January 31st, 2024

Чем академия напоминает наркокартель?

Александро Афонсо

В 2000 году экономист Стивен Левитт и социолог Судри Венкатеш опубликовали в Quarterly Journal of Economics статью о распределении зарплат внутри чикагской банды наркоторговцев, впоследствии послужила основой для раздела в бестселлере Левитта и Дабнер «Фрикономика»1. Название раздела «Почему наркоторговцы до сих пор живут с родителями» отсылает к открытию, что распределение доходов внутри банд сильно смещено в пользу верхушки, тогда как рядовые уличные торговцы получают даже меньше, чем работники на легальных низкоквалифицированных работах - например, в «Макдональдсе». Было подсчитано, что их почасовая ставка составляет 3.30 доллара , что значительно ниже прожиточного минимума (вот почему они до сих пор живут со своими мамами).

Если принимать во внимание риск, что тебя могут убить конкуренты , посадить в тюрьму полицейские или избить собственные боссы, приходится удивляться , почему кто-то вообще соглашается работать за такую низкую плату, еще и в таких ужасных условиях, вместо того чтобы найти работу в « Макдональдсе». [Плюс социальная среда, в которой могут действовать банды, опасна для самих бандитов, и токсична для их детей. В.К.]. Однако банды не имеют особых проблем с привлечением новых членов. Причиной этого является скорее не текущий доход и условия труда, а перспектива будущего богатства - главная мотивация оставаться в деле: низкоранговые продавцы наркотиков отказываются от текущего заработка в пользу (неопределенного) будущего богатства. Рядовые участники готовы принять этот риск, чтобы достичь верхушки , где их будет ждать роскошную жизнь , и деньги польются рекой. Вряд ли они этого достигнут (ведь уровень смертности в данной профессии сумасшедший), но они готовы «разбогатеть или умереть».

Collapse )

Зачем нужно быть смелым?

В книге Берндта Хейниха «Ворон зимой» показывается, что у вОронов и ворон смелость – важный фактор упрочения статуса и/или способ получить преимущество в конкуренции за брачного партнёра. Под смелостью понимается готовность идти на риск, реагируя на потенциально опасные объекты (или просто на ситуации со значительной неопределённостью) не опасением и бегством, но напротив, приближением и исследованием.
«Исследования Торе Слагвольда[1], сотрудника зоологического музея в Осло, включали эксперимент, в котором он помещал чучело филина на земле поблизости от ворон; между самцами возникало соперничество за право напасть на чучело! Обычно какая-то одна ворона вела себя как инициатор нападения и пыталась отогнать всех других желающих (именуемых «линчевателями») принять в нём участие. Слагсвольд ставил чучела ворон – самца и самки – возле своего филина, и наиболее активные «линчеватели» нападали не на филина, а на чучело самца. В 10 из 11 случаев, когда ему удалось подстрелить наиболее активного «линчевателя», это был взрослый самец».
Дальше Хейнрих показывает, что вОроны-самцы укрепляют свой статус и успех в ухаживании, демонстрируя смелость в ситуации реального и довольно значительного риска – когда птицы приближаются к туше, где кормятся также крупные хищники – завалившие её или пришедшие позже.Collapse )