Вольф Кицес (wolf_kitses) wrote,
Вольф Кицес
wolf_kitses

Category:

О Ленине, фрагментами

«…Из больших событий запомнилась русско-турецкая война 1877-1878 годов. Все ее перипетии обсуждали не только взрослые, но и дети. Ровесник Владимира, а потом и его одноклассник, вспоминал: «Без всяких газет, лишь вчера научившись читать и писать, мы все же знали многое про геройские подвиги русской армии, друг другу с жаром пересказывая все слышанное, а больше подслушанное: про знаменитую Дунайскую переправу, тяжкую Шипку, неприступную Плевну... С языка, бывало, не сходили прославленные имена Скобелева, Гурко, Радецкого, Дубасова и др., вырезали, собирали их портреты».

Запомнился и приход в Симбирск большой партии пленных турок. И некоторых из наиболее воинственных «патриотов» крайне удивило при этом, что жители города не проявили по отношению к туркам никакой злобы и встречали их «отнюдь не враждебно». Но главным событием 1878 года стало торжественное вступление в Симбирск вернувшегося с войны боевого пехотного Калужского полка. Все население высыпало на улицы, звонили колокола, играли оркестры, люди плакали, целовались, кричали «Ура!», пели «Боже, царя храни...»[13].

Но Владимир хорошо запомнил и другое: как на протяжении всей войны его любимая няня, «у которой родственники были взяты на войну и некоторые из них там убиты, постоянно с плачем говорила: «Русская кровь зря льется из-за каких-то нам чужих, проклятых болгар. На что они нам, у нас самих забот по горло». И «насколько помню», рассказывал позднее Ленин, с мнением няни «совпадало отношение к этой войне и моих родителей...»[14]

 

Ульяновы в этом отношении не были исключением. Ровесник Владимира князь Владимир Оболенский, проживавший в это время в Смоленской губернии, тоже вспоминал, как в их семье, собираясь щипать корпию для раненых, «рассказывали о хищениях интендантов, о замерзших на Шипке солдатах, для которых не было заготовлено теплых вещей, о том, как великий князь Николай Николаевич (старший), чтобы сделать Государю сюрприз в его именины, штурмовал Плевну и положил при этом бессмысленном штурме огромное количество солдат, и т. д. По случаю этого эпизода по рукам ходило стихотворение, начинавшееся так:

Именинный пирог из начинки людской

Брат подносит державному брату...»[15]

 

Однажды в беседе с молодым большевиком И. Ф. Поповым, ставшим позднее писателем и драматургом, Ленин, говоря о Плеханове, употребил выражение «физическая сила ума». «Что это такое, Владимир Ильич, физическая сила ума? - спросил Попов. - Я не пойму». Ленин ответил: «А вот вы можете ведь сразу увидеть и отличить в человеке физическую силу. Войдет человек, посмотрите на него, и видите: сильный физически... Так и у Плеханова ум. Вы только взгляните на него, и увидите, что это сильнейший ум, который все одолевает, все сразу взве-шивает, во все проникает, ничего не спрячешь от него. И чувствуешь, что это так же объективно существует, как и физическая сила»[12]. Именно такое впечатление на окружающих производил и сам Ленин.

И на этот случай у нас тоже есть вполне авторитетный и «сторонний» свидетель...

Немецкий профессор О. Фёрстер, повидавший на своем веку немало знаменитых пациентов, познакомился с Владимиром Ильичей в 20-е годы. «Всякий, не принимавший личного участия, - рассказывает он, - в великом деле Ленина, попадал, как только сталкивался с ним, под магическое действие его мошной личности... И мне довелось испытать на себе прикосновение его сильного духа...

И теперь он стоит передо мной, как живой, со своей коренастой фигурой, со своими эластичными движениями, со своим великолепным закругленным, как своды мощного здания, черепом; из его глаз, которые то широко раскрыты и глядят спокойно и ясно, то полуприщурены, как будто бы для того, чтобы лучше и точнее взять прицел на мир, всегда лился искрящийся поток ума...

Его мимика отличалась сказочной живостью, всякая его чер-та выдавала постоянную и интенсивную умственную деятельность, а также глубочайшее внутреннее переживание»[13].

 

Владлен Логинов. Ленин. Выбор пути.

-------------------------------------------------------------------------------------------

«[в 1920-е годы] до последних дней своей жизни активно участвовал в работе кафедры диалектического и исторического материализма А. А. Богданов. М. П. Баскин рассказывал мне, что Богданов часто выступал на заседании кафедры с научными докладами по важнейшим вопросам философской науки. На одном заседании кафедры Богданов выступил с докладом о философском понятии материи, сравнивая свою книгу «Вера и наука» с трудом В.И.Ленина «Материализм и эмпириокритицизм». Книга Богданова явилась критическим ответом на указанный труд В. И. Ленина. В своем докладе на кафедре Богданов развивал идеи о материи как сопротивляющейся активности, с которою сталкиваются люди в процессе производства.

По этому вопросу, как передает М. П. Баскин, разгорелись бурные споры. Однако идеи Богданова о материи не получили поддержки. Что касается споров с Лениным, то они носили, по мысли Богданова, терминологический характер: авторы просто не поняли друг друга, и получилось, что В. И. Ленин и А. А. Богданов спорили о словах, по содержанию же у них разногласий не было. По основным гносеологическим вопросам, говорил Богданов в своем докладе на кафедре, Ленин «повторяет иными словами те же идеи, которые отстаивает Богданов». Богданов больше нападает на Г. В. Плеханова, философские взгляды которого он считал «материалистическим истолкованием кантианства». А поскольку все «зло», все «недоразумения» заключались в терминах, Богданов предлагал создать «научную терминологию» по философии. Эта идея Богданова имеет смысл, так как многие философские термины и понятия имеют различное содержание1.

##1 Богданов А. А. Вера и наука. О книге В. Ильина «Материализм и эмпириокритицизм». М., 1910. С. 41. Данная работа Богданова перепечатана в журнале «Вопросы философии». 1991. № 12. С. 52.

 

 

В этой связи интересна дискуссия, где будущий профессор МГУ В. Ф. Асмус подверг аргументированной научной критике утверждения Богданова о том, что раз «всякое общее понятие имеет много основных значений и бесчисленное множество оттенков»2, то опосредованное знание и логические доказательства не имеют смысла. Буквально в следующем номере «Вестника Коммунистической академии» (№ 22) выступил В. Ф. Асмус с большой статьей «Логическая реформа Богданова», в которой писал, что «действительно настоящая цель Богданова состоит в полном развенчании, в полном отрицании всего опосредованного знания», что Богданову не хватает специального знания структуры понятия» и в «концепции Богданова прежде всего поражает ее наивность, осмелюсь сказать даже примитивность»3.

##2 Богданов А. А. «Пределы научности рассуждения». «Вестник Коммунистической академии», 1927, № 21. С. 249.

 

##3Асмус В. Ф. Логическая реформа Богданова // Вестник Коммунистической академии. 1927. № 22. С. 102.

 

К сожалению, эта дискуссия до сих пор осталась неизученной.

Ярой защитницей взглядов Богданова была его супруга, очень красивая и сравнительно молодая жгучая брюнетка. По поручению профессора П. С. Черемных, заведующего сектором Института Маркса — Энгельса — Ленина, куда меня распределили на работу после окончания вуза, я встречался с женой Богданова для уточнения некоторых данных в связи с переизданием книги В. И. Ленина «Материализм и эмпириокритицизм». Она помнила все детали спора Ленина и Богданова, открыто и безапелляционно заявляла, что Ленин не знал философию, не обладал культурой научного мышления, был груб и не сдержан в теоретических дискуссиях.

Она с удовольствием рассказала такой любопытный случай. Однажды на общем собрании большевиков и меньшевиков, после долгих споров и взаимных обвинений, когда все устали, в заключение выступил В.И.Ленин как посторонний объективный наблюдатель. Чтобы снять усталость и напряженность, он с исключительной точностью изложил взгляды меньшевиков, но не стал их критиковать, а ограничился их «объективистским» изложением и даже отметил их «истинность» и «великое значение», чем вызвал гомерический смех и восхищение присутствующих знанием всех тонкостей. А затем перешел к объективному изложению взглядов большевиков, не защищая, а просто излагая их содержание, вскрывая их отрицательные и положительные стороны, чем вызвал восторг и аплодисменты. И на этом собрание закончилось.

 

В своем ответе я заметил, что победил в споре все-таки Ленин, его поддержало большинство марксистов. Моя собеседница спокойно ответила: «То была пиррова победа». Она очень симпатизировала Н.И.Бухарину, который разделял многие идеи Богданова, хотя по-своему их комментировал и интерпретировал».

 

Косичев А.Д. Философия, время, люди. Воспоминания и размышления декана философского факультета МГУ имени М.В. Ломоносова. – М.: ОЛМА Медиа Групп, 2007. – 383 с. [навёл wsf1917].



 

Tags: Русская революция, книги, коммунизм, события
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 30 comments