April 30th, 2019

Корниловская альтернатива

Александр Сенин

Критическая переоценка многих явлений прошлого, происходящая в наши дни, нередко возвращает нас к вопросам, на которые, казалось, ответ был дан раз и навсегда. Являлся ли Октябрь народной революцией или это результат переворота, произведённого одной из партий, пусть и популярной? Демократичен ли был Октябрь, или, наоборот, он прервал устраивавшее большинство населения страны развитие революции после Февраля? Кто режиссёр гражданской войны – этой трагедии нашего народа с далеко идущими последствиями? Оплатила бы столь дорогую цену наша страна на пути к месту второй державы в мире, если бы тогда, в 1917-м, удалось найти компромиссное решение многих проблем? И возможен ли был вообще компромисс?

К этим вопросам примыкает и тот, что занимал в июне 1917 года Ленина: «Что даст завтра наша революция: – возврат к монархии, укрепление буржуазии, переход власти к более передовым классам – мы не знаем, и никто не знает»[1]. Несколько прояснилась ситуация после июльского расстрела демонстрации в Петрограде. Именно тогда проявились зримые очертания двух наиболее вероятных вариантов дальнейшего развития обстановки в России: либо окончательный контрреволюционный переворот, либо вооружённая борьба за переход власти к революционному пролетариату.

Мысль об установлении «сильной власти», военной диктатуры не оставляла буржуазию с первых дней Февральской революции. Оставалось найти лишь исполнителя замыслов тех, кто цинично полагал, что «только язык пулемётов доступен уличной толпе» [2]. Немало генералов претендовало на роль «спасителя отечества». Весной 1917 года впервые зловеще прозвучало и имя Л.Г. Корнилова – командующего войсками Петроградского военного округа. Но плохо скоординированные попытки выдвинуть его в качестве будущего диктатора не увенчались успехом. «Во что бы то ни стало ликвидировать Совет рабочих и солдатских депутатов», даже если бы для этого пришлось произвести «кровавую расправу», призывал военный министр А.И. Гучков. В недрах военного ведомства в апреле возникла идея создать особые части «Народной свободы» из наиболее надёжных войск для «обеспечения существующего государственного строя». В состав каждой из них предполагалось передать конный полк, артиллерию, инженерный батальон, броневой автоотряд, две пулемётные роты, авиаотряд и некоторые другие части. В те дни начальник Главного управления Генерального штаба генерал-лейтенант П.И. Аверьянов в целях борьбы «с источником заразы» назначил 200 тысяч рублей за голову Ленина. Был найден и исполнитель – какой-то армейский капитан, эсер по партийной принадлежности, террорист по призванию[3].

Collapse )