July 7th, 2015

Плотность распределения ныне живущих Нобелевских лауреатов

Дания. 3 лауреата на 5,5 млн, 1 на 1,8 млн.

Израиль. 3 лауреата на 7 млн, 1 на 2,3 млн.

Швеция. 3 лауреата на 9 млн, 1 на 3 млн.

США. 89 лауреатов на 300 миллионов, 1 на 3,3 млн.

Англия. 14 лауреатов на 61 млн, 1 на 4,3 млн.

Австралия. 3 лауреата на 20 млн, 1 на 6,6 млн.

Германия. 12 лауреатов на 82 млн, 1 на 6,8 млн.

Франция. 8 лауреатов на 61 млн, 1 на 7,6 млн.

Швейцария. 7 лауреатов на 7 млн жителей

Нидерланды. 1 лауреат на 16,5 млн.

Италия. 2 лауреата на 58 млн, 1 на 29 млн.

Япония. 4 лауреата на 127 млн, 1 на 32 млн.

Россия. 2 лауреата на 140 млн, 1 на 70 млн.

Канада. 1 лауреат на 33 млн.

КНР. 1 лауреат на 1 500 млн человек

Думаю, эти цифры имеют отношение к вероятности реализации таланта в соответствующем социуме. При равном уровне общественного богатства «социальные государства» уверенно превосходят «либеральные», даже когда то и другое реализуется на общем фундаменте капиталистической экономики.

P.S. Цифры по Швейцарии выпадают из ряда – эти лауреаты работают в международном институте ЦЕРН

 

Как народ превращается в нацию - роль литературы

Народ (этнос) – понятие социальное, это более или менее замкнутое сообщество, отличающееся своей культурой от других аналогичных сообществ, и всегда возникающее (расисты, внимание!) путём смешивания двух, трёх четырёх и т.п. различных предковых сообществ. Как говорят в таком случае биологи, на внутривидовом уровне идёт сетчатая, а не дивергентная эволюция, так что всякий народ имеет гибридное происхождение.

Тем более что народ (и особенно «великий народ») всегда возникает под «зонтиком великих идей», будь то зелёное знамя пророка, боевой клич гуситов, баталии швейцарских кантонов или «Свобода, Равенство и Братство» 1789-1794 гг. В прошлом носителями «великих» идей были религии – мировые и их ответвления помельче (богумилы, лолларды, вальденсы, фраттичелли, маздакиты), в нынешнем – большая четвёрка идеологий (коммунизм, либерализм, консерватизм, традиционализм-национализм).

Привлекая всяких людей без различия их этнического происхождения, большие идеи, помимо прочего, являются таким же мощным средством метисации, как и крупные города. Венгры Эрвин Бауэр и Бела Балаж вошли в состав советского народа, а граф Сент-Дьерди – народа французского именно в силу противоположности политических позиций. Сергей Эйзенштейн стал частью советского народа, а его родственник из Рыбинска Изя Дрейер (очень на него похожий психологически) - частью американского, и основал для Америки компанию "ХХ Век Фокс". В момент формирования всякого народа, да и потом тоже человек, особенно политически активный человек, независимо от своего этнического происхождения имеет свободу выбора - в состав какого народа ему хочется (нужно, приходится) войти. Или из какого народа выйти – что мы видим на примере наших эмигрантов «туда».

Collapse )

Зачем гипетрофирована свобода выбора партнёров у самок шалашников?

Для совершенствования системы коммуникации самцов
По способу функционирования в коммуникативном процессе ритуализированные демонстрации животных можно разделить на стимулы и знаки.

Стимулы (даже знаковые стимулы – релизеры) ликвидируют свободу выбора особи, понуждая обоих, и реципиента, и демонстратора, к исполнению именно тех реакций, которые а) согласуются между собой и взаимно синхронизированы во времени, и б)  будут необходимы именно на следующей стадии процесса, за счёт чего взаимодействие в целом устойчиво развивается «вперёд», по определённой траектории к биологически осмысленному результату.

Напротив, знак увеличивает свободу выбора поведения в проблемной ситуации, поскольку лишь сообщает информацию о «предусмотренных системой» возможностях разрешения проблемной ситуации, созданной поведением другой особи, но никак не  «предписывает» или почти не предписывает какого-то из вариантов.

Системы коммуникации на основе стимулов и на основе знаков встречаются зачастую у близких видов, обслуживают общие контексты общения и даже построены на основе тех же или гомологичных демонстраций. Только у одного вида они функционируют как стимул, специфический или знаковый, который оказывает воздействие, у другого, - как сообщающий информацию знак (см. Blumstein, 1999; Shelly, Blumstein, 2005). В какую сторону развивается эта дихотомия стимула и знака в сигнальных свойствах демонстраций – в сторону увеличения «знаковости» таких структур и превращения в настоящие знаковые системы, или демонстрации из сигналов о чём-то становятся просто ключевыми раздражителями, на которые возможен один – принудительный – ответ?

Очевидно, в первом случае увеличение сложности и разнообразия демонстраций, сложности процессов коммуникации в целом будет положительно коррелировать со свободой выбора для реципиента (ведь она увеличивается при превращении демонстраций в знак). Во втором корреляция будет отрицательная – если прогрессивное развитие демонстраций, увеличение сложности, яркости, броскости процессов демонстрирования делает эти структуры из сигналов ключевыми раздражителями, на которые партнёр реагирует чисто автоматически, не свободно выбирает оптимальную модель поведения, приемлемую именно для него и в его собственных обстоятельствах – эта корреляция отрицательна.  

Из птиц наиболее сложные высокоразвитые брачные демонстрации безусловно отмечены у шалашников (беседковые птицы см. Ptylonorhynchydae). Помимо экстравагантных построек, постоянно украшаемых и подновляемых самцами, так что проявляется индивидуальный эстетический вкус каждой, особи, шалашникам свойственны длительные брачные демонстрации, по сложности и изяществу не уступающие демонстрациям близких родственников – райских птиц.

Токование шалашника очень похоже на создание, украшение и развитие ЖЖ:

Collapse )