February 18th, 2020

Гарантированная катастрофа на Гаити

 

Питер Холлуорд

Через девять дней после разрушительного землетрясения, которое поразило Гаити 12 января 2010 года, стало очевидным, что начальный этап возглавляемой США спасательной операции проходит в русле трех фундаментальных тенденций, которые определяли и более общий ход новейшей истории острова.[1] Операция обрела военные приоритеты и тактику. В ее ходе были выведены из игры собственные лидеры и правительство Гаити, а также проигнорированы нужды большинства населения. Способы ее проведения еще больше углубили и без того зияющую пропасть между богатыми и бедными. Все три эти тенденции не только взаимосвязаны, но и усугубляют друг друга. Под знаком тех же тенденций продолжатся предстоящие попытки восстановления — если только не будут предприняты решительные политические действия с целью этому помешать.

I

Гаити — не только одна из беднейших стран мира; также это одна из наиболее поляризованных стран, где царит неравенство в распределении богатств и доступа к политической власти.[2] Небольшая клика богатых и тесно связанных между собой семей продолжает занимать господствующее положение в стране и ее экономике, в то время как больше половины населения, согласно данным Международного валютного фонда (МВФ) вынуждены выживать, имея семейный доход около 44 центов США в день.[3]

Массовое обнищание за последние десятилетия существенно усугубилось. Начавшись в 1970-х, навязанные всему миру неолиберальные реформы и жесткие меры экономии наконец добились того, чего не удалось совершить ни одному правительству Гаити с момента обретения страной независимости в 1804 году: с целью вывести страну на путь «экономического развития» множество мелких фермеров было согнано с земли и загнано в перенаселенные городские трущобы. Небольшой части этих внутренних беженцев, возможно, повезет найти потогонную работу, за которую платят по самой низкой ставке в регионе. Обычно эта ставка в среднем равняется 2-3 долларам США в день; в реальном выражении эти деньги составляют едва ли четверть той же суммы образца 1980 года.

 

Collapse )

 

Профессиональные иллюзии как следствие упрощённых представлений о человеческом интеллекте

 

М.А.Холодная

Прежде всего хотелось бы отметить то отрадное обстоятельство, что вопросы, связанные со статусом психометрических тестов интеллекта и креативности, критериями их надежности и валидности, границами применения, а также социально-политическими и этическими аспектами процедуры тестирования, наконец стали предметом публичного обсуждения.

Следует отметить одну существенную, на мой взгляд, деталь, касающуюся любых дискуссий, тем более с экспликацией альтернативных точек зрения: позиция автора, как правило, определяется не только некоторой научной аргументацией, но и личной системой верований относительно предмета обсуждения.

Это легко заметить по содержанию представленных статей. Одни авторы верят в то, что психометрический тест — это объективное средство оценки имеющегося у человека интеллектуального ресурса; уровень интеллекта (конкретное число в виде IQ) —это стабильный показатель индивидуальных интеллектуальных возможностей, поскольку интеллект детерминирован главным образом генетическими факторами; достаточно одноразового измерения, чтобы точно предсказать (прогнозировать) целый спектр будущей жизнедеятельности данного человека (начиная с меры успеха в выбранной профессии и заканчивая риском развода) и т.п. Другие верят в то, что психометрический текст (либо интеллектуальная шкала) — это обычный измерительный инструмент, способный зафиксировать лишь незначительную часть  интеллектуальных ресурсов человека в виде отдельного симптома (меры определенного запаса знаний и сформированности определенных когнитивных функций); поскольку интеллект, будучи сложной системой разнотипных способностей, развивается в ходе жизни и на его развитие влияет множество факторов (в том числе случайного характера), то долгосрочный прогноз интеллектуальных достижений человека невозможен и т.п.

 

Collapse )