Вольф Кицес (wolf_kitses) wrote,
Вольф Кицес
wolf_kitses

Categories:

Каста может быть несущественна

«…В процессе исторического развития одни касты поднимались вверх по иерархической  системе, другие опускались вниз. Так, на протяжении средневековья происходила весьма заметная в сравнении с древностью деградация брахманства, о чём свидетельствуют, в частности, произведения литературы, осуждающие брахманов, унизившихся, как считали авторы, до службы («варварам» - мусульманским правителям), торговли и иных «неподобающих» занятий, утративших предписанную им святость и учёность. К концу средневековья сколько-нибудь заметную социально-политическую роль в Индии играли лишь те брахманы, которые давно отказались от своих исконных функций и инкорпорировались в военно-феодальную знать. Таковы читпаваны, с начала XVIII века и до 1818 г. правившие Махараштрой [Глушкова, 2000а: 301-303] или же стали чиновниками,  должностными лицами при феодальных правителях государств и областей [Бэйли, 1999: 64-73]. Наряду с этим происходило возвышение ряда торговых и ремесленных, а также земледельческих каст: рост экономического благосостояния и политического влияния сопровождался у них претензиями на более высокий статус, стремлением имитировать стиль жизни «дваждырожденных».

 

Для осуществления этих претензий существовали различные механизмы. Верхушка земледельческих и пастушеских каст, по традиции относившихся к шудрам, возвышалась до уровня мелких и средних феодалов, отказывалась от непосредственной работы на земле, усваивала профессию и ценности воинов и начинала претендовать на более высокое положение. Точно такой же процесс был характерен для элиты племён [Гордон, 1994: 192-195; Бэйли, 1999: 32-46.]. Ярчайший пример – национальный герой маратхов Шиваджи (1630-1680),выходец из сельской элиты (по изначальному варновому статусу – шудр), выдвинувшихся на службе мусульманским государям Декана.  Став основателем независимого государства маратхов, он мечом добыл себе и своим собратьям по касте кшатрийский статус, а за соответствующую мзду брахманы «нашли» подтверждения раджпутского происхождения маратхского вождя [Бэйли, 1999: 56-63; Лейн,2003: 30].

Богатство и активная политическая роль, позволили телики, низкой (даже среди шудр) касты маслоделов Андхры, заявить о себе как о кшатриях, и государственная власть поддержала эту абсурдную с точки зрения ортодоксального индуизма претензию, тут же «вспомнили» и легенду, дававшую ей мифологическое обоснование [Канака Дурга,2001: 141-174].  В ряде «народных регионов» современного Тамилнаду, как показал Н.Диркс, на рубеже средневековья и Нового времени верхушка калларов и мараваров – племён, отмеченных в древних и средневековых текстах как дикари, низк4кастовые разбойники, - стала с успехом претендовать на кшатрийский статус. В исследованном Н.Дирксом тамильском княжестве Пудуккотаи из калларов происходил сам махараджа, а местные брахманы в обмен на щедрые пожалованияпризнавали его кшатрием и истинным государем [Диркс, 1987: 129-130, 203-206]».

Ванина Е.Ю. ,2007. Средневековое мышление. Индийский вариант. М.: Наука. С.155-157.

Далее [C.168.], претензии раджпутов (и затем подражавших им маратхов в Махараштре и наяков в Южной Индии) «на прямую кровную связь с эпическими героями и вообще древними кшатриями не имели под собой исторических оснований. Едва ли какие-то прямые потомки этих древних воинов уцелели к VII-VIII в., к которым относятся первые достоверные сведения о раджпутских кланах и их вождях. По крайней мере, замечает американский исследователь  Андре Уинк, атворы раджпутских героических поэм XII-XIV вв. не смогли, при всём желании, создать для своих персонажей сколько-нибудь достоверной генеалогии старше VII в. [Уинк, 1999: 171]. Практически все раджпутские кланы в реальности происходили от полукочевых скотоводов Севера и Северо-Запада. «В качестве поднимающихся сельских джентри и правящей элиты, - подчёркивает далее А.Уинк, -  средневековые раджпуты сильно отличались от урбанизированной и высокообразованной классической варны кшатриев, по крайней мере, в том виде, как она описана в литературе. Преимущественно неграмотные воинские группы раджпутов освоили землевладение вместе с новообразованной кшатрийской идентичностью и дхармическим кодексом, связали себя с брахманами и брахманской религией [Уинк, 1999: 171]. Именно брахманы, стоит добавить, ставшие для раджпутских феодалов домашними жрецами, советниками и воспитателями, создали своим покровителям пышные генеалогии, восходившие к эпическим героям, и познакомили их с кшатрийскими ценностями».

Резюмируя, «каста затрудняла социальную мобильность, но не исключала её вообще: в большинстве случаев повысить свой общественный статус могла каста в целом, а не отдельный человек, но и последнее не исключалось (в древних текстах можно найти известия о царях-шудрах, в средневековой литературе можно найти купцов – выходцев из ремесленных или земледельческих каст; известны высокопоставленные чиновники и даже министры из купцов). Предпринятое С.Талбот исследование эпиграфики Андхры XII-XV вв. дало немало примеров различия в социальном статусе между отцом и сыном, когда, например, сын купца или деревенского старосты фигурировал в надписях как военачальник [Талбот,2001а: 60-63]. При этом интересно, что в средневековой Андхре многие представители военно-феодальной верхушки и даже государи происходили из шудр и в отличие от правителей других регионов гордились своим происхождением и не претендовали на кшатрийский статус [Талбот, 2001а: 51].».

Вообще, кастовые перегородки в Индии в позднем средневековье в силу естественных причин шли к ослаблению и даже к исчезновению в крупных городах (на что горько жаловались их сторонники). Но английская колонизация сделала их вновь практически непроницаемыми: англичане внешней силой поддерживали брахманов,  а те не преминули утвердить старину в полном объёме. Как пишет Н.Диркс «я буду настаивать, что каста, какой мы её знаем сейчас, является феноменом нового времени, т.е. в основном продуктом колониального противостояния между Индией и западным колониальным владычеством. Я не имею в виду, что она была просто изобретена слишком умными британцами … но я полагаю, что именно при британцах каста стала единственным термином, способным выразить, организовать и прежде всего систематизировать разнообразные формы социальной идентичности, сообщества и организации в Индии [Диркс, 2001: 5]».

 

Tags: всемирная история, мусульманский мир, общество
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 56 comments