Вольф Кицес (wolf_kitses) wrote,
Вольф Кицес
wolf_kitses

Categories:

История паспорта в царской России

Слово «паспорт» итальянского происхождения. Оно состоит из двух слов – «пасса» (проходить) и «порто» (гавань, порт). Именно в этом смысле слово «паспорт» проникло и в другие европейские страны - Германию и Францию, и стало применяться для обозначения любых письменных документов, разрешающих проход или проезд через границу.

Однако до начала XVIII века. все документы, обозначаемые этим иностранным словом в России относились исключительно к паспортам, которые выдавались иностранцам, приезжавшим и разъезжавшим по России или покидавшим ее пределы после длительного пребывания, т.е. к заграничным паспортам. Паспорт для внутреннего употребления вводится в России лишь с XVIII веке. Это не означает, что пропуска, не имевшие названия «паспорт» и называвшиеся в разное время по-разному, не употреблялись в России и ранее. Это были «проезжие и прохожие грамоты». Они были разовым, временным документом и давались иностранным купцам и тем немногим русским «гостям» (то есть, купцам, ведущим заморскую, внешнюю или транзитную торговлю), которым приходилось пересекать несколько русских воеводств, проезжать по многим городам и провинциям, пересекать границы нескольких княжеств.

Вначале право выдавать подобные грамоты принадлежало исключительно царю, затем, наряду с ним, в конце XVI - в первую половину XVII века также центральным московским учреждениям - Приказам (Посольскому, Иноземскому, Сибирскому, Разрядному) и Приказу Казанского Двора. Но с середины XVII века даже паспорта на выезд из государства стали выдаваться воеводами, особенно если их области находились далеко от Москвы.

В Уложении 1649 года, основном своде законов Русского государства, уже тогда говорилось, что воеводам, проявившим волокиту с выдачей заграничного паспорта и причинившим этой задержкой купцу убыток, царский указ грозил взыскать убытки вдвое.

Одновременно указ подчеркивал, что «а буде кто поедет в другое Государство без проезжия грамоты самовольством для измены или какого иного дурна, то того сыскивать крепко и казнити смертию». «А буде в сыску объявится, что кто ездил в иное Государство без проезжей грамоты не для дурна, а для торгового промыслу, и ему за то учинити наказание - бити кнутом, чтобы на то смотря иным неповадно было так делати>. Как видим, система выдачи заграничных паспортов была продумана и разработана в нашей стране почти 350 лет тому назад.

Что касается внутренних паспортов, то их необходимость не ощущалась еще в течение почти целого столетия. У российских мелких ремесленников, крестьян и прочего рабочего люду не было средств да и надобности выезжать за пределы России, а "дворянскому сословию" для этого никаких особых документов не требовалось. Привилегией передвигаться по всей стране без паспорта и жить в любом ее населенном пункте без документов наделялись следующие категории: титулованной знати: князья, графы, бароны, поместное дворянство, служилое дворянство, хотя бы и не имевшее ни крепостных, ни земли, офицеры армии и флота, даже не имевшие дворянского звания, чиновники государственных учреждений независимо от происхождения, духовенство - за исключением странствующих монахов, профессура университетов и учителя гимназий и других городских училищ, врачи, почетные и потомственные граждане в городах, вышедшие из мещанской среды, купцы 1-й и 2-й гильдии.

Так продолжалось до 1703 года, когда на 101-м острове в дельте Невы началось строительство новой столицы России - Санкт-Петербурга. Строился судоходный обводной канал у Ладожского озера; строились и работали крупные металлургические заводы на Урале; строились военные корабли на Волге и Ладоге. Везде требовались рабочие и специалисты. Тогда, в 1724 году Петр I и Сенат издают ряд указов, вводящих для значительной части населения внутри страны, разного рода документы, идентичные, по современным понятиям, паспортам.

Такие «паспорта» выдавались только специалистам - мастерам, знания и опыт которых мог быть использован в строительстве. Владельцы такого "паспорта" переставали быть крепостными, и могли свободно передвигаться по территории России. Тогда же Пётр I пересмотрел свое распоряжение о свободном выезде дворян за границу. Он обязал начиная с 1725 года «отъезжающих за море не иначе отпускать, как токмо с паспортом от Коллегии Иностранных Дел», то есть фактически обязал снабжать лиц дворянского сословия выезжающих за границу по делам или на учебу дипломатическим паспортом, что укрепляло и повышало правовое положение русского подданного за границей.

Эти законодательные акты и образовали ту "паспортную" систему в России, которая была характерна для XVIII века и первой половины XIX века.

Со временем, роль различных документов идентичных паспорту в России постепенно меняется, и из документов разрешающих проезд по России, они превращаются в документы, разрешающие тому или иному лицу отлучку из постоянного места жительства. По существу, этими документами, разрешалась миграция населения на всей территории России, и они приобретал статус паспорта.

Тогда в России появился ещё один тип паспорта, так называемый паспорт-абшид, Как правило, он выдавался иностранцам, не дворянам, а специалистам в разного рода ремеслах, которые в молодости приехали в Россию и, прослужив здесь почти всю свою жизнь, обзаведшись семьей и имуществом, не хотели более уезжать на родину и оставались в качестве пенсионеров государства. Такие люди, чтобы их не путали с русскими ремесленниками и чтобы им не чинили препятствий в любых их занятиях и в передвижении, получали особые «отставные паспорта» или абшиды, от немецкого - Abschied (прощание, отставка).

Абшид соединял в себе свойства нескольких документов сразу - удостоверения личности, «трудовой книжки», характеристики и паспорта в собственном смысле этого слова. Характерно, что иностранцы, которым выдавались паспорта-абшиды для проживания в России, записывались под русифицированным именем, а не под своим настоящим, чтобы облегчить чтение и понимание таких паспортов низшим полицейским чинам и тем самым избавить владельцев паспортов от всевозможных недоразумений, могущих возникнуть из-за малограмотности российской полиции. Вот, например, образец такого документа выданного иностранцу - чертежнику Джиакоббо Петрулли: «Объявитель сего, инженер-порутчик Яков Юрьев сын Петрулев италианской нации штаб-офицерский сын, в службу определен в 1738 году майя 1-го дня во артиллерию рисовальным мастером,.. в чем ему и сей апшит дан в санкт петербурхе за подписанием и печатью канцелярии артиллерийского и инженерного шляхетского кадетского корпуса сентября 7 дня 1770 года». Далее три подписи. Кстати, это правило, писать иностранное имя в паспорте по-русски, продолжало действовать и в XIX веке.

     В связи с нехваткой рабочей силы, шире стали выдавать такие паспорта людям "зависимого роду", но необходимым государству для разных массовых работ: «бурлакам и идущим работать на судах и баржах, плавающих по Волге»; «незаконнорожденным девкам, содержащимся при монастырях», в случае их желания пойти работать по найму на прядильные мануфактуры; людям, согласившимся пойти работать на соляные промыслы и на возку соли; Вместе с тем, на протяжении всего XVIII века, всякая самостоятельная миграция людей "зависимого роду" строго пресекалась. Предписывалось «всех безпашпортных» ловить, заковывать в кандалы и ссылать на серебряные и медные рудники Алтая. Заводскому начальству за наем беспаспортных царские указы угрожали штрафами и тюрьмой.

     В паспортах заводских рабочих присланных их помещиками <на время>, отмечалось, кто их хозяин, кто платит за них подушные подати и на какой срок они направлены на завод или фабрику. В паспортах же вольнонаемных, но «подлаго звания», вписывались обязательно их приметы. А вот для купцов, едущих в Сибирь, был даже введён особый паспорт, где предусматривались отметки местных губернаторов и других властей, с целью поставить под контроль существовавшее в то время хищническое и бессовестное ограбление пушных богатств Сибири.

     К концу XVIII века владельцами таких документов идентичных паспорту оказались люди столь пестрых категорий, а реальное значение паспортов для всех этих категорий стало столь различным, что правительство Екатерины II вынуждено было навести какой-то порядок в этом вопросе и определить правовое положение как тех, кто владел таким паспортом, так и тех, кто его не имел. Она же в 1763 году ввела. паспортную пошлину (10 коп. за 1 год, 50 коп. за 2, 1 руб. за 3 года). До этого в России не существовало обыкновения взимать плату за паспорт, даже с иностранцев, ибо считалось неприличным продавать «государеву бумагу».

     В 1862 году был введен ещё один важный документ – «Книга для записывания засвидетельствований», то есть визирования у консула заграничных паспортов лиц, приехавших из России в какую-нибудь страну или для получения у консула вида на въезд в Россию. Вместе с тем, в связи с нехваткой специалистов, до 1906 года две категории иностранцев - врачи и ветеринары - имели право на въезд в Россию без всяких виз и других паспортных формальностей - им достаточно было и на границе, и в таможне, и в глуши провинциальной России предъявить лишь один единственный документ - диплом об окончании медицинского или ветеринарного учебного заведения.

     В самом конце XIX века - в 1894 году - Государственным Советом был утвержден новый устав о паспортах, под названием «Положение о видах на жительство». Согласно ему паспорта отменялись: для отлучек в пределах своего уезда, а также за пределами своего уезда, но не далее как 50 верст от постоянного места жительства на срок до шести месяцев; для лиц, нанявшихся на сельскохозяйственные работы, независимо от места и срока; для лиц, отлучившихся более шести месяцев, но в смежную волость или смежный уезд. Необязательно было иметь паспорт в месте постоянного пребывания - никто не имел права даже его там требовать. При всех других случаях отлучек с постоянного места жительства - получение паспорта (или как его стали с этих пор называть - вида на жительство) стало обязательно для всех категорий населения, включая дворян.

     Местом постоянного жительства признавалось: для дворян, чиновников, почетных граждан и купцов - место, где они работали, по службе, занятию или промыслу и место, где они имели недвижимое имущество, домашнее обзаведение или оседлость. Таким образом, для этой категории существовала возможность иметь официально два и более места жительства. Для мещан и ремесленников местом жительства считался посад, где они проживают и к которому приписаны; для крестьян - волость, где они родились.

Паспорт - вид на жительство - выдавался лицам мужского пола в 18 лет, а женского - в 21 год, то есть рассматривался как документ, удостоверяющий не только личность, но и совершеннолетие данного лица, его юридическую правоспособность. Лица, не достигшие совершеннолетия, вписывались в паспорт отца, а все жены - в паспорта своих мужей. Лишь в 1914 г., в связи с войной и призывом мужчин на фронт, замужним женщинам, оставшимся руководить семьей и вести дела в отсутствие мужа, разрешалось получить свой личный паспорт, даже без согласия мужей.

Устав 1894 года лишь в одном устанавливал совершенно единый порядок - он четко отделял виды на жительство, действовавшие внутри империи, от заграничных паспортов, присваивая официально наименование паспорта только этим последним.

Необходимость в получении заграничного паспорта одинаково распространялась на все сословия, хотя для каждого сохранялись либо свои льготы, либо свои препятствия. Заграничные паспорта делились на: выдаваемые МИДом (для дипломатов, крупных капиталистов, видных частных лиц, едущих за границу по каким-либо делам) и выдаваемые канцеляриями губернаторов - по просьбе частных лиц (в основном, дворян, интеллигенции, желающей поехать за границу по сугубо личным делам - на лечение, прогулку, учебу и т. п.). Для всех других сословий, живущих своим трудом и вынужденных выезжать за границу на заработки или по службе, вводились так называемые таможенные паспорта, выдаваемые лишь жителям пограничных губерний вдоль западной границы России, морякам торгового флота, а также жителям Архангельской губернии, занимающимся торговлей и рыболовством и совершающим регулярные рейсы вдоль Мурманского побережья в Норвегию.

Все остальное население российской глубинки от выдачи ему заграничных паспортов автоматически исключалось. Этим правилом и объясняется тот факт, что вся эмиграция крестьянства из России в Америку, Канаду, Аргентину, а также сезонная миграция сельскохозяйственных рабочих из России в Данию, Южную Швецию и Германию, охватывающая в начале XX века десятки и даже сотни тысяч людей, - шла всегда лишь из так называемых «западных губерний», то есть из белорусских и украинских областей, вследствие чего все <русские> эмигранты за океаном - это, как правило, белорусы, украинцы, евреи и лишь в очень редких исключениях собственно русские, да и то попавшие туда уже после революции в России.

Вместе с тем, Устав 1894 года традиционно продолжал политику всемерного привлечения в Россию квалифицированных иностранных специалистов, делая для них всевозможные поблажки. Так, согласно его правилам «иностранцы всех вообще наций имеют право свободного пребывания в России при наличии у них заграничных паспортов, выданных в их отечестве»: русских документов они преспокойно могли не иметь. Кроме того, Устав полностью сохранял сословный характер не только в отношении выдачи, но и сроков действия паспортов:

Для дворян, чиновников, отставных офицеров, гильдейских купцов, потомственных и почетных граждан - существовали бессрочные паспорта, выдаваемые хотя бы и по конкретному случаю (поездка за границу), но фактически сохраняемые на всю жизнь; для крестьян, ремесленников и мещан устанавливались срочные паспорта, которые делились на паспортные книжки (сроком на 5 лет) и одногодичные паспорта. Книжки выдавались тем, кого рекомендовал цех, артель, община как крепкого хозяина и исправного налогоплательщика. Одногодичный же паспорт предназначался для тех, кто не был на столь хорошем счету у полиции и «опчества». Крестьянам и рабочим выдавались виды и на еще более малый срок - на 3 и 6 месяцев, что усиливало их зависимость, заставляло часто наведываться в полицию для возобновления видов.

Сразу после революции 1905 года обнаружилось, что и новая паспортная система Российской империи безнадежно устарела, крайне неудобна, запутана и требует постоянного залатывания все новыми и новыми постановлениями и правилами (последовавшими в 1906 и 1914 гг.), поскольку никак не может предусмотреть всех ситуаций, возникающих в сложной и непрестанно меняющейся общественной жизни в стране.

Буквально за два года до своего падения Временному правительству, хотя и формально, пришлось признать, что «виды на жительство» (паспорта) являются в первую очередь общегражданскими «удостоверениями личности», а не полицейскими разрешениями на право отлучки.

http://www.ufms.spb.ru/history.php

Tags: история СССР, социальное неравенство, угнетение
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • (no subject)

  • (no subject)

  • Техническое

    Преодолел свою лень, после длинного перерыва буду писать временами в этот блог, и обязательно ретранслировать материалы из сообщества "…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments

Recent Posts from This Journal

  • (no subject)

  • (no subject)

  • Техническое

    Преодолел свою лень, после длинного перерыва буду писать временами в этот блог, и обязательно ретранслировать материалы из сообщества "…