?

Log in

No account? Create an account
entries friends calendar profile Чулан и склад Вольфа Кицеса Previous Previous Next Next
Варварство и просвещение - Вольф Кицес
wolf_kitses
wolf_kitses
Варварство и просвещение


Усама ибн Мункыз

НРАВЫ ФРАНКОВ

Слава творцу и создателю! Всякий, кто хорошо понимает дела франков, будет возвеличивать Аллаха и прославлять его. Он увидит во франках только животных, обладающих достоинством доблести в сражениях и ничем больше, так же как и животные обладают доблестью и храбростью при нападении.

Я расскажу кое-что о делах франков и об их диковинном уме. В войсках короля Фулько, сына Фулько 317, был всадник, пользовавшийся большим почетом, который прибыл из их страны, совершая паломничество, и возвращался туда. Он подружился со мной, привязался ко мне и называл меня “брат мой”; между нами была большая дружба, и мы часто посещали друг друга. Когда он собрался возвращаться по морю в свою страну, он сказал мне: “О брат мой, я отправляюсь в свою страну и хотел бы, чтобы ты послал со мной своего сына”. А мой сын был в это время при мне, и было ему от роду четырнадцать лет 318

. “Пусть он посмотрит на наших рыцарей, научится разуму и рыцарским обычаям. Когда он вернется, он станет настоящим умным человеком”. [209]

Мой слух поразили эти слова, которых не мог бы произнести разумный; ведь даже если бы мой сын попал в плен, плен не был бы для него тяжелее, чем поездка в страну франков [курсив мой – В.К.].

Я ответил моему другу: “Клянусь твоей жизнью, то же было и у меня в душе, но меня удерживает от этого лишь то, что его бабушка — моя мать — очень его любит и не позволила ему выехать со мной, пока не заставила поклясться, что я привезу его к ней обратно”. — “Значит, твоя мать еще жива?” — спросил франк. “Да”, — сказал я. “Тогда не поступай против ее желания”, — сказал он.

Вот один из удивительных примеров врачевания у франков.

 

Властитель аль-Мунайтыры 319 написал письмо моему дяде, прося прислать врача, чтобы вылечить нескольких больных его товарищей. Дядя прислал к нему врача-христианина, которого звали Сабит. Не прошло и двадцати дней, как он вернулся обратно.

“Как ты скоро вылечил больных”, — сказали мы ему. “Они привели ко мне рыцаря, — рассказывал нам врач, — на ноге у которого образовался нарыв, и женщину, больную сухоткой. Я положил рыцарю маленькую припарку, и его нарыв вскрылся и стал заживать, а женщину я велел разогреть и увлажнить ее состав 320. К этим больным пришел франкский врач и сказал: “Этот мусульманин ничего не понимает в лечении. Что тебе приятнее, — спросил он рыцаря, — жить с одной ногой или умереть с обеими?” — “Я хочу жить с одной ногой”, — отвечал рыцарь.

“Приведите мне сильного рыцаря, — сказал врач, и принесите острый топор”. Рыцарь явился с топором, и я присутствовал при этом. Врач положил ногу больного на бревно и сказал рыцарю: “Ударь по его ноге топором и отруби ее одним ударом”. Рыцарь нанес [210] удар на моих глазах, но не отрубил ноги; тогда ударил ее второй раз, мозг из костей ноги вытек, и больной тотчас же умер. Тогда врач взглянул на женщину и сказал: “В голове этой женщины дьявол, который влюбился в нее. Обрейте ей голову”. Женщину обрили, и она снова стала есть обычную пищу франков — чеснок и горчицу. Ее сухотка усилилась, и врач говорил: “Дьявол вошел ей в голову”. Он схватил бритву, надрезал ей кожу на голове крестом и сорвал ее с середины головы настолько, что стали видны черепные кости. Затем он натер ей голову солью, и она тут же умерла. Я спросил их: “Нужен ли я вам еще?” И они сказали: “Нет”, и тогда я ушел, узнав об их врачевании кое-что такое, чего не знал раньше”.

Был я свидетелем и противоположного этому в отношении врачевания. У франкского короля 321 был казначей из рыцарей по имени Барнад 322, да проклянет его Аллах, один из самых проклятых и отвратительных франков. Лошадь лягнула его в ногу, и с ногой приключилась какая-то болезнь; на ней образовались раны в четырнадцати местах, и как только рана закрывалась в одном месте, она открывалась в другом. Я молил Аллаха, чтобы он погиб, но к нему пришел франкский врач, который снял с его ноги пластыри и стал обмывать ее крепким уксусом. Его раны затянулись, больной выздоровел и поднялся, подобный дьяволу.

Еще удивительный пример их врачевания. У нас в Шейзаре был ремесленник по имени Абу-ль-Фатх. У его сына образовалась на шее свинка, и каждый раз, когда болячка проходила в одном месте, она открывалась в другом. Абу-ль-Фатх поехал в Антиохию по какому-то делу и взял сына с собой. Один франк, увидев его, спросил о нем, и Абу-ль-Фатх ответил: “Это мой сын”. — “Поклянись мне твоей верой, — сказал ему франк, — что, если я опишу тебе лекарство, которое вылечит его, ты не будешь брать [211] ни с кого платы за лечение этим лекарством. В таком случае я укажу тебе лекарство, которое его вылечит”.

Абу-ль-Фатх поклялся, и рыцарь сказал ему: “Возьми нетолченого ушнана 323, сожги его, смешай с прованским маслом и крепким уксусом и смазывай этой смесью твоего сына, пока она не разъест болячку. Затем возьми пережженного олова, прибавь к нему жира и также помажь им болячки. Это лекарство вылечит твоего сына”. Абу-ль-Фатх намазал своего сына этим составом, и тот выздоровел. Раны затянулись, и он стал таким же здоровым, как и прежде. Я советовал применять это лекарство всякому, кто заболевал такой болезнью. Оно приносило пользу, и страдания больных прекращались.

Все франки, лишь недавно переселившиеся из франкских областей на восток, отличаются более грубыми нравами, чем те, которые обосновались здесь и долго общались с мусульманами.

Вот пример грубости франков, да обезобразит их Аллах. Однажды, когда я посетил Иерусалим, я вошел в мечеть аль-Акса 324; рядом с мечетью была еще маленькая мечеть, в которой франки устроили церковь. Когда я заходил в мечеть, а там жили храмовники — мои друзья, — они предоставляли мне маленькую мечеть, чтобы я в ней молился.

Однажды я вошел туда, произнес “Аллах велик” и начал молиться. Один франк ворвался ко мне, схватил меня, повернул лицом к востоку и крикнул: “Молись так!” К нему бросилось несколько человек храмовников и оттащили его от меня, и я снова вернулся к молитве. Однако этот самый франк ускользнул от храмовников я снова бросился на меня. Он повернул меня лицом к востоку и крикнул: “Так молись!” Храмовники опять вбежали в мечеть и оттащили франка. Они извинились передо мной и сказали: “Это чужестранец, он приехал на этих днях из франкских земель и никогда не видал, чтобы кто-нибудь молился иначе, [212] как на восток”. — “Хватит уже мне молиться”, — ответил я и вышел из мечети. Меня очень удивило выражение лица этого дьявола, его дрожь и то, что с ним сделалось, когда он увидел молящегося по направлению к югу 325.

Я видел, как один франк пришел к эмиру Му'ин ад-Дину 326, да помилует его Аллах, когда тот был в ас-Сахра 327, и сказал: “Хочешь ты видеть бога ребенком?” — “Да”, — сказал Муин ад-Дин. Франк пошел впереди нас и показал нам изображение Мариам, на коленях которой сидел маленький Мессия, да будет над ним мир. “Вот бог, когда он был ребенком”, — сказал франк. Да будет превознесен великий Аллах над тем, что говорят нечестивые, на великую высоту!

У франков нет никакого самолюбия и ревности. Бывает, что франк идет со своей женой по улице; его встречает другой человек, берет его жену за руку, отходит с ней в сторону и начинает разговаривать, а муж стоит в сторонке и ждет, пока она кончит разговор. Если же разговор затянется, муж оставляет ее с собеседником и уходит.

Я был свидетелем следующего случая.

Когда я приезжал в Набулус 328

, я останавливался в доме одного человека по имени Му'изз, у которого жили все мусульмане. В этом доме были окна, выходящие на дорогу, а напротив, на другой стороне улицы, стоял дом одного франка, продававшего купцам вино. Он наливал вино в бутылку и кричал: “Такой-то купец открыл бочку такого-то вина, и кто хочет получить его, пусть придет в такое-то место, и я предоставлю ему такое вино, как в этой бутылке!” [213]

Однажды торговец вернулся домой и нашел в своей постели человека, который лежал рядом с его женой. “Почему ты около моей жены?” — спросил он у него. “Я был утомлен, — ответил незнакомец, — и зашел сюда отдохнуть”. — “Как ты оказался в моей постели?” — продолжал торговец. “Я увидел, что постель постлана, — ответил человек, — и лег на нее”. — “Но жена ведь лежит с тобой!” — воскликнул торговец. “Ведь постель принадлежит ей, — ответил человек, — разве я мог не пустить ее на ее собственную постель?” — “Клянусь истиной моей веры, — воскликнул франк, — если ты еще раз сделаешь это, мы с тобой поссоримся!” Так проявилось его недовольство и высшая степень ревности.

Еще пример.

У нас был один банщик из жителей аль-Маарры 329 по имени Салим, который служил в банях моего отца, да помилует его Аллах. Салим рассказал мне: “Я открыл в аль-Маарре баню, чтобы жить доходами от нее. Однажды в баню пришел франкский рыцарь, а они не одобряют тех, кто, находясь в бане, опоясывается покрывалом. Он протянул свою руку, сорвал мое покрывало с пояса, отбросил его и увидел меня без всего, а я недавно обрил себе волосы на лобке.

“Салим”, — крикнул мне франк. Я подошел к нему, и он положил руку мне на лобок. “Салим, вот хорошо! — воскликнул он. — Клянусь истиной моей веры, сделай со мной то же самое”. И он лег на спину, а у него на этом месте была точно вторая борода. Я обрил его, а он провел по этому месту рукой, погладил его и сказал мне: “О Салим, заклинаю тебя истиной твоей веры, сделай то же с аль-дамой”. А “аль-дама” значит на их языке госпожа, и он имел в виду свою жену.

 

“Скажи аль-даме, чтобы она пришла”, — крикнул он слуге, тот пошел и привел его жену. Она легла на спину, и рыцарь сказал: “Сделай с ней то же, что ты сделал со мной”. [214]

И я брил ей эти волосы, а муж сидел и смотрел на меня. Затем он поблагодарил меня и дал мне денег за мою услугу”.

Посмотрите на это великое противоречие: у них нет ревности, ни самолюбия, но они отличаются великой доблестью, а разве доблесть не происходит от самолюбия и боязни бесславия?

Вот случай, похожий на этот.

Однажды, будучи в городе Тире 330, я вошел в баню и сидел там в отдельной комнате. Один из моих слуг сказал мне: “С нами в бане есть женщина”. Когда я вышел в общее помещение и сел на каменную скамью, вдруг появилась та женщина, которая была в бане, и встала напротив меня. Она уже оделась и стояла вместе со своим отцом. Я не был уверен, что это женщина, и сказал одному из своих товарищей: “Ради Аллаха, посмотри, женщина ли это? Я хочу, чтобы ты осведомился о ней”. Он пошел, на моих глазах поднял подол ее платья я посмотрел. Тогда ее отец обернулся ко мне и сказал: “Это моя дочь. Мать у нее умерла, и ей некому вымыть голову. Я привел ее с собой в баню и вымыл ей голову сам”. — “Ты хорошо сделал, — сказал я. — За это будет тебе небесная награда”.

Еще удивительный случай врачевания у франков рассказал нам Кильям Дабур 331, властитель Табарии 332, который был предводителем франков. Случилось, что он провожал эмира Му'ин ад-Дина, да помилует его Аллах, из Акки 333 в Табарию, и я был с ними. По пути он рассказал нам следующее: “В нашей стране был один очень сильный рыцарь. Он заболел и был близок к смерти. Мы отправились к самому главному из наших священников и сказали ему: “Пойди с нами взглянуть на такого-то рыцаря”. Он сказал: “Хорошо”, [215] — и отправился с нами. Мы были уверены, что, когда он положит на больного руку, тот выздоровеет. Когда священник увидел его, он сказал: “Дайте мне воску”. Мы принесли ему немного, он смял его, сделал из него шарики такой толщины, как суставы пальцев, и сунул по шарику в ноздри рыцаря, и тот умер. “Он умер”, — сказали мы. “Да, — ответил священник. — Он мучался, и я заткнул ему нос, чтобы он умер и успокоился”.

“Брось это и поговори снова о Харяме!” 334

Обратимся от рассказа об их привычках к чему-нибудь другому. Я присутствовал в Табарии при одном из франкских праздников. Рыцари выехали из города, чтоб поиграть копьями. С ними вышли две дряхлые старухи, которых они поставили на конце площади, а на другом конце поместили кабана, которого связали и бросили на скалу. Рыцари заставили старух бежать наперегонки. С каждой из этих старух двигалось несколько всадников, которые их подгоняли. Старухи падали и подымались на каждом шагу, а рыцари хохотали. Наконец, одна из них обогнала другую и взяла этого кабана в награду.

Однажды в Набулусе я был свидетелем того, как привели двух франков для единоборства. Причина была та, что мусульманские разбойники захватили деревню около Набулуса. Франки заподозрили одного из крестьян и сказали: “Это он привел разбойников в деревню”. Крестьянин убежал; король 335 послал схватить его детей. Тогда он вернулся и сказал королю: “Будь ко мне справедлив и позволь мне сразиться с тем, кто сказал про меня, что я привел разбойников в деревню”. И король приказал владельцу разграбленной деревни: “Приведи кого-нибудь, кто сразится с ним”.

Тот отправился в свою деревню, где был один кузнец, и он взял его и сказал: “Ты будешь сражаться на [216] поединке”. Ограбленный хозяин старался уберечь своих крестьян, чтобы ни одного из них не убили, и хозяйство его не пропало бы.

Я видел того кузнеца: это был сильный юноша, но когда он шел, то часто останавливался, садился и просил чего-нибудь выпить. Другой же, который требовал поединка, был старик с твердой душой. Он произносил воинственные стихи и не думал о поединке. Виконт 336, правитель города, пришел на место битвы и дал каждому из сражавшихся палку и щит, а народ встал вокруг них, и они бросились друг на друга. Старик теснил кузнеца, а тот отступал, пока не оказывался прижатым к толпе. Потом старик возвращался в середину круга, и они бились до того яростно, что стали похожи на окровавленные столбы. Дело затянулось, и виконт торопил их и кричал: “Скорее!” Кузнецу помогло то, что он привык работать молотом. Старик устал, и кузнец ударил его. Старик упал спиной на свою палку, а кузнец стал над ним на колени, чтобы вырвать ему пальцами глаза, но не мог этого сделать, потому что у него из глаз текло много крови. Тогда он поднялся и так ударил его палкой по голове, что убил. На шею старика сейчас же набросили веревку, потащили его и повесили. Хозяин этого кузнеца подарил ему поместье, посадил сзади себя на седло, взял с собой и уехал. Вот пример законов и суда франков, да проклянет их Аллах!

Однажды я отправился с эмиром Му'ин ад-Дином, да помилует его Аллах, в Иерусалим. По пути мы остановились в Набулусе. Там к Муин ад-Дину пришел один слепой юноша-мусульманин, хорошо одетый. Он принес Му'ин ад-Дину плодов и попросил разрешения поступить к нему на службу в Дамаске. Му'ин ад-Дин позволил ему, а я расспросил об этом юноше, и мне рассказали, что его мать была выдана замуж за франка и убила своего мужа. Ее сын заманивал хитростью франкских паломников и убивал их с помощью матери. В конце концов его заподозрили в этом и применили к нему франкский способ суда. Они поставили [217] громадную бочку, наполнили ее водой и укрепили над ней деревянную перекладину. Затем подозреваемого схватили, привязали за плечи к этой перекладине и бросили в бочку. Если бы этот человек был невиновен, он погрузился бы в воду, и его подняли бы с помощью этой веревки, и он не умер бы в воде. Если же он согрешил в чем-нибудь, то он не мог бы погрузиться в воду.

Когда этого юношу бросили в воду, он старался нырнуть, но не мог, и они его осудили, да проклянет их Аллах, и выжгли ему глаза. Этот человек прибыл потом в Дамаск, и эмир Му'ин ад-Дин, да помилует его Аллах, снабдил его всем необходимым.

Эмир сказал одному из своих слуг: “Сведи этого человека к Бурхан ад-Дину аль-Балхи, да помилует его Аллах, и скажи ему, чтобы он приказал кому-нибудь научить его Корану и кой-чему из законов”.

Тогда слепец сказал Му'ин ад-Дину: “Победа и одоление! Я надеялся не на это”. — “На что же ты рассчитывал?” — спросил эмир. “Что ты дашь мне лошадь, мула и оружие, — ответил юноша, — и сделаешь меня всадником”. — “Я никогда не думал, что слепые могут стать всадниками”, — ответил эмир.

Многие франки обосновались в наших землях и подружились с мусульманами. Эти франки гораздо лучше тех, кто недавно приехал из франкских стран, но они исключение, по которому нельзя судить вообще.

Вот пример. Однажды я послал своего товарища в Антиохию по делу. Главарем там был Теодор ибн ас-Сафани, с которым у меня была большая дружба. Он пользовался в Антиохии сильным влиянием. Однажды он сказал моему товарищу: “Один из моих франкских друзей пригласил меня к себе, ты пойдешь со мной, чтобы посмотреть на их обычаи”.

“Я пошел с ним, — рассказывал мой товарищ, — и мы вошли в дом одного рыцаря. Это был один из старожилов, которые прибыли сюда во время первых походов франков 337. Его освободили от канцелярской и [218] военной службы, но у него были в Антиохии владения, доходами с которых он жил. Нам принесли прекрасно накрытый стол, чисто и хорошо приготовленные кушанья. Рыцарь увидел, что я воздерживаюсь от еды, и сказал мне: “Ешь, ублаготвори свою душу; я сам не ем ничего из франкских кушаний и держу египетских кухарок, я ем только то, что ими приготовлено, и в моем доме не бывает свиного мяса”. Я стал есть, но был осторожен, а потом мы ушли. Однажды я проходил по рынку, и ко мне привязалась какая-то франкская женщина. Она что-то бормотала на их языке, и я не понимал, что она говорит. Вокруг нас собралась толпа франков, и я убедился в своей гибели. Вдруг приблизился этот самый рыцарь. Он увидел меня, подошел ко мне и сказал, обращаясь к женщине: “Что у тебя с этим мусульманином?” — “Этот человек убил моего брата Урса!” — воскликнула она, а этот Урс был рыцарь в Апамее 338

, которого убил кто-то из войска Хама. Рыцарь закричал на нее и сказал: “Этот человек бурджаси (т.е. купец), он не сражается и не принимает участия в бою”. Он прикрикнул на собравшихся, и те рассеялись; тогда рыцарь взял меня за руку и пошел со мной. Мое спасение от смерти было следствием того, что я у него поел”. [219]

Книга назидания. Ч.3-4.

Tags: , ,

11 comments or Leave a comment
Comments
dobryj_manjak From: dobryj_manjak Date: September 13th, 2010 08:22 pm (UTC) (Link)
Мне больше всего нравится история про "франка", который заставлял мусульманина правильно молиться. Мне кажется, что этот "франк" был из Германии. Орднунг, орднунг.
wolf_kitses From: wolf_kitses Date: September 14th, 2010 04:17 pm (UTC) (Link)

я читал, что

до 16 в. немцев рассматривали как лентяев, запойных пьяниц, очень талантливых, но неорганизованных, способных делать кунштюки но неспособных к массовому производству, где надобны усидчивость и дисциплина. А их антиподом по перечисленным качествам в сознании европейцев были ... итальянцы,понятное, из городов Севера.
lojso From: lojso Date: January 12th, 2013 08:31 am (UTC) (Link)

Re: я читал, что

читал давно материал по изменениям в представлениях о "народных" характерах.
у вас не сохранилось ничего подобного?
From: (Anonymous) Date: September 13th, 2010 09:51 pm (UTC) (Link)

а что? толерантные люди

Однажды торговец вернулся домой и нашел в своей постели человека, который лежал рядом с его женой...

Это к одной из предыдущих тем - про толерантность и политкорректность.
А вообще-то до эпохи политкорректности много гадостей друг про друга сочиняли.

"У нас закон праведный, а у них неправедный; что по нашему закону так выходит, а по-ихнему все напротив. И все судьи у них, в ихних странах, тоже все неправедные; так им и в просьбах пишут: "Суди меня, судья неправедный!"
wolf_kitses From: wolf_kitses Date: September 13th, 2010 10:36 pm (UTC) (Link)

Re: а что? толерантные люди

ну, от странницы феклуши другого ожидать как бы трудно.
Но нам-то зачем ей уподобляться? и тем более в сочинении гадостей про других? тем более что в мире есть реальные гадости, про которые можно ничего не сочинять, а говорить правду
lubech From: lubech Date: September 14th, 2010 05:40 am (UTC) (Link)
По этим описаниям франки представляются, конечно, людьми дикими, но в чем-то симпатичными.
wolf_kitses From: wolf_kitses Date: September 14th, 2010 07:19 am (UTC) (Link)
ну да. автор описания ж человек просвещённый, даже в злобных дикарях пытается найти что-то хорошее и вывести на свет божий. и у него это вполне получилось
malchikk From: malchikk Date: September 14th, 2010 09:26 am (UTC) (Link)
Складывается ощущение, что франки ему нравятся
wolf_kitses From: wolf_kitses Date: September 14th, 2010 12:33 pm (UTC) (Link)
конечно, нравятся! точно также как деятелям европейского просвещения 500 лет спустя нравились "благородные дикари". Это естественная позиция человека просвещённого: только варвар не умеет найти чего-то привлекательного в непохожих чужаках, почему и стремится исправить их "по своему образу и подобию".
malchikk From: malchikk Date: September 14th, 2010 04:12 pm (UTC) (Link)
хороший ответ
From: ex_polit_mo Date: September 14th, 2010 11:02 am (UTC) (Link)

2010-09-14 15:00.01

Ваш пост попал на страницы информационно-аналитического проекта
Politonline.Ru. Можете убедиться:
http://www.politonline.ru/?area=groupList
11 comments or Leave a comment