушениям, нежели наоборот» (Lee, 1976). Данный же подход с проведением исследования в разные периоды времени был задействован в Мичигане и Иллинойсе. В обоих штатах результаты говорили «в пользу социальных причин» (Wheaton, 1978).

Кроме влияния на развитие шизофрении, принадлежность к низкому «социальному классу» (при рождении или в детстве), а это «не может быть следствием шизофрении», также предрасполагает к высокой вероятности негативного исхода заболевания у людей с тяжелым психозом (Samele и др., 2001). Таким же образом было показано, что зависимость между шизофренией и жизнью в урбанизированной местности является не следствием социального дрейфа или  принадлежности к «социальным осадкам» (Dauncey и др., 1993), а скорее следствием жизни в городе (Lewis и др., 1992; Marcelis и др., 1998). Недавно проведенные исследования дают основание выделить следующие причинные факторы: стрессирующие события в жизни, социальная изоляция, перенаселенность, чрезмерная стимуляция, уровень преступности, бедность и загрязненность окружающей среды (Sharpley и др., 2001).

Читать дальше

http://psyjournal.ru/j3p/pap.php?id=20080304

 P.S. Надо сказать, что мнение авторов книги не вполне совпадает с мнением публикатора, некоторые перехлёсты в книге настораживают, хотя понятно, что явление медикализации как инструмент увековечения уязвимости угнетаемых групп населения распространено куда сильней, чем нынешнее общество готово признать, в том числе в силу доминирования биологизаторских доктрин (именно как идеологических объяснений феноменов общественной жизни, а не научных концепций).

[Вспомнил недавний случай такого рода -  интереснейшее исследование о степени генетических сходств и различий между друзьями, которое во всех новостях проходит как «друзья друг к другу генетически ближе, чем случайные люди». Там исследовали 6 разных генотипов, по 4-м какой-либо закономерной корреляции наличия/отсутствия с положением в сети дружеских отношений не найдено. По гену DRD2 (кодирует дофаминовый рецептор вида 2) друзья оказались ближе, чем случайная выбора из данной популяции, а по гену CYP 2A6 (кодирует цитохромоксидазу Р450 семейства 2, п/сем. A, полипептид 6) – наоборот, дальше. К слову, аналогичные примеры есть у ряда видов птиц со «сверхсложными» социальными системами, предполагающими репродуктивное разделение труда. Однако научно-популярные СМИ подают материал именно как «друзья генетически ближе друг к другу чем обычные люди». В.К.].

Поэтому из книжки гг.псхиатров я выбрал установленные факты, а интерпретации пусть будут на их совести и, конечно, буду признателен специалистам за квалифицированные комментарии.

Надо сказать, что шизофрения – один из тех признаков, для которых близнецовый анализ даёт высокий коэффициент наследуемости, а вот достоверной модели наследования до сих пор не построено (сколько генов, как влияют и пр.), не говоря уж об обнаружении конкретных генов.

Ситуация очень похожа на т.н. «наследование интеллекта», которое по нашему с marina_fr мнению есть своего артефакт, когда сигнальная наследственность копирует генетическую. Тем более что процесс воспроизводства в человеческих популяциях структурирован так, что устойчивое сохранение «положительных» (IQ) или «отрицательных» (шизофрения) признаков за счёт дарвиновского движущего отбора невозможно, а они сохраняются вполне успешно.

Поэтому более разумным объяснением будет «подгонка индивида под социальную норму». На уровне психологии это проявляется в процедуре социального сравнения (social comparison theory), хорошо известной исследователям социального влияния и конформизма, на уровне биологии – в стабилизирующем отборе, ну а на уровне собственно жизни общества – в воспроизводстве классового угнетения по дедушке Марксу.

Соответственно бедняки в силу тех же процессов «социального сравнения» находятся под воздействием стресса, сила которого пропорциональна числу лет в бедности и степени угасания надежды выбраться из неё, а разрушительные эффекты в виде роста уровня кортизола (среди прочего, сокращающего «чувствительный период» детской способности к обучению) и уменьшения объёма оперативной памяти в мозге документированы более чем надёжно. Поэтому рост риска заболевания шизофренией с ухудшением социально-экономического статуса есть следствие специфического «стресса бедности» - люди мучаются, бьются как рыба об лёд, ну и психика не выдерживает, тем более что медпомощь им подают позже, меньше и хуже.

Тем более что шизофрения связана с одновременным предъявлением несовместимых требований: скажем, когда не очень умные родители требуют от детей и самостоятельности, и послушания одновременно. Ровно того же капитализм требует от бедняков: и чтобы были не роптали, были почтительны и благодарны работодателям за всякую возможность заработать на жизнь, и инициативы, предприимчивости, самостоятельности и пр. качеств, подаваемых в качестве общего образца. Тем более, что при капитализме, в отличие от средневековья, «честная бедность» уже невозможна: бедняк, будь он трижды тружеником и мастером, будет презираем в случае, если не обеспечивает себе и семье некую норму потребления, устанавливаемую по мерке среднего класса (поэтому, в частности, рабочий и работа перестают быть героями книг, фильмов, тем более телепередач и пр.).

 

Tags: биология человека, капитализм, общество, психика, расизм, социальная психология, социальное влияние, угнетение
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 31 comments