August 31st, 2021

''Опыт исследования об имуществе и доходах наших монастырей''

Рецензии Ильи Смирнова
Марина Тимашева: У нас очередная старая новая книга, оказавшаяся как на заказ актуальной: Дмитрий Ростиславов. "Опыт исследования об имуществе и доходах наших монастырей". Рязань. Издательство ''Александрия''.
Современное переиздание монографии ХIХ века комментирует Илья Смирнов из века ХХI-го.
Илья Смирнов: А он в чем-то живо напоминает глубокое средневековье, век ХV-й, когда как раз наступало церковное феодальное землевладение, вытесняя и подминая собственность светскую. Сегодня жертвами ''Регрессанса'' становятся в первую очередь учреждения культуры, особенно музеи, хотя и не только они. Автор этих строк, например, не успев долечить зуб, лишился стоматологической поликлиники, потому что дом отняли у стоматологов и отдали монастырю. На сайте журнала ''Скепсис'' вы можете найти великое множество подобных историй. Одна из самых драматичных — как благочестивые любители недвижимости штурмовали историко-архитектурный музей-заповедник ''Рязанский кремль''. И именно в Рязани выходит в свет переиздание книги Дмитрия Ивановича Ростиславова, которая в 1876 году произвела ''большую сенсацию среди черного духовенства, считавшего этот труд "крайне тенденциозным"'. Современное издание дополнено, во-первых, предисловием редактора Александра Ивановича Цепкова с последними данными о церковном землевладении уже при В.В. Путине. И ещё тремя историческими статьями о русских монастырях, авторы их Николай Николаевич Лисовой, Павел Николаевич Зырянов и Влади́мир Дми́триевич Бонч-Бруе́вич.

На всякий случай поясняю — для тех, кто изучал русскую революцию по фильму ''Адмирал'' с твёрдым знаком — что последний был не только революционером, но весьма известным этнографом и специалистом по истории религии. Таким образом, под одной обложкой собраны авторы с очень несхожими взглядами на обсуждаемую проблему. Что касается основного текста, то его убедительная сила состоит как раз в том, что автор занимался именно исследованием, а не пропагандой, и представил на суд непредубежденного читателя огромный экономико-статистический материал с экскурсами в историю, богословие и право. Он сам преподавал в духовной академии и, естественно, от атеизма далек. Излагая весьма спорный с точки зрения первоначального христианства вопрос о том, надо ли верующему удаляться от ''мира'' в специальное закрытое учреждение, профессор Ростиславов, в общем, принимает доводы сторонников: ''какая именно цель преследуется лицами, дающими обеты?… евангельская подвижническая жизнь, без всяких житейских задач и удовольствий'' (27). Он с уважением отзывается о ''древних монахах'', которые ''сами себя питали'' (34) и не боялись ''стоять за истину'' перед царями.
Collapse )