Вольф Кицес (wolf_kitses) wrote,
Вольф Кицес
wolf_kitses

Category:

про неправительственные организации

wsf1917 

Единственная общественная организация – это государство (объединение всех добрых граждан, в крайнем случае налогоплательщиков). Конечно, такое оно в идеале: в тот момент, когда, отмирая, сливается с обществом. Но и сейчас оно себя декларирует таковым, а назвался груздем – полезай в кузов, так что имеет смысл на него давить в эту сторону.

Но вот "общественные организации", NGO, для меня неизменно под подозрением - поскольку обслуживают в основном интересы спонсоров, даже не своих членов. Интересами общества здесь и не пахнет. По своему поведению это бизнесы, а никакие не объединения граждан «по интересам и сферам гражданского беспокойства». Как только они начинают заниматься фандрайзингом, бороться за гранты и деньги фондов, НКО ничем не отличаются от коммерческих предприятий, только продают они не товары народного потребления, а «оказывают социальные услуги», «снимают стрессы» связанные с разного рода страхами и беспокойствами населения (которых в нашем мире становится больше и больше).

Коммерческим образом оказывают, а не в порядке солидарности со страдающими от соответствующих проблем. Если вспомнить социологию "общества риска" Ульриха Бека (Общество риска. На пути к другому модерну. М.: 2007), то при производстве товаров "обычными" капиталистами одновременно производятся и риски - риск безработицы, риск преступности, экологический риск, которые связаны со стремлением капиталиста уменьшить издержки, в том числе социальные и повысить отдачу от вложений. Население видит связь этих рисков с капитализмом и могло восстать бы против системы, и поэтому корпорации определённый %% с прибыли выделяют в фонды для NGO,  которые борются с этими бедами громко, заметно, но без ущерба для системы и без эффективного решения самой проблемы.

В нашем секулярном мире идея беспроблемной жизни и разного рода "безопасности"  в развитых странах также популярна, как идея спасения души 200 лет назад. Поэтому в современном мире НПО такой же оплот существующего порядка, каким является религия, и для секулярной части населения они удовлетворяют те же потребности, что религия для верующей части (см. формулу Маркса - "опиум народа, вздох угнетённой твари, сердце бессердечного мира"). И действительно, эта формула превосходно работает в отношении каких-нибудь врачей-журналистов без границ или Greenpeace (у вполне симпатичных мне зелёных заранее прошу прощения, но истина дороже). И выводы Маркса относительно общественной роли религии при капитализме вполне применимы.

А поскольку общественное бытие определяет сознание, и индивидуальное, и корпоративное, коммерческий буржуазный modus operandi таких структур делает их антагонистами  социализма и социалистов. Так что ничего личного, чисто рациональное неприятие. Увы, даже преимущества неправительственных организаций (преимущества для участвующих в них индивидов) оборачиваются системными издержками и рисками для общества (в точном соответствии а концепцией «общества риска»).

Вот как излагает преимущества НПО г.Шубин, один из "социалистических" активистов перестройки, в книжке про ея упущенный шанс: «Элементы новых (информационного, постиндустриального общества  – wsf1917) отношений на западе стали стремительно развиваться именно после буурныых шнестидесятых. У нас – несмотря на «развал» - именно в пору Перестройки. Ещё до появления компьютеров носителем новых отношений стала сеть неформалов. Если для наименования нового, грядущего общества   допустимо введение и нового термина, то он должен включать в себя не только информацию, но и неформальность. Информационные и неформальное -  информальное. Новые средние слои, вызревающие в недрах интеллигенции, и других слоёв советского общества информальные. Возможно в будущем они сложатся в самостоятельный класс, некий информациат» (А.В.Шубин. Парадоксы перестройки. Упущенный шанс СССР. М.: Вече, 2005. 480 с.).

Но это информальное раз за разом оказывается инфернальным, и сложно не увидеть в этом закономерности. Ведь как на самом деле мы можем узнать, достоверна полученная информация или нет, знание это или предрассудок, слух, молва? - лишь при помощи некой формальной процедуры!!! При расследовании преступления это формальности следственной и судебной процедуры, при установлении научной истины, получении новых знаний о мире – это формальности метода современной науки, требование академической беспристрастности, при внедрении новой техники – формальности ГОСТов и других стандартов, определяющих её работоспособность и безопасность объективным образом, вне зависимости от чьих-то мнений.

А у неправительственных организаций нет ни какой формальной процедуры проверки, напротив, они от неё бегут как черт от ладана. У них «всё на слуху», «своим» доверяют, «чужим» нет, в силу чего понять кто прав и насколько решительно невозможно, что хороши видно в экологических, в правозащитных и многих других дискуссиях. Вся энергия уходит не на установление истины, а на мобилизацию «своих» для продавливания  того решения, справедливость которого гарантирована только тем, что оно «у всех наших на слуху». Особенно это видно в попытках НПО вмешиваться в решение вопросов, требующих убедительных аргументов научного характера, и понимания аналогичных аргументов противников, и только потом давления, вроде ГМО или изменения климата.

И как во всяком бизнесе лояльность фирме превыше всего, в НПО, занимающихся каким-то вопросом, требуется проводить генеральную линию, а не доискиваться до истины. Вот, скажем, вполне умный и компетентный г-н несёт полную ерунду относительно генно-модифицированных организмов и продуктов из них – не потому что не знает / не понимает, как на самом деле, просто линия у экологических НПО такая и с неё они не сойдут. То есть, если надо установить преступника – иди в суд, если надо решить научную проблему – обращайся к академической/университетской науке, а в помощь на собак волка не зови прибегать к лоббистским усилиям НПО не следует – в лучшем случае они продавят решение, а как на самом деле решить проблему и кто виноват, мы всё равно не узнаем.

Поэтому развивающийся «третий сектор» делается - и уже сделался – проводником для разного рода манипуляций, отражающих интересы тех или иных игроков, и стал своего рода рекламой, но более эффективной, недоверие к которой вырабатывается трудней и дольше в силу социальной значимости рекламируемых мнений, сомнений и страхов.

Такое разбухание «третьего сектора», его попытки собственным мнением подменить знание, которое «добывает» наука или демократические институты (суд, парламент) в соответствии с некой общепринятой процедурой – ещё одна ступенька социальной деградации, скатывания общества в «новое средневековье»; в настоящем средневековье слух и авторитет тоже были важнее знания и твёрдо установленных фактов. Особенно это опасно в наших конкретных условиях, когда бюджеты

Так что не дай бог дожить до информалиата!  Тем более поскольку постиндустриального общества при капитализме нет и не предвидится, «информалиат» будет просто делать бизнес на общественных надеждах и страхах, как сейчас астрологи и гадатели.

И поскольку демократия – это власть народа, а не власть демократов, наиболее демократическим будет общество, где люди не выделяют своей частной жизни из жизни страны, где поэтому общество и государство сливаются, а не противостоят друг другу, как это и было в СССР в 30-50-х гг. Соответственно, либерализм всегда враг демократии, поскольку это правление элиты, а не народа. Не будучи в состоянии повлиять на государственные дела, не видя ничего общего между собой и политиками, за которых они вроде бы голосуют, индивиды в либеральном обществе уходят в частную жизнь, как во внутреннюю эмиграцию.

И если мы справедливо сомневаемся

- в адекватности оценок «опасности генетически-модифицированных организмов», даваемых экологическими НПО, или оценок численности дальневосточного тигра-леопарда, даваемых WWF и Гринписом, или числа жертв гражданского населения в Цхинвали, или в "рейтингах свободы", выданных Human Rihgts Watch и другими правозащитными организациями (см. также здесь), то только потому, что по способу действий это не общественные организации, содействующие обществу в решении соответствующих проблем, а бизнесы, эксплуатирующие надежды и страхи жителей мировой деревни.

Особенно страхи! в капиталистическом мире есть чего бояться, а кто боится, тот готов и платить за успокоение страхов, - так что выгодно успокаивать, а не проблемы решать. То есть правозащитных организаций становится всё больше, а угрозы насилия и пыток для тех, кто вне системы в развитых странах, прежде всего в США - то же всё больше и т.д.

Ну и конечно, поскольку НПО по своему поведению - это бизнесы, зарабатывающие  на проблеме, а не решающие её, то они самым фактом своей деятельности распространяют по всему миру западные (рыночные, капиталистические) стандарты ведения дел, отношения к людям и т.п. Если это происходит в странах третьего мира, то это скорей хорошо, поскольку способствует разрушению остатков традиционного общества, тех форм угнетения и неравенства, которые освящены религией семьёй и традицией. Западные нормы общежития, основанные на формальном равенстве индивидов и формальной свободе (отчуждённости) их друг от друга, выше и лучше, чем патриархальная связь, при которой угнетение даже не осознаётся. А вот советские нормы отношения к жизни и людям лучше и выше западных - участие лучше отчуждённости, солидарность лучше конкуренции, коллективность лучше атомизированных индивидов и пр. И когда нашествие западных НПО вносит свой вклад в разрушение советских норм в сознании людей, это, безусловно плохо.

Tags: глобальный капитализм, общество, современный мир, угнетение
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 146 comments