May 30th, 2019

Пассивные эстеты из вермахта

Кнопп Г. История вермахта. Итоги. — СПб.: Питер. 2009. — 272 с.

Илья Смирнов

Книга имеет прямое отношение к нашей стране, не зря она вышла в серии «Третий Рейх и СССР: противостояние». Автор представлен как «один из лучших в мире специалистов по истории Второй мировой войны» (2), но он — я бы уточнил — всё таки историк — тире — популяризатор, и книга популярная, не последовательная «история Вермахта» (такую тему не раскрыть на 270 страницах), скорее очерки, характеризующие гитлеровскую военную машину и состояние отдельных ее «винтиков» на разных этапах противостояния с человечеством. Авторская позиция — не академический изыск, а то, что характерно для массового сознания. И у нашего читателя взгляды Гвидо Кноппа, по-моему, не должны вызывать отторжения накануне Дня Победы, напротив, из «Истории Вермахта» можно извлечь много поучительного не только по поводу прошлого, но и по поводу настоящего, как немецкого, так и нашего российского.

Во-первых, автор антифашист. Он не допускает никакой героизации и романтизации военных преступников. Наверное, я сам отзывался бы о профессиональных качествах немецкой армии более почтительно — ну, достаточно справиться в специальной литературе, при каком соотношении сил она начинала проигрывать. Другой вопрос — можно ли вообще отделить профессиональные критерии от нравственных в этой сфере, как и в любой другой. И Кнопп не отделяет. Он начинает рассказ с известной выставки «Преступления вермахта». И четко формулирует некоторые истины, которые в российском общественном сознании как-то затуманились. Позвольте, я процитирую.

Collapse )

про константность восприятия

«Я не знаю, как вОроны воспринимают окружающий мир. Могу только догадываться, что видят они его не как абсолют, но как отклонения от уже принятого» (Бернд Хейнрих. Ворон зимой. М.: Мир, 1994). То же верно и по отношению к человеческой психике - наши формы восприятия времени и пространства не априорные, а привычные, устоявшиеся, обусловленные средой существования данной культуры, то есть мало отличающиеся  от стереотипов, рациоморфных процессов и т.п. «социального бессознательного».

Одно из доказательств этого было получено в исследовании Колина Тернбалла, американского антрополога, работавшего в Конго с пигмеями бамбути в середине 1950-х-начале 1960-х гг., и сделавшего также психологическое открытие [ещё Тернбалл написал хорошую книгу «Человек в Африке» - В.К.]. Оно касается константности восприятия предмета, благодаря которому знакомый предмет воспринимается как имеющий одну и ту же величу, независимо от того, на каком расстоянии находится. Школьный автобус на расстоянии двух кварталов даёт такое же сетчаточное изображение, как игрушечный автобус, рассматриваемый из рук, однако воспринимается как настоящий и большой.

Collapse )