January 11th, 2023

Альморавиды и Альмохады: опустошение Северной Африки

В продолжение темы закономерностей исторического процесса, параллельные паттерны развития событий в истории разных регионов  и прочую «морфологию истории».

Я уже писал, как воспринимались "подвиги" европейских варваров жертвами крестовых походов – жителями стран ислама, тогда бывшими «на переднем крае цивилизации». Известный медиевист  Отто-Герхард Оесле показывает, что из множества факторов, обусловивших крестовые походы, действующей причиной (в аристотелевском смысле, causa efficiens) стал не недостаток культуры, а увеличение религиозности, "горение веры". Естественным образом одним из аспектов последнего стало стремление решить проблему иноверцев извне (и внутри) христианского мира вооружённой рукой.

«Стремящееся к обновлению римской церкви движение второй половины 11 в., которое обобщённо называют «григорианской реформой», явно было далеко от идеи мира. Его центральной идеей был не pax, а militia. С началом 11 в. в учении о трёх сословиях, т.е. в схеме функционирования тройственного деления общества, применение оружия «воюющими» - bellatores и pugnatores – стало определяться как сакрально легитимированный общественный долг, который снимал вину с отдельного человека, если тот брал на себя эту задачу. С момента легитимации применения оружия королями, аристократами, рыцарями речь пошла о 2х тесно связанных между собой процессах, которые на протяжении всего 11 в. взаимно обуславливали и подталкивали друг друга: с одной стороны – о религиозном обосновании и регулировании насилия, с другой – о милитаризации религии и Церкви. Этой милитаризации как раз и соответствовало разрабатываемое епископами и теологами религиозное и идейное обоснование применения оружия.

Militia как факт и как понятие стала одним из основных феноменов 11 в.,  ментальных и социально-политических, в известной мере центром, вокруг которого происходило движение духовной, политической, церковной, социальной жизни. Движение Божьего мира первой половины 11 в. пыталось не только установить и воплотить в жизнь правила применения военной силы, оно привело также к созданию епископских войск («милиции»). Примеру создания этой епископской «милиции» последовало с середины столетия и стремящееся к реформе папство. Лев 9й первым из римских пап в 1053 году выставил против норманнов militia под своим предводительством. Папу Григория 7го можно назвать самым «воинствующим Папой» из всех, кто «когда-либо восседал на престоле св.Петра». Уже будучи архидиаконом римской Церкви, он разработал и реализовал концепцию настоящего «воинства св.Петра» - militia Sancti Petri, а в начале своего понтификата даже пропагандировал план самому в роли dux et pontifex поспешить во главе вооружённого отряда христиан на помощь византийскому Востоку и дойти до Гроба Господня в Иерусалиме, т.е. план первого крестового похода. Этим Григорий 7й поспособствовал тому, чтобы идеи крестового похода проложили себе дорогу, также как созданной им militia Sancti Petri. Создание церковной и папской «милиции» и движение крестовых походов стоят в тесной связи с церковной реформой. Если ещё раз повторить это словами К.Эрдманна – движение крестовых походов является «рыцарской стороной» церковной реформы.

Collapse )