?

Log in

No account? Create an account
entries friends calendar profile Чулан и склад Вольфа Кицеса Previous Previous Next Next
Почему я не верю «случаям из жизни» (в том числе и своим собственным) - Вольф Кицес
wolf_kitses
wolf_kitses
Почему я не верю «случаям из жизни» (в том числе и своим собственным)

На пушках раньше выгравировывали «последний довод короля». Последним доводом в ЖЖшной дискуссии, особенно эмоциональной и заострённой идеологически, оказывается «Вот я помню!», «Вот со мной (бабушкой, дедушкой и иными родственниками) было!» и т.д. У меня эти доводы возбуждают максимальное недоверие – помимо того, что это безусловная попытка надавить и заставить согласиться, поставив оппонента в неловкую позицию (казалось бы, как тут возражать? как можно лучше самого человека знать – или помнить – то, что произошло), на самом воспоминания индивида, что и как с ним случалось в прошлом (или о чём ему в детстве рассказывали старшие родственники)  максимально недостоверны по сравнению с попыткой подумать, мобилизовать свои знания по поводу того самого прошлого, включая истории других людей, непохожих на тебя, и рационально прикинуть, как могли выглядеть этого рода явления в соответствующий период времени в соответствующей стране.

Поэтому точность воспоминаний о происходящем на удивление низкая, вероятность тенденциозных искажений на удивление велика. Во-первых, потому, что память и воображение – это одно и то же чувство. Когда индивид вспоминает нечто «из прошлой жизни», он не «проигрывает записи», как на магнитофонной ленте, а реконструирует картину случившегося тогда, а орудием реконструкции служат теории, концепции, идеологемы, относительно того, как вообще всё происходило тогда, и как никоим образом производить не могло. А эти самые теории относительно социальной реальности (да даже и о реальности физической) индивидуальная память изо всех сил пытается сохранить, даже если естественным ходом вещей (столкновением с реальностью или с другими теориями) они вдруг оказываются под сомнением.

Ещё в конце 1950-х годов, накануне повсеместного распространения десегрегации, Эдвард И. Джонс и Рика Колер (1959) провели простой эксперимент в одном из городов юга США. Они выбрали людей, придерживающихся чёткой позиции в вопросе расовой сегрегации – некоторые из участников были «за», некоторые «против», некоторые нейтральны/безразличны. Затем исследователи представляли испытуемым разные аргументы за или против каждой точки зрения: некоторые из них были умные – правдоподобные, другие – откровенно глупые. Вопрос в том, какие аргументы лучше всего запомнились участникам эксперимента (понятно, что всякие «случаи из жизни» интерпретируются как аргумент за или против определённой концепции, из них делается теоретический вывод, по которому в случае надобности реконструируется и сам случай)?

Если бы испытуемые в опытах Джонса и Колер вели себя рационально (=пытались узнать, необходима ли сегрегация на самом деле), следовало ожидать, что они лучше всего запомнят самые правдоподобные аргументы как «за», так и «против» расовой сегрегации и меньше всего обратят внимание на невероятные и глупые доводы, независимо от того, в пользу какой они точки зрения высказаны. Кроме того, зачем запоминать нелепые доводы, вроде бы наше сознание должно служить инструментом «очистки опыта», отделяющим верные и разумные элементы опыта от ложных/сомнительных, а память - фиксировать очищенное.

На деле же наблюдалось нечто противоположное. Воспоминания участников опыта не отличались ни рациональностью, ни функциональностью. Испытуемые помнили самые правдоподобные доводы в защиту собственной позиции, и самые неправдоподобные – в защиту противоположной.

Доводы

Сторонники сегрегации

Нейтральные

Противники сегрегации

Правдоподобные «за» сегрегацию

38

24

15

Неправдоподобные «за»

20

33

39

Правдоподобные «против»

13

27

39

Неправдоподобные «против»

36

28

3

Цифры в таблице – среднее число единиц для запоминания

Edward E.Jones & Rica Kohler, 1959. The effects of plausibility on the learning of controversial statements// Journal of Abnormal and Social Psychologyю Vol.57. P.311-320.

Дальнейшие исследования памяти дали аналогичные результаты, независимо от того, какие темы бы в них не затрагивались – удерживает ли смертная казнь от совершения убийств, есть ли риск заражения СПИДом в гетеросексуальном контакте и пр. Везде было обнаружено, что мы искажаем внешнюю информацию так, чтобы она соответствовала нашим предубеждениям, и происходит это через апелляцию к воспоминаниям. Между прочим, поэтому впечатления очевидцев в суде проверяются перекрёстным допросом, чтобы очиститься от неточностей, фантазии и предубеждений.

Это хорошо согласуется с теорией когнитивного диссонанса Леона Фестингера. Глупый аргумент в пользу собственной позиции вызывает некоторый диссонанс, поскольку заставляет сомневаться в разумности выбранной позиции или мнения с которым человек соглашается. Такой же диссонанс создаёт умный аргумент в пользу противоположной позиции, поскольку увеличивает вероятность того, что альтернативная точка зрения ближе к истине, чем его собственная. Поскольку эти доводы вызывают диссонанс, человек старается о них не думать или просто забыть; то же самое относится и к впечатлениям от жизни, от общения с другими людьми и т.п.

Иными словами, у человека всегда в голове есть некие идеи "как мир устроен" и когда он сталкивается с новыми событиями или с новыми идеями он интересуется не "как на самом деле обстоят дела" а хочет избежать когнитивного диссонанса. "С точки зрения истины" бы должны были бы лучше всего запоминать самые умные аргументы и самые достоверные факты "вообще", независимо от того, относятся ли они к "нашей" теории или к оппонирующей ей. Но люди, стремящиеся избавиться от диссонанса и сохранить самоуважение, настолько поглощены тем, чтобы убеждаться в собственной правоте снова и снова, что начинают вести себя иррационально и неадекватно, в первую очередь из-за автоматического искажения памяти о внешних событиях в сторону, подтверждающую их собственные представления о мире (те, которые они разделяют сейчас).

По сравнению с памятью о внешних событиях „достоверные“ воспоминания о собственной жизни (т.н. автобиографическая память, рассматриваемая отдельно от памяти о внешних событиях) ещё более смещены, неточны и искажены.  

«Ещё в 1935 году, когда ни о какой автобиографической памяти как особом предмете изучения и речи не заходило, американцы провели исследование: 252 женщины должны были рассказать о своей беременности, рождении ребёнка и особенностях его раннего развития. Казалось бы, события важные — дальше некуда, и помнить такие вещи они должны были во всех подробностях. Ничуть не бывало. Когда рассказы этих матерей сравнили с медицинскими картами, где всё было записано, оказалось: воспоминания крайне недостоверны. Матери занижали или завышали вес собственных детей почти на 20 процентов, не могли точно сказать, сколько времени тратили каждый день на уход за ними, здесь ошибка вообще доходила до 41 процента.

Другой пример: шведский психолог Кристиансон просил 36 испытуемых вспомнить убийство Улофа Пальме — в своё время оно потрясло всю Швецию. Вспоминали они об этом трижды с интервалом в год. Сравнили записи, и что же оказалось? Факты вспоминались более-менее те же самые, но вот детали ситуации и переживания каждый раз получались разными. И менялись они, что характерно, не от политической переоценки события, а опять-таки в зависимости от состояния испытуемого и особенностей его жизни».

http://nature-wonder.livejournal.com/157466.html

Иными словами, раз воспоминание работает на личные смыслы вспоминающего, оно этих смыслов попросту зависит. Чем более важно воспоминание для индивида, тем более искажённым оно оказывается. Как отметил в заключение исследований автобиографической памяти Энтони Гринвальд (Greenwald, 1980), если бы историки пересматривали и искажали историю так, как мы искажаем собственные воспоминания, они бы давно потеряли работу – или приобрели бы её совсем в другом ведомстве, куда естественным ходом вещей переквалифицируются многие из них.

Также как и автобиографическая память, память о внешних событиях работает не столько на их реконструкцию, сколько на те личные теории о происходящем, которых придерживается индивид в силу принадлежности к некой группе (с которой он разделяет теорию и от которой он воспринял её). Если реальность заставляет сомневаться в теории, память делает всё, чтобы снять когнитивный диссонанс, сохранив теорию. Лишь включением интереса, скепсиса, исследовательской активности можно блокировать данный механизм и начать рационально анализировать происходящее, чтобы разобраться, а как же на самом деле обстоят дела и с реальностью вокруг нас, и с теориями, которых мы придерживаемся относительно этой реальности.

Далее, в соответствии с нашими теориями  наши установки в отношении социальных тем «должны оставаться стабильными», ведь они характеризуют нашу индивидуальность. На деле в силу социальных влияний они постоянно и быстро меняются: индивидуальность не сопротивляется таким изменениям, а память не реконструирует их, так что человек, с апломбом утверждающий «Я всегда был против смертной казни!!!», «Я всегда был против милитаризма!!!», «Я никогда не доверял советской системе!!!» и пр. обязательно лжёт. Конечно, если он вспоминает, а не думает.

Так, люди могут вспомнить травматические детали прошлого, в действительности выдуманные ими, и будут твёрдо уверенны что это правда – настолько, что способны заставить согласиться с собой других людей, якобы участвовавших в данной ситуации, если значимый человек, скажем психотерапевт, предположит, что это было на самом деле и эти травмирующие детали прошлого – причина болезненного состояния сегодня, скажем депрессии. Это т.н. синдром ложных воспоминаний (false memory syndrome, J.F.Kihlstrom, 1996, 1997). Психоаналитики часто используют предположение о травмирующих событиях прошлого как полезную фикцию для снятия нынешних душевных страданий клиента, не думая о том, что онтологизируют их, тем самым рождая трагедии (поэтому я не считаю психоанализ наукой).

В 1988 в Олимпии, штат Вашингтон, дочери Пола Инграма обвинили его в изнасилованиях, сатанинских ритуалах и убийстве. Они заявили что вспомнили об этих событиях через несколько лет, как они произошли. Полиция не могла найти никаких доказательств, Играм сперва отрицал что события имели место в действительности, но потом переубедился и признал, что должно быть вытеснил из памяти своё поведение в прошлом и наверное совершал всё это хотя ничего так и не мог вспомнить, и был осуждён на длительный срок заключения. Дальше оказалось, что дочери ошибались – в действительности их воспоминания были фальшивыми, и они настолько были уверены в них, что не подвергли сомнению внешними свидетельствами (Wright, 1994).

Поэтому доводы типа «я помню» в честной дискуссии должны третироваться как психологические уловки, вроде обсуждавшихся в «Искусстве спора» С.Поварнина, как способ принудить противника отступить и сдаться, непригодный для продвижения к истине, то есть реконструкции того, как всё обстояло на самом деле. Если тебя самого тянет прибегнуть к этому доводу (случается обычно тогда, когда оппонент вызывает агрессию бесцеремонностью и упорным стремлением доминировать), себя следует сдерживать! Ведь такое желание означает, что тебе хочется победить противника, а не разобраться в ситуации, но победа в ЖЖ, в отличие от реального спора, бессмысленна, поскольку не даёт доминирования над побеждённым в последующем.

С другой стороны  ЖЖ-общение в отличие от реальности – одна из немногих возможностей обмениваться информацией без манипуляции, подавления, связанных с невербальным компонентом обычного общения, и не стоит её использовать не по назначению по тем же причинам, по каким вредно плевать в колодец, из которого пил.

Источники

Greenwald A. G., 1980. The totalitarian ego: Fabrication and revision of personal history // American Psychologist. Vol.35. P.603-618

Wright L., 1994. Remembering Satan: A case of recovered memory and the shattering of an American family. Alfred A.Knopf,New York. 205 pp.

Tags: , , , , ,

36 comments or Leave a comment
Comments
Page 1 of 2
[1] [2]
gnuzzz From: gnuzzz Date: January 1st, 2009 05:25 pm (UTC) (Link)
Вот Вам живой пример:
http://gnuzzz.livejournal.com/61291.html
wolf_kitses From: wolf_kitses Date: January 1st, 2009 05:38 pm (UTC) (Link)

вот ещё

http://taki-net.livejournal.com/442368.html?thread=9394688#t9394688
что человек запомнил из некой книги и что там написано на самом деле
babs71 From: babs71 Date: January 1st, 2009 05:34 pm (UTC) (Link)
Спасибо. Очень интересно.
vinniwolf From: vinniwolf Date: January 2nd, 2009 10:32 am (UTC) (Link)
+1
asafich From: asafich Date: January 1st, 2009 05:42 pm (UTC) (Link)
Очень интересная тема!

С одной стороны, так оно и есть. Я недавно писал воспоминания про своего учителя Е.А. Нинбурга, т.е. о событиях 30-летней давности. И для чистоты эксперимента решил описывать именно то, что я действительно помню, не заглядывать в записи тех лет. Я столкнулся с тем, что совсем не соврать невозможно. Даже если я хорошо помню событие (у которого было много свидетелей), я не могу дословно запомнить, что сказал тогда я, а что - Нинбург. А ведь писать-то надо. Законы текста тянут за собой...

С другой стороны, такой ресурс, как воспоминания, как-то жалко отбрасывать совсем. Тем более что сам факт вспоминания/забвения может быть важен и интересен для какого-нибудь case study. Но, конечно, относиться надо к ним очень критично.

Ну а с третьей стороны идеологические споры - это споры не о фактах, а об антропологических доктринах, о том, каким надо быть человеку. Это - сфера риторики, а не логики. И здесь главным "фактом" выступает сам собеседник какой он есть. А воспоминания - лишь картинки, помогающие вырисовывать его позицию, а не логические аргументы.
wolf_kitses From: wolf_kitses Date: January 1st, 2009 05:49 pm (UTC) (Link)
С другой стороны, такой ресурс, как воспоминания, как-то жалко отбрасывать совсем.//
мне кажется он должен проходить по разряду "воображения"/"фантазии" и т.п. Это как Гранин хорошо написал, что у человека кроме его реальной жизни есть ещё виртуальные разных уровней - те которые он мог бы прожить если б в разные моменты ситуация сложилась бы по другому. Эти "квазижизни" могут быть и выше, и ниже реальной, человек мечтает о первых и бежит о вторых, и именно они часто прокрадываются в вовспоминания.
//И здесь главным "фактом" выступает сам собеседник какой он есть.//
Собеседник не случайно предъявляет не себя - следуйте за мной вот какой я умный/сильный/хороший/ а апеллирует к объективному знанию - вот в то время было так. Сейчас объективное знание "научность док-в" убедительней личного примера именно в идеологических спорах о том, каким быть человеку ведь все идеологии претендуют на то что их правильность "научно доказана" и "просто хорошие люди" без "науки" и "денег" не могут менять мир "в правильную сторону"
arvegger From: arvegger Date: January 1st, 2009 05:50 pm (UTC) (Link)
В этом есть резон, но все же так пренебрегать реальностью, данной нам в ощущениях, не стоит. )
wolf_kitses From: wolf_kitses Date: January 1st, 2009 06:08 pm (UTC) (Link)

причём тут пренебрежение?

пренебрежение - не пользоваться умом для анализа реальности и сопоставления собственных ощущений с ощущениями других лиц, поставленных жизнью в ту же ситуацию; ведь у каждого из них ощущения могут быть искажёнными страхом, болью, идеологией, воображением предрассудками, а нам хочется узнать нечто истинное из об ощущениях и о ситуации.
анализировать примерно по этой вот схеме
http://wolf-kitses.livejournal.com/131246.html?thread=3044270#t3044270
turin13 From: turin13 Date: January 1st, 2009 06:51 pm (UTC) (Link)
Архиважная статья, большое спасибо!
marina_fr From: marina_fr Date: January 1st, 2009 07:29 pm (UTC) (Link)
И тем не менее личной ценностью жизнь обладает лишь в той форме, в какой она презентирована в личных воспоминаниях, пусть десять раз неточных. Воспоминания о хороших учителях, домашнем уюте и проч. для человека значат много, о росте уровня образования в стране (если он не учитель) и повышении благосостояния народа по статистическим таблицам - практически ничего.
Это относится и к вещам, значимым для всего общества. Много ли свидетельств стихийных митингов, возникших после полёта Гагарина - их ведь действительно никто не готовил, а отдельные фотографии ничего не говорят о массовости? Много ли свидетельств того, как много людей участвовали в жизни своего двора - в заливке катка, например? Как, кроме личных свидетельств, доказать неподзаконные особенности поведения надзирателя по отношению к заключённым, одноклассников и учителей по отношению к ребёнку из семьи социального изгоя? Неглупые авторы вроде Дюкова это обычно не понимают, оттого и остаётся впечатление, что их книги в чём-то бьют мимо цели.
wolf_kitses From: wolf_kitses Date: January 1st, 2009 09:52 pm (UTC) (Link)
Да, индивидуальная мифология важна, поскольку придаёт устойчивость в жизни, даёт силы держаться, реализовывать себя вопреки сопротивлению среды и т.п.
http://wolf-kitses.livejournal.com/123756.html
Это часть Вашего (или моего) privacy и никто из вражедных вам или холодно-безразличных лиц не вправе как бы во имя правды заняться разоблачением этих мифов, если только Вы агрессивно не настаиваете на их безусловной правдивости. Если данное происходит (как я понимаю, свои "домашние мифы" отстаивают именно из страха, что на них кто-то потопчется), то таких людей надо гасить, поскольку они не истину ищут а конкретно покушаются на Вашу свободу.
но холодным умом надо всегда понимать что все эти дорогие сердцу воспоминания на 90% мифологичны, в кругу друзей в этом не грех и признаться, и всегда разумно для самого себя знать как это было на самом деле. Коммент Асафича (близкого Вам либеральными взглядами) показывает, как это разделение можно спокойно произвести без ущерба для истины и/или для экзистенции.
Скажем тезис "книги Дюкова бьют мимо цели" говорит не о книгах Дюкова вовсе а о Вашем выборе - скажем, голодоморный миф Вас трогает, и ради него Вы спокойно относитесь к тому, что коричневых в Прибалтике и на Украине объявляют борцами за свободу, к пролитой ими крови советских людей и т.п. С другой стороны, книги Дюкова Вам не близки поскольку он за спокойный интеллектуальный разбор "как это было на самом деле" и против эмоций идеологической борьбы, ведущих к изначальному знанию, кто светлый кто тёмный, хотя это должно быть выяснено в результате анализа
sauerrr From: sauerrr Date: January 1st, 2009 09:02 pm (UTC) (Link)
Очень интересная статья.
Думаю отсюда же.В постперестроечные годы мои знакомые вдруг массово заговорили о раскулаченных родственниках.
fayras From: fayras Date: January 1st, 2009 09:39 pm (UTC) (Link)
насколько мне помнится синдром ложных воспоминаний это признак психического расстройсва, а не повседневная психоаналитическая практика. то есть, если человек начинает вспоминать не приукрашенные детали, но неслучавшиеся с ним факты (травмирующие ситуации), то это уже серьезный деффект психики.
такие ложные воспоминания случаются под гипнозом, когда вспоминают прошлые жизни, другие планеты и т.д.

wolf_kitses From: wolf_kitses Date: January 1st, 2009 09:53 pm (UTC) (Link)

нет

бывает у вполне обычных людей (как я прочитал в процитированных работах)
terrink From: terrink Date: January 1st, 2009 10:39 pm (UTC) (Link)
Очень интересная статья. Буду много думать.
А статья Trauma and Memory Revisited John F. Kihlstrom не переведена на русский?
vorona_n From: vorona_n Date: January 1st, 2009 10:52 pm (UTC) (Link)
Спектр высказываний, с которыми встречаешься, очень широк. С чем-то нужно сравнивать, чтоб откинуть, по крайней мере, откровенную чушь. А то, что увиденно своими глазами, всё равно вызывает больше доверия, чем то, о чём узнаёшь из вторых-третьих и т.д. рук. Хотя бы потому, что во втором случае происходит наложение искажений.
(Deleted comment)
egor_13 From: egor_13 Date: January 2nd, 2009 03:23 am (UTC) (Link)
То ,что я помню (имеется в виду то, что действительно помню) из раннего детства, в том числе то, что мне точно не рассказывал никто, я, вероятно, помню благодаря периодическим "перевспоминаниям" время от времени. То, чего не было повода припомнить, не помню совсем.
evgeniy_kond From: evgeniy_kond Date: January 2nd, 2009 06:51 am (UTC) (Link)

Документируйте

Единственный способ зафиксировать истину - записывать текущие события, т.е. вести дневник. Желательно, чтобы в каждой семье, из поколения в поколение. Тогда манипулировать историей будет невозможно.
ancido From: ancido Date: January 2nd, 2009 11:14 am (UTC) (Link)
Ещё в старших классах школы я заметил одну любопытную закономерность...
Мне тогда посчастливилось общаться с очень интересным человеком - это просто невероятная бабушка, которой действительно есть, что вспомнить из своей собственной жизни. Она ветеран Великой Отечественной войны, с семнадцатилетнего возраста прошла санитаркой и фельдшером по полевым госпиталям. Потом работала учителем литературы (т.е. человек с филологическим образованием). В общем человек с богатейшим жизненным опытом и с настоящим талантом рассказчика, с богатейшим литературным русским языком. Слушать её истории можно было буквально часами (а у нас соседние дачи).
ТАК ВОТ ЧТО Я ЗАМЕТИЛ: негативные, стрессовые, шокирующие воспоминания - они обязательно задвигаются на задний план!
Например, в воспоминаниях о войне всплывали прежде всего некие комические сюжеты или приятные моменты. Вспоминались, например, приятные пейзажи европейских городов, замков, уютные фермы прибалтийских фермеров... Или первыми всплывали некие смешные сюжеты и т.д. И только спустя часа так полтора таких задушевных лирических и юмористических воспоминаний о войне начинался уже совершенно другой жанр. Тут начинались рассказы про то как, например, однажды в полевом госпитале не оказалось ни бинтов, ни ваты, так как бомба попала в палату и кишками и кровью большую часть медикаментов перемазало. Или как бежит от бомбёжки человек, ему голову отрывает, а тело без головы ещё несколько шагов бежит...
Вероятно, это закономерность - психика человека защищается от того, что некогда тревожило, шокировало человека, эти воспоминания, как книги задвинутые на самые недоступные полки на стеллаже. Более того, это происходит очень постепенно, если судить по рассказам этой бабушки (я здесь не говорю о том, чему можно верить, а только о том, как может работать память) Из её рассказов о войне, о послевоенной жизни и о современности можно было сделать вывод что соотношение позитивных и негативных воспоминаний всплывающих в памяти совершенно закономерно: чем дальше от настоящего времени отставали воспоминания, тем больше было позитива и меньше негатива, чем ближе к нашему времени тем всё более возобладали негативные воспоминания. Т.е. негатив "замещается", "забывается" очень постепенно.
Почему я всё это запомнил? В это же время, когда мне довелось общаться с этой бабушкой-ветеранкой, я прочитал всего Э.М.Ремарка. У Ремарка же часто возникает тема "забывания кошмаров" обществом: как немцы, вчерашние солдаты, ещё недавно мечтавшие о мире в окопах Первой Мировой, и оказавшиеся в бедствиях послевоенного времени веймарской Германии, проникались идеями реваншизма...
Человек часто не помнит, то что было, и он иногда помнит то, чего не было.
alef_grizley From: alef_grizley Date: January 2nd, 2009 12:54 pm (UTC) (Link)
Спасибо, особенно про часть с психоанализом :))я довольно много общался с психологами самых разных направлений - и не смотря на то что в большинстве случаев эффект их работы положительный - никогда меня не покидало чувство что есть там какое-то онтологическое на*балово...
dujko From: dujko Date: January 2nd, 2009 06:44 pm (UTC) (Link)
Спасибо, интересная статья.
Только, если честно, я не совсем понял целесообразность такого акцента на достоверности каких-то фактов.
Если человек пришел с изначальной установкой доказать свою правоту, т.е. уже с готовыми нерушимыми выводами, то даже из самой правдивой информации он ухитрится сделать "нужные ему выводы".
36 comments or Leave a comment
Page 1 of 2
[1] [2]