April 22nd, 2020

Про необычный пример мимикрии у птиц.

Мимикрия – способность животных приобретать поразительное внешнее сходство с другими объектами, часто вплоть до мельчайших деталей. Соответственно, в таком подражании выделяют модель и имитатора; если животные подражают другим животным, то обычно ядовитым или опасным как-то иначе, чтобы их не трогали (в таком подражании различают бейтсовскую и мюллеровскую мимикрию, в зависимости от того, ядовит/опасен сам имитатор или безобиден).

Однако бывает подражание хищника или гнездового паразита моделям, вызывающим равнодушно-индифферентную реакцию у потенциальных жертв, не вызывающим у них настороженности. Имитатор успешно пользуется этим и делает своё чёрное дело. Единственный случай такой имитации у птиц был описан Лео Суреновичем Степаняном для кукушки Surniculus lugubris во Вьетнаме (по-английски она так и называется дронговой кукушкой).

Этот вид, выделенный в монотипический род, обладает поразительным внешним сходством с птицами совсем другого отряда – дронго рода Dicrurus из певчих воробьиных. Его ареал целиком лежит в пределах азиатской части ареала этого рода дронго. «Наибольшее внешнее сходство Surniculus обнаруживает с 3-мя видами DicrurusD.macrocercus, D.aeneus, D.annectans, но особенно с 2-мя последними.

 

Collapse )

 

О Ленине, фрагментами

«…Из больших событий запомнилась русско-турецкая война 1877-1878 годов. Все ее перипетии обсуждали не только взрослые, но и дети. Ровесник Владимира, а потом и его одноклассник, вспоминал: «Без всяких газет, лишь вчера научившись читать и писать, мы все же знали многое про геройские подвиги русской армии, друг другу с жаром пересказывая все слышанное, а больше подслушанное: про знаменитую Дунайскую переправу, тяжкую Шипку, неприступную Плевну... С языка, бывало, не сходили прославленные имена Скобелева, Гурко, Радецкого, Дубасова и др., вырезали, собирали их портреты».

Запомнился и приход в Симбирск большой партии пленных турок. И некоторых из наиболее воинственных «патриотов» крайне удивило при этом, что жители города не проявили по отношению к туркам никакой злобы и встречали их «отнюдь не враждебно». Но главным событием 1878 года стало торжественное вступление в Симбирск вернувшегося с войны боевого пехотного Калужского полка. Все население высыпало на улицы, звонили колокола, играли оркестры, люди плакали, целовались, кричали «Ура!», пели «Боже, царя храни...»[13].

Но Владимир хорошо запомнил и другое: как на протяжении всей войны его любимая няня, «у которой родственники были взяты на войну и некоторые из них там убиты, постоянно с плачем говорила: «Русская кровь зря льется из-за каких-то нам чужих, проклятых болгар. На что они нам, у нас самих забот по горло». И «насколько помню», рассказывал позднее Ленин, с мнением няни «совпадало отношение к этой войне и моих родителей...»[14]

 

Collapse )