?

Log in

No account? Create an account
entries friends calendar profile Чулан и склад Вольфа Кицеса Previous Previous Next Next
Про сотрудничество у гиен - Вольф Кицес
wolf_kitses
wolf_kitses
Про сотрудничество у гиен

"У меня буквально отвалилась челюсть", – признаётся Кристин Дри (Christine M. Drea) из университета Дюка. Такое сильное впечатление произвели на неё эксперименты с пятнистыми гиенами (Crocuta crocuta), которые оказались блестящими напарниками для совместного решения проблем.

Вместе с Аллисой Картер (Allisa N. Carter) из университета Калифорнии в Беркли Кристин соорудила для гиен две платформы. Чтобы получить вкусное вознаграждение, животные должны были одновременно жёстко потянуть зубами за две веревки, свисавшие с каждой установки. Тогда вверху, на трёхметровой высоте, открывался люк, и из него падали, к примеру, котлеты.

Две верёвки гарантировали, что гиена не сможет решить задачу в одиночку, а выбор между двумя платформами – что пара не выполнит задание случайно. При этом никакого обучения или подготовки гиены не проходили.

В ходе первого же эксперимента подопытные догадались и скооперировались менее чем за две минуты. Дальнейшие опыты с 13 животными, "скомбинированными" в разные пары, подтвердили: Crocuta crocuta понимают – верёвки нужно дёргать на одной и той же платформе, следует делать это в унисон. Кроме того, гиены явно ценили роль своего напарника. Тут-то челюсть Дри и "отвалилась".

"Интересным в поведении гиен было и то, что общую проблему они решали в тишине, прибегая к невербальной коммуникации, то есть смотрели и следовали друг за другом. В дикой природе они издают звуки, когда охотятся вместе", – говорит Дри

"Правда, когда в паре доминировала самка, гиены не справлялись так хорошо. Их агрессия по отношению друг к другу приводит к неспособности сотрудничать", – объясняет Кристин. Но добавляет, что опытные животные, которые уже усвоили принцип действия кормушки, помогали неосведомлённым партнёрам проделать означенный трюк.

Любопытно, что описанные опыты Дри и Картер провели ещё в середине 1990-х, но опубликовать статью Animal Behaviour им удалось только сейчас. Предыдущие попытки найти издание, которое заинтересовалось бы познавательными способностями не приматов, а гиен, – с треском проваливались.

Между тем у обезьян в аналогичных экспериментах кооперация появлялась только после серьёзной подготовки. "Я не могу сказать, что гиены умнее шимпанзе, но убеждена, что они превосходят приматов, когда дело касается сотрудничества", – заявляет теперь Кристин в пресс-релизе университета Дюка.

Ранее мы сообщали, как эволюционную выгоду кооперации показали дрожжи, и рассказывали о случаях взаимовыручки у крыс».

http://www.membrana.ru/lenta/?9695

P.S. Я думаю, это не настоящее сотрудничество, а автоматическая координация при осуществлении инстинкта, что у таких социальных животных естественно. Поэтому ему почти не нужно учиться, а сам акт координации усилий не вызывает нервного напряжения и срыва у «решающей» особи – в отличие от ворон или обезьян, которые действительно индивидуально решают интеллектуальные задачи (понимают структуру проблемы и действуют в соответствии с нею).

Сходным образом у подросших волчат в определённом возрасте происходит ритуализация агрессивного поведения, с дифференциацией социальных ролей, которая автоматически определяет также и распределение ролей при атаке на крупную добычу, в том числе и какие участки тела будет атаковать каждый волк. Это при избытке пищи, когда волчата получают её больше чем могут съесть. А вот если пищи хватает только впритык, нет избытка, у волков не ритуализируется агрессивное поведение, поскольку не возникает состояние психологического комфорта.

В процессе совместной охоты волки решают существенно более сложные задачи взаимной координации охотничьей активности, чем те, что предлагались гиенам, к чему они оказываются преадаптированы той координацией, которая складывается в социальных играх волчатоднак. Вот описание одной из таких охот: «Волк выгнал на поляну (ширина 50, длина 850 метров), расположенную вдоль ручья, молодого самца оленя, пришедшего на водопой. Через 200 метров путь ему отрезали два волка. Один из них, сделав мощный прыжок, повис на правой лопатке оленя, вследствие чего тот замедлил бег. Между тем второй волк повис на его правом бедре, из-за чего олень потерял равновесие и упал. В тот же момент третий волк вцепился в пах оленя, а первый волк вскрыл ему горло»

В момент, когда молодые волки начинают охотиться со взрослыми, они оказываются преадаптированы к эффективному охотничьему поведению тем опытом дифференциации ролей, который складывается в социальных играх волчат. В данном случае они имеют 2 экзогенные функции: становление системы иерархического ранжирования в группе подросших щенков и становление индивидуальной тактики овладения добычей на основе игровой роли (в игре же идёт становление способности координироваться с другими зверями).

Как пишет Я.К.Бадридзе в книге «Волк»: «В данном случае игра представляет интерес с точки зрения ее так называемой экзогенной функции. Исходя из этого, игра с партнерами будет рассматриваться соответственно с позиции "теории практики", автором которой является Карл Гросс (Groos, 1898). Эту теорию в дальнейшем развили Алдис (Aldis, 1975) и Ллойд-Морган (по Фабри, 1993). Рассмотрение полученного нами материала с этой позиции дает возможность определить значение игры как в процессе формирования приемов единоборства с крупной жертвой, так и охотничьего поведения взрослых животных в целом.

Полученный материал свидетельствует, что у волчат игровые элементы впервые появляются в возрасте 18-21 дня, что близко литературным данным (Фабри, 1993). Понятно, что появление игровых элементов сопровождается увеличением интенсивности моторной активности. Следует отметить характерные для этого периода следующие виды моторной активности: покусывания в горло или в шею, удары лапами. Этапы формирования игровых элементов приведены в таблице 6. Как видно из таблицы, появление новых элементов игры завершается к 2-месячному возрасту. Усложнение игры происходит в последующий период за счет совершенствования отдельных элементов и увеличения количества вариантов их комбинирования.

Параллельно с этим необходимо привести материал, который выявляет основные атакуемые участки тела потенциальной жертвы как опытными хищниками, так и животными, не имеющими опыта охоты. Как видно из иллюстраций, атаки во время игры (рис. 14А) и во время охоты (рис. 14Б) направлены на одни и те же участки тела.

В ювенильном периоде игра с собратьями обеспечивает формирование и совершенствование (до первой охоты) тех поведенческих элементов, без которых невозможно осуществление первой охоты. Исходя из этого, игра позволяет животным без риска для жизни совершенствовать пригодные во взрослой жизни поведенческие элементы. В связи с этим Фабри (1993) пишет, что во время игры возможно совершенствование поведенческих элементов до тех пор, пока несовершенство поведения не предстанет перед "судом" естественного отбора. Из этого следует, что результат взаимодействия хищника с крупной жертвой тесно связан с опытом, первоначально получаемым индивидом во время игры с сеголетками. Закономерность последующего развития взаимодействий хищника с жертвой показывает, что приемы единоборства с ней совершенствуются методом проб и ошибок, что не исключает формирование новых элементов тем же способом». Отсюда.

То есть и возрастание слаженности действий, и дифференциация это скорей всего «созревание» инстинкта, вроде описанного для сорокопутов и чайчат, когда врождённая «болванка» соответствующих телодвижений «оттачивается» в соответствующих взаимодействиях – что важно, а социальных, ведь действовать предстоит вместе.

«Созревший» инстинкт создаёт матрицу эффективного охотничьего поведения, которая затем модифицируется обучением, прошлым опытом и рассудочной деятельностью индивида.

Я.К.Бадридзе: «При удачной охоте волчата находятся поблизости и пытаются принять участие в борьбе взрослых с добычей. В то же время у них хорошо выражена реакция страха, сопутствуемая рычанием. Иногда эта реакция переадресовывается, и волчата начинают покусывать друг друга. После умерщвления жертвы они разрывают ее вместе со взрослыми. Этот этап, видимо, очень важен для обучения охоте опосредованным путем. Такой форме обучения, как наиболее быстрой и экономичной, в литературе придается большое значение (Мантейфель, 1980). В этом возрасте у волчат все еще сохраняется реакция страха по отношению к крупной потенциальной жертве. Эта реакция постепенно затухает и к 9-месячному возрасту волчата начинают преследовать добычу самостоятельно, хотя преследуют не более чем на 100 метров, и время от времени включают в преследование элементы игры.

В 9-месячном возрасте у молодых волков во время охоты со взрослыми выявляется тенденция распределения функций. Данный феномен выражается в том, что молодые особи берут на себя различные функции: преследование, срезание пути, затаивание, изменение направления движения жертвы. Когда волчата достигают возраста 1-1,5 лет, эти функции уже полностью распределены. Этапы формирования хищнического и охотничьего поведения волка приведены в таблице 4.

… к концу первого года жизни волчат начинается дополнительное перераспределение функций. В частности, во время непосредственной борьбы с жертвой молодые специализируются на конкретных приемах, направленных на определенные участки тела жертвы. В возрасте полутора лет эти функции распределены уже стабильно.

Исследования принципов формирования навыков групповой охоты волков показали, что члены группы, не имеющие опыта охоты на крупную добычу, нападают на нее сзади и хватают за круп, хвост или задние ноги. При первой атаке хищники мешали друг другу, так как расстояние между ними было слишком маленьким. Уже после нескольких первых атак это расстояние увеличивалось до оптимального, после чего животные больше не мешали друг другу. Следует отметить, что, когда расстояние между особями увеличивалось, возрастало и количество атакуемых участков тела жертвы, в результате чего покорить ее было гораздо легче. В процессе апробирования разнообразных вариантов расстояние между индивидами оставалось оптимальным.

Наблюдения за остальными группами показали, что и в них события развивались аналогично описанным. Разница состояла лишь в том, что опытные члены группы начинали охоту с приема, оказавшегося успешным при предыдущей охоте, а неопытные – атаковали жертву сзади и хватали ее за круп, хвост или ноги.

Многочисленные наблюдения за каждой группой показали, что в процессе накопления опыта единоборства с крупной жертвой у хищников развивалась тенденция преимущественной атаки определенных участков тела жертвы. Такая специализация обусловлена физическими и психологическими особенностями индивидов. Так, например, слабые особи атакуют внешнюю сторону бедра или область лопаток, сильные – живот, голову или ноги. В тех случаях, когда одного из членов группы отпускали для нападения на жертву позже остальных, он вначале атаковал свободную от нападения часть тела, но затем в течение нескольких секунд перемещался к желаемой области.

Самой сложной формой охотничьего поведения является коллективная (групповая) охота. Мы уже касались некоторых аспектов взаимодействий хищника с жертвой. Как отмечалось выше, при нападении на жертву очень важно установление оптимальной дистанции между хищниками. Указанный навык формируется при первой же атаке, что увеличивает возможность "покорения" жертвы. Надо отметить, что во время групповых игр при нападении на "жертву" волчата учились держаться на некотором расстоянии друг от друга. На данном этапе онтогенеза трудно выявить какую-либо закономерность в выборе той или иной области тела "жертвы" при атаке на нее, однако около шеи обычно оказывались одни и те же волчата. Что касается приоритетного выбора определенного участка тела взрослым волком при нападении на жертву, то он полностью зависит от физической силы и психологической особенности хищника. Именно разнообразие индивидуального психологического склада и постоянное совершенствование охотничьих приемов, определяет их разнообразие».

http://www.ethology.ru/library/?id=72


Tags: , , , , ,

40 comments or Leave a comment
Comments
orphanka From: orphanka Date: October 1st, 2009 08:05 pm (UTC) (Link)
"Педыдущие попытки найти издание, которое заинтересовалось бы познавательными способностями не приматов, а гиен, – с треском проваливались."

Странно, что у других исследователей не проваливались.
Тут есть вполне приличный обзор.
http://www.pubmedcentral.nih.gov/articlerender.fcgi?artid=2346515

"Я думаю, это не настоящее сотрудничество, а автоматическая координация при осуществлении инстинкта, что у таких социальных животных естественно" - это вы про кого? Про гиен?
wolf_kitses From: wolf_kitses Date: October 1st, 2009 08:31 pm (UTC) (Link)
Да, про гиен. А с публикацией всякое бывает - у И.Пепперберг работу про её попугая Алекса лет 10 не брали, по моему.
Ссылку посмотрю, спасибо. Очень хороший обзор социальной жизни у гиен, особенно коммуникации и восстановления нарушенных социальных связей. Но (я так бегло проглядел) про решение "технических" задач типа описанной нет ничего, только способность к социальному познанию и координация на охоте?
orphanka From: orphanka Date: October 1st, 2009 08:36 pm (UTC) (Link)
С публикациями всяко бывает, но чаще всего дело в качестве публикации, а не во "всемироном заговоре".
У этой группы на сайте много других публикаций, но они в основном работают в поле, с минимальным антропогненным вмешательством.
wolf_kitses From: wolf_kitses Date: October 1st, 2009 08:44 pm (UTC) (Link)
ну, заговоров вообще не бывает, а вот опубликовать непривычное исследование, по которому нет ещё традиции бывает очень сложно, про Animal behaviour я это знаю.
Парадигмальность современной науки имеет свою цену, о которой хорошо написал Красилов
http://macroevolution.narod.ru/r_krasilov.htm
orphanka From: orphanka Date: October 1st, 2009 09:02 pm (UTC) (Link)
Если бы речь шла о работе 70-х годов, то это было бы вполне справедливо. Но в 90-х уже исследование поведения гиен уже не были столь непривычными.
wolf_kitses From: wolf_kitses Date: October 1st, 2009 09:34 pm (UTC) (Link)
социального поведения (которое интенсивно изучали ещё в 70-80-е). А вот рассудочная деятельность и решение проблемных задач на не-приматах и не-дельфинах - вещь непривычная. У Ж.И.Резниковой "Интеллект и язык. Основы когнитивной этологии" в указателе видов таких работ раз два и обчёлся (а у неё в прошлом году книжка вышла в Oxford University Press, т.ч. работает она на мировом уровне, и знает лит-ру превосходно).
wolf_kitses From: wolf_kitses Date: October 1st, 2009 08:40 pm (UTC) (Link)
Тут есть ещё одна такая фишка: даже у приматов социальное познание, скажем понимание социальных связей в группе и транзитивные суждения на их основе и "экологическое познание", т.е. понимание закономерностей окружающего мира типа экстраполяции, неисчезания предметов и т.п. связаны скорей отрицательно, чем положительно (читал работу по верветкам, где отрицательная связь показана строго). Social cognition и Social learning у стайных животных изучают много и охотно, а вот работы про решение проблемных задач у хищных в последнее время не видел - врановые, обезьяны, попугаи, дельфины.
orphanka From: orphanka Date: October 1st, 2009 08:43 pm (UTC) (Link)
А их крайне мало пока, где-то как раз только в середине 90-х пошла волна.

Но судя по тому, что я читала, те сложным социальным отношения, которые имеют гиены, называть "автоматическая координация при осуществлении инстинкта" как-то, как минимум, преждевременно. Вы действительно так полагаете?
wolf_kitses From: wolf_kitses Date: October 1st, 2009 08:47 pm (UTC) (Link)
а чем социальные отношения гиен сложней, чем у волков? и как вообще измерять сложность социальных связей?

предположение автоматичности и инстинктивности - простейшее, из которого следует исходить. если его достаточно, не нужно мудрствовать и приписывать этот эффект интеллекту
принцип Конвей Ллойда Моргана, исходный для зоопсихологии
http://wolf-kitses.livejournal.com/22314.html
orphanka From: orphanka Date: October 1st, 2009 08:59 pm (UTC) (Link)
А у волков таки доказана инстинктивность и отсутвие интеллекта?

Социальные отношения гиен сложней, чем у волков на мой взгляд сложнее хотя бы наличием совместной заботы о потомстве. Как измерить сложность не знаю, это мои личные ощущения.
А как, по-вашему, можно доаказать наличие интеллекта? Мне казалось, что по принципу обучаемости - если навык не возникает автоматически сам по себе, но требует обучения . Как это показано в обсуждаемой выше статье.

И, как написано в приведенной вами ссылке "Это значит, что при выборе «подходящей теории» в каждый момент лучше всего поступать по совету Максвелла – из конкурирующих объяснений выбирать то, которое не пресекает дальнейшего рассуждения." - как раз таки теория "автоматичности и инстинктивности" пресекает дальнейшее обсуждение когнитивных способностей гиен. Как базовая гипотеза автоматизм вполне подходит, но только если ее проверять. А вы, кажется, вполне уверены, что и проверять там нечего...
wolf_kitses From: wolf_kitses Date: October 1st, 2009 09:22 pm (UTC) (Link)
Я не уверен, это естественная осторожность и скептицизм
у волков дифференциация ролей при атаке на жертву (которая возникает сразу же без предварительного обучения) вырастает из социальной игры и дифференциации рангов в рит.агрессии (чётко инстинктивного поведения), это хорошо показано.
Далее, транзитивные заключения о статусе особей (это обязательная часть социального познания) вполне себе есть у астатотиляпий и понятно что это инстинктивная реакция
http://elementy.ru/news/430445
чем продемонстрированные гиенами способности к social cognition сложней?
Критерий интеллекта в решении проблемных задач один - намеренность и понимание структуры задачи (в коммуникации это понимание значения сигналов и намеренность информирования ими партнёра). Для низших обезьян показано что первое слабое, а второе и вовсе отсутствует (см. мой пост про "живые машины тьюринга"). гиены намного глупей обезьян.
Другое дело - как спланировать эксперимент, чтобы эту намеренность обнаружить или строго показать её отсутствие. Как для капуцинов удалось показать отсутствие намеренности (и её наличие у антропоидов в той же задаче) описано здесь.
http://lrc-press.ru/table/Zorina.pdf
Как это сделать для гиен с их слабыми возможностями манипуляции (только рыть или тянуть зубами) я не очень понимаю
на попугаях кеа показано что в игре типа настольного хоккея где вместе надо загонять мячик в лузу, они могут без подготовки выполнять роли других особей. Это хороший критерий как минимум понимания чужой роли, может и на гиенах этот тест сработает?
Как описывать социальную структуру и оценивать её сложность - давняя социальная проблема, однозначного решения нет. Но что понятно - это что эгалитарные сообщества с персонализированными отношениями сложнее сообществ с жёстким доминированием и "вертикалью власти" (стая волков, собирающаяся из пар с такими же помощниками (переярки), как у гиен, сложней гиенового сообщества, где в клане жёстко доминирует одна особь, и сильно подавляет размножение всех остальных; пот той же причине сообщества бонобо сложней шимпанзиных, а эти - павианьих. Т.е. в более сложном сообществе разные типы отношений (иерархия, персонализованные связи, и размножение в парах как у волков) могут реализовываться одновременно, не мешая друг другу, и не снижая устойчивость группировки, как у волков, а в более простых один тип отношений доминирует и исключает остальные, нет поливариантности форм социальной организации).
пресекать никакого рассуждения не следует, но к каждому рассуждению следует относиться скептически, не "загораться" им иначе начнёшь факты подгонять под любимую идею, ИМХО.
pollika From: pollika Date: October 2nd, 2009 05:24 am (UTC) (Link)
Простите за обычный с моей стороны оффтоп. Есть вопрос.
Могло ти такое быть, чтобы одна молодая ворона делилась добычей с другой? http://img-fotki.yandex.ru/get/3705/fok56.8/0_32b88_c11318ea_XL
Из комментария автора фотографии: "Тот, который на переднем крае, где-то откопал какую-то коричневую гадость и угощал этой гадостью свою подружку, прямо из клюва, что я и запечатлела. Не знаю, что это за действия, но выглядело это как ухаживание.
Мне показалось, это молодые воронята, они еще "непричесанные", и людей мало боятся."
неужели ухаживание может быть таким ранним?
wolf_kitses From: wolf_kitses Date: October 2nd, 2009 08:44 am (UTC) (Link)
обмен кормом может быть и вне ухаживания (воронята могут кормить друг друга пищей полученной в гнезде). у них же при высокой плотности бывает помощничество.
Был ли у них буроватый оттенок на голове и груди, розовый зев - это более точные признаки молодости, чем "енпричёсанность"
pollika From: pollika Date: October 2nd, 2009 08:46 am (UTC) (Link)
Спасибо за объяснение!
Боюсь, точно женщина не разглядела, а фотик у нее слабый.
pollika From: pollika Date: October 2nd, 2009 08:47 am (UTC) (Link)
Зев, мне кажется, именно розовый.
40 comments or Leave a comment