Вольф Кицес (wolf_kitses) wrote,
Вольф Кицес
wolf_kitses

Category:

Демографическая бомба в городах – взорвётся? Не взорвётся?


Аутбридинг – это противоположность инбридингу, скрещивание особей менее родственных друг другу чем в среднем по популяции. А современные крупные города, «втягивающие» население с территории всей страны, расположенной в разных природных зонах, как Россия – центры такого мощного аутбридинга, какого в человеческой истории вообще никогда не бывало.

До образования сети городов люди жили территориальными сельскими общинами, и средний радиус брачной миграции составлял примерно 20-35 км: невест искали в дальних деревнях по соседству. В собственной или ближайшей искать – скрещивания будут слишком близкородственны,  до дальних – далеко, опасно, да и условия жизни и быта там часто слишком отличаются, там «чужие». Именно такую структуру потока генов можно наблюдать в районах преимущественно сельского расселения – в глухих уголках Тироля, Пьемонта, Штирии и Каринтии, где работал Кавалли-Сфорца, в разных районах СССР, где работали сотрудники Ю.П.Алтухова и пр. Видимо, этот радиус брачной миграции является оптимальным с точки зрения образования локально коадаптированных групп генов, приспособления людей к конкретным условиям именно данной территории и пр.

А вот в современных крупных городах средний радиус брачной миграции доходит до 1500 км в Киеве и 2500 в Москве (данные по 1990-м гг., сейчас он выше). Здесь и далее речь идёт об образовании супружеских пар представителей одного этноса, когда приехавший из Сибири в Москву женится на девушке из Ростовской области или Ставрополья [как показывают демографические исследования, приток из депрессивных русских областей Юга России и из Сибири второй и третий по численности после притока из национальных республик Северного Кавказа].

Надо сказать, что до революции крупные города Российской империи – Москва, СПб, Киев, Варшава – центрами столь экстремального аутбридинга не были. Хотя доля приезжих в размножающейся части популяции весь ХХ век оставалась примерно одной и той же (порядка 29-35%), это были в основном ближние мигранты, приехавшие в город из той же губернии. В советский период, с началом индустриализации, стали преобладать мигранты «средней дальности»: из того же экономического района, из соседних областей, как показывают исследования О.Л.Курбатовой и Е.Ю.Победоносцевой в 1985-1989 гг.

С началом рыночных реформ и включением страны в мировую экономику (в первую очередь портов и мегаполисов), средний радиус брачной миграции возрос в 3-5 раз, ещё больше возросла его варианса, резко увеличилась доля дальних мигрантов в структуре населения, прибывающего на постоянное место жительства и участвующего в размножении. См. работы Л.А.Артаментовой по донецкой, харьковской, полтавской популяции (и другим городским популяциям Украины) в начале 1990-х гг.

Можно смело утверждать, что столь мощного аутбридинга, какой наблюдается в современных крупных городах, за всю историю человеческой популяции не было никогда и нигде. Во всяком случае, это утверждает Ю.П.Алтухов с сотрудниками, а ему мы верим.

Тем более именно в нашей стране (в СССР) впервые начали систематические генетико-демографические исследования в мегаполисах, есть длинные ряды и есть в чем сравнить, в отличие, скажем, от стран Европы и Америки. Опять же подчеркнём, что речь идёт о  скрещивании представителей разных территориальных групп одного этноса, происходящих из мест с разными природными условиями, которые (как нас учит синтетическая теория эволюции) длительное время отбирались на приспособление к ним, у которых отобрались коадаптированные группы генов, обеспечивающие эффективность локальных приспособлений.

При нынешнем мощном аутбридинге в городах эти коадаптированные группы генов обязательно будут разрушаться, общая гетерозиготность в городской популяции будет расти, причём до величин, которые никогда в человеческой популяции раньше не достигались. С этим процессом гетероготизации населения, распространяющимся из крупных городов в более мелкие и оттуда в сельскую местность, связывают процесс акселерации – удлинения размеров тела, ускорения полового созревания и пр., который происходил весь ХХ век и распространялся именно в этом направлении. Есть, впрочем, и дополнительное объяснение влияния светового загрязнения в городах как причины акцелерации, но это уже отдельная тема.

Ю.П.Алтухов видит в росте гетерозиготизации городских популяций своего рода «демографическую бомбу», которая «рванёт», приведя к резкому сокращению ожидаемой продолжительности жизни в городских популяциях (по его мнению, в 2-2,5 раза, то есть почти до средневекового уровня), как только прогресс городского благоустройства, безопасности жизни, медицины и пр. перестанет «уравновешивать» отрицательные последствия аутбридинга. Первое, понятное дело, растёт медленно, и в последнее время рост продолжительности жизни связанный с прогрессом медицины, явно замедлился, а второе растёт быстро, с той же скоростью, с какой современные мегаполисы территориально растут и «втягивают» население с огромной площади.

В чём вред аутбридинга и следующей из него гетерозиготизации? У всех позвоночных, от рыб до людей, рост гетерозиготности жёстко связан с ускорением полового созревания, но за счёт уменьшения размеров тела и сокращения продолжительности жизни. Понятно, почему это происходит: у всех позвоночных существует трейд-офф между инвестициями в размножение и в соматический рост, который, судя по всему, ответственен за большую часть прироста женского бесплодия и особенно мужского бесплодия, в популяции, попавшей в «потребительский рай» рыночной экономики (вещизм вытесняет детизм).

Например, у морской форели – кумжи и других лососевых рыб (форели, гольцы) в популяции есть крупные мясистые рыбы, долгоживущие и долго нагуливающиеся до нереста, обычно уходящие в море, а есть карликовые самцы, никуда не уходящие от места рождения, быстро созревающие и живущие очень мало. Общая гетерозиготность «карликов» существенно выше, чем у нормальных рыб (см. статью Александра Махрова про них в «Химии и жизни» №10 за 2002 г.).

Переходя от форелей к людям, и рассматривая население какой-то местности, сразу оказывается, что последнее делится на людей, умирающих очень рано (как правило, с генетическими отягощениями), основную массу, живущую ту среднеожидаемую продолжительность жизни, которая фиксируется в данной популяции, и абсолютное меньшинство долгожителей.  Так вот, долгожители (или население сёл, в которых концентрируются долгожители) отличаются от своих соседей существенно большей гомозиготностью. Или, что более точно, у коренного населения данной местности, живущего там настолько давно, что должно быть приспособлено к природным условиям среды обитания и социальным особенностям проживания народа на данной территории, короткоживущие индивиды более гетерозиготны.

Соответственно, тот экстремальный аутбридинг в мегаполисах, который наблюдается только в последние десятилетия, а до этого не наблюдался никогда, по мысли Ю.П.Алтухова, должен в какой-то момент внезапно обрушить среднеожидаемую продолжительность жизни почти до средневекового уровня – 30-40 лет. [Для расистов, националистов, консерваторов и прочих глядящих справа ещё раз повторяем, что речь идёт не о межнациональных браках – от них гетерозис, и потомство получается умнее, способнее, красивее и т.п. Речь идёт только о смешении представителей удалённых территориальных групп одного широко расселившегося этноса – русские, украинцы, евреи, армяне… собственно, таких этносов сейчас большинство].

Пока среднеожидаемая продолжительность жизни хоть медленно, но растёт, и в первую очередь растёт именно в городах – за счёт уменьшения риска, достижений медицины, культуры быта и пр. Но этот рост не беспределен, его ресурсы ограничены, тем более всё это происходит за счёт разрушения биосферы и загрязнения нашей среды обитания, которые уже сами по себе есть неблагоприятный демографический фактор. А опасность избыточной гетерозиготизации в городах, на которую обратил внимание Алтухов – фактор, действие которого быстро усиливается, поскольку во всех исследованных мегаполисах средний радиус брачной миграции продолжает расти вместе с ростом самих городов. И понятно, что в какой-то момент (в поколении наших детей, через 25-30 лет, по расчётам Алтухова) неблагоприятный эффект перевесит.

Правда, знакомые генетики выдвинули возражения, в смысле указали на факторы, способные нейтрализовать эффект избыточного аутбридинга.

Было бы интересно услышать ещё комментарии гг.генетиков. А мы, зоологи, пока остаёмся в состоянии неопределённости и ждём.

Источники

Ю.П.Алтухов, 2003. Генетика природных популяций. М.: ИКЦ «Академкнига». 650 с.

Сотворчество [info]wolf_kitses и [info]wsf1917


Tags: глобальный капитализм, демография, экология города
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 35 comments