Вольф Кицес (wolf_kitses) wrote,
Вольф Кицес
wolf_kitses

Categories:

Три архивных документа (ещё в тему Лысенко)

 Все выделения курсивом мои – В.К.

__________________

Первый.

Копия

11 мая 1939 года

Ученому секретарю Академии наук СССР тов. Светлову

В письме Председателю Совета Народных Ко­миссаров тов. В.М. Молотову мной намечен, по согласованию с партийной группой Института [генетики], следующий предварительный список делегатов на VII-й Международный Генетичес­кий Конгресс, имеющий быть в Англии:

1.    Академик Н.И. Вавилов, избранный едино­гласно Английским Организационным комите­том в качестве Председателя Конгресса. Предсе­дателю поручается вводная речь, подытоживаю­щая работы в области генетики и селекции за последние годы.

2.    Академик Лысенко, приглашенный Органи­зационным Комитетом для прочтения им Кон­грессу часовой лекции о его работе.

3.    Академик Н.В. Цицин, вице-президент Ака­демии с-х наук.

4.    Профессор Н.П. Дубинин, молодой генетик, которому поручен Организационным комитетом вводный доклад по проблеме эволюции.

5.    Профессор Г.Д. Карпеченко, которому Ор­ганизационном комитетом поручен вводный до­клад по проблеме межвидовой гибридизации и ее значению в селекции.

6.         Академик Н.К. Кольцов, член-корреспон­дент Академии наук, которому поручено Органи­зационным комитетом выступить в часовой лек­
ции о его работах по материальным основам на­
следственности.

7.         Академик А.А.Сапегин, вице-президент
Академии наук УССР и быв. зам. директора Ин­
ститута генетики АН СССР.

8.    Академик А.С. Серебровский, член-коррес­пондент Академии наук, член ВКП(б), которому поручен Организационным комитетом доклад по генетике животных.

9.    Профессор Г.А. Левицкий, чл.-корр. Акаде­мии наук, крупнейший мировой цитолог.

10.        Профессор М.А. Розанова, проф. Лениградского университета, зав. Отделом ягодных культур Всесоюзного института растениеводства, крупный генетик, выступающий с докладом по генетике плодовых.

Профессор СМ. Гершензон, профессор Киевского университета, молодой генетик, хоро­шо владеющий английским языком.

12.     А.А. Прокофьева - молодой выдающийся генетик-цитолог.

13.     П.И. Нуждин - генетик, научный сотруд­ник Ин-та генетики АН, член ВКП(б).

14.        Академик Н.Н. Гришко, награжденный
Орденом Ленина за выдающиеся работы по се­лекции однодомной конопли.

15.        Проф. Я.Я. Лусс - заведующий отделом ге­
нетики животных Института [генетики].

Кроме того, мы бы считали целесообразным командировать от Института генетики доктора Д. Костова, болгарского ученого, крупного гене­тика, работающего 7 лет в СССР и сделавшего большую работу за время пребывания его в Ин­ституте генетики Академии наук.

Директор Института генетики АН академик - Н.И. Вавилов.

 

ГАФР. Ф. 5446. Оп. 23. Д. 1660. Л. 133-135. Ма­шинописная копия. Подлинник. Публикуется впер­вые

 

Второй.

Президент Всесоюзной Академии сельскохо­зяйственных наук им. В.И. Ленина

Москва, Б. Харитоньевский пер. 21, тел. № К-2-87-79

№ 8/1 7/VL39 г.

Председателю Совета народных комиссаров СССР

тов. МОЛОТОВУ В.М.

Посылаю материал по вопросу о седьмом Международном генетическом конгрессе. Считаю, что посылать делегацию на Между­народный генетический конгресс от Советского Союза не нужно.

Если же будет решено посылать делегацию, то категорическая просьба меня не включать в ее состав для поездки на конгресс.

Академик Т.Д. Лысенко


 Председателю Совета Народных комиссаров Союза ССР тов. МОЛОТОВУ В.М.

 Докладная записка о седьмом Международном генетическом конгрессе

[7 июня 1939 г.]

В августе 1939 года в Эдинбурге (Шотландия) состоится 7-й Международный генетический кон­гресс.

....

Чтобы понять смысл этого решения Междуна­родного комитета и установить наше отношение к этому конгрессу, надо учесть следующие мо­менты. В то время, когда у нас было принято решение об отсрочке созыва конгресса, руководящие жур­налы моргановской школы в генетике выступили в отношении нашей страны со злостными инсину­ациями. В качестве примера можно указать на статью в "The Journal of Heredity" № 1, январь 1937 г., где скрьтавшийся инидиалами Р.С. автор в ста­тье, называемой "Генетический Конгресс", пи­сал: «Генетический котел в России продолжает бурлить. Сообщение ассоциации прессы из Моск­вы от 26 декабря содержит описание заседания Всесоюзного съезда психиатров, частично посвя­щенное нападкам на Медико-генетический инсти­тут, возглавляемый доктором Левит.

Это сооб­щение утверждает также, что д-р Левит исключен из партии и объявлен "лжеученым" (подтвержде­ние этому не было получено). Следующее сооб­щение, опубликованное в "Сайнс" от 8 января, со­держит нападки на капиталистические интриги в туманных выражениях и с запальчивым заявле­нием, что арест профессора Агола вполне спра­ведлив, вследствие его многочисленных преступ­лений и проступков против Советского государ­ства. Это сообщение есть перевод статьи, опубликованной в московских "Известиях" от 21 декабря 1936 года. Оно было послано в журнал "Сайнс" телеграфным агентством ТАСС для опубликования.

"В то время, как нам неизвестна политическая деятельность профессора Агола, мы знаем, что деятельность его как генетика была значительной. Он приезжал в Америку в 1934 году и в течение нескольких месяцев работал в лаборатории д-ра Пайнтера. Им написано много работ по генетике дрозофиллы. Если вышеприве­денное сообщение говорит о политических поступ­ках проф. Агола весьма туманно, то необходимо отметить, что его деятельность как ученого в СССР была такова, что до последнего времени он был директором генетической лаборатории при Украинской Академии наук в Киеве [...].

Нежелание советских властей известить пред­седателя Международного конгресса об отсрочке, по-видимому, поднимает вопрос о том, желает ли московское правительство созвать конгресс в будущем [...] Весьма важно не делать поспешных суждений относительно отсрочки конгресса и предполагаемой политической деятельности ге­нетиков.

Точная информация о действительных происшествиях в России является чрезвычайно скудной, а без нее мы не можем составить разум­ное мнение. Как будто бы, судя по полуофициаль­ным сообщениям "Сайнс" (равно, как и из широ­ко известных сведений о процессе вредительст­ва), там был раскрыт троцкистский заговор, в который входили некоторые генетические работ­ники.

Страстный тон статьи, помещенной в "Сайнс", заставляет нас предполагать, что в мо­мент политических и хозяйственных ориентации, сопровождаемых почти религиозной страстнос­тью, научное мышление будет оставаться празд­ным в такой среде. В то время, как эта борьба мо­жет иметь только косвенное значение для генети­ков, живущих вне Советского Союза, тем не менее ее следует рассматривать с неослабеваю­щим интересом. Генетика, как явствует из выше­приведенных вавиловских слов, дала много чего для продвижения советской экономики за послед­ние несколько лет. Если в свете этих практичес­ких достижений основные концепции генетики отбрасывают просто в сторону, как представляю­щие собой лишь "подобие игры в шахматы или футбол", тогда "наемные генетики" капиталис­тических стран могут начать испытывать спра­ведливое чувство негодования к претензиям со­ветской прессы на то, что коммунизм является "краеугольным камнем" научного метода».

Таким образом, мы видим, что руководящий журнал морганизма, взяв под защиту Левита и Агола, отстаивает тезис, что в Советской стране происходит гонение на науку.

Этому хору капиталистических шавок от гене­тики в последнее время начали подпевать и наши отечественные морганисты. Вавилов в ряде пуб­личных выступлений заявляет, что "мы пойдем на костер", изображая дело так, будто бы в нашей стране возрождены времена Галилея.

Вместе с Вавиловым идут и его генетические соратники проф. Карпеченко, проф. Розанова, проф. Кольцов, проф. Серебровский, проф. Дуби­нин. Лидером всей этой группы является Вавилов.

Следует отметить, что в среде морганистов Вавилов никогда не котировался как генетик. В устных заявлениях (не публичных) проф. Кар­печенко неоднократно заявлял: "ну какой же Ва­вилов генетик?". Проф Кольцов открыто заявил на заседании ВАСХНИЛ в 1936 году: "Николай Иванович не является генетиком". И несмотря на это Вавилов, после того, как конгресс был пе­ренесен из Москвы в Эдинбург, был назначен Международным комитетом председателем кон­гресса. Это является открытой демонстрацией, подчеркиванием "заслуг" Вавилова совсем не в области генетических открытий, а в области так называемой "борьбы за науку" против ее совет­ских "угнетателей".

Поведение Вавилова и его группы приобрело в последнее время совершенно нетерпимый харак­тер......

Приведенные выдержки говорят сами за себя. Вавилов говорит о том, что у нас науку посылают на костер. Вавиловцы и Вавилов последнее время окончательно распоясались и нельзя не сделать выводы, что они постараются использовать Меж-дународный генетический конгресс для укрепле­ния своих позиций и положений.

Вавилов в последнее время делает все возмож­ное для того, чтобы изобразить, что в нашей стране происходит гонение на науку.

Какое же положение может создаться на кон­грессе, если учитывать настроение и поведение Вавилова и его единомышленников? На конгресс собираются ехать и получили приглашение кро­ме Вавилова все его единомышленники.

Совершенно бесспорно, что наши отечествен­ные генетики-морганисты выступят единым фронтом со всеми иностранными формальными генетиками для того, чтобы укрепить метафизи­ческие, лженаучные положения в науке о наслед­ственности и изменчивости. Если в нашей стране им это все более плохо удается, то международный генетический конгресс будет для них хоро­шей ареной и трибуной.

Какие же положения выставляют морганисты в учении о наследственности и изменчивости? Об этом говорят прилагаемые данные в доклад­ной записке "Материалы о лженаучных воззре­ниях в генетике" (см. "Материалы о лженаучных воззрениях в учении о наследственности и измен­чивости").

В настоящее время подготовка к нашему учас­тию в конгрессе находится целиком в руках Вави­лова, и это далее никоим образом нельзя терпеть. Если судить по той агрессивности, с которой по­следнее время выступают Вавилов и его едино­мышленники, то не исключена возможность и своеобразной политической демонстрации "в за­щиту науки" против ее притеснения в Советской стране. Конгресс может стать средством борьбы против поворота нашей советской науки к прак­тике, к нуждам социалистического производства, средством борьбы против передовой науки.

Следует учесть, что руководство Генетическо­го конгресса сочло невозможным созывать кон­гресс в СССР, по-видимому, солидаризируясь с журналом "The Journal of Heredity", что в СССР "научное мышление будет оставаться праздным", и в то же время сочло необходимым председате­лем конгресса назначить Вавилова. Следует учесть, что все руководство конгресса находится в руках формальных генетиков и работа конгрес­са будет проходить под эгидой пресловутой дрозофилистики, которая ничего не дает и не может дать нашей социалистической практике.

По нашему мнению, следовало бы также опуб­ликовать, что Вавилов, как председатель конгрес­са, отнюдь не является делегатом, посылаемым на­шей страной, а участвует в конгрессе персональ­но, и его теоретическая концепция не выражает направления исследований и установок нашей пе­редовой советской агробиологической науки....

И. ПРЕЗЕНТ

(Исай Израелевич Презент, Одесса. Всесоюзный селекционно-генетический ин­ститут)

С докладной запиской И. Презента согласен. Академик Лысенко.

ГАРФ. Ф. 5446, Оп. 23. Д. 1660. Л. 114-121,132. Подлинник. Машинописный текст. Подпись Т.Д. Лысенко - автограф. Публикуется впервые.

Третий.

Министру науки, воспитания и народного образования Германии Б. Русту

Отчет о моем участии в работе Седьмого Международного конгресса по генетике в Эдин­бурге

[Франкфурт-на-Майне, 4 сентября 1939 г.]

Немецкая делегация под руководством проф. фон Ветштейна (Берлин-Далем) прибыла в Эдин­бург во вторник, 22. 8, и вечером была встречена в непринужденной дружеской обстановке. После делегации США она была самой многочисленной и состояла из 32 ученых.

Появление немцев было принято весьма одобри­тельно ввиду общего политического положения. Были представлены все культурные нации. Лишь русская делегация за несколько дней до начала кон­гресса отказалась от участия в его работе.

Утром, 23.8, конгресс был открыт профессо­ром Мором из Осло. На заседании присутствова­ли примерно 400 делегатов. После приветствен­ных речей представителей города и Эдинбургско­го университета бывший генеральный секретарь проф. Ф.А.Е. Крю, директор Эдинбургского Ин­ститута исследования наследственности у живот­ных, был избран президентом конгресса. Науч­ные заседания проводились в 9 различных секци­ях. Сразу же состоялось заседание секции, связанной с наследственностью человека, оно бы­ло открыто докладом проф. Ленца (Берлин). При обсуждении одного из следующих докладов взял слово и я.

С особым интересом и аплодисментами был встречен доклад на пленарном заседании проф. Гартмана (Берлин) "Сущность и материальные основы сексуальности".

Вечером состоялся торжественный прием, про­веденный в праздничной, торжественной обста­новке обер-бургомистром и магистратом Эдинбурга. В выступлениях обер-бургомистра и президента конгресса выражалось удовлетворение относитель­но того, что, несмотря на серьезность общей ситу­ации в мире, удалось провести этот конгресс.

В четверг были проведены по-настоящему на­учные заседания конгресса. Особый интерес вы­звал на утреннем заседании доклад проф. фон Ветштейна "Цитоплазматическая наследствен­ность и взаимодействие ядра и цитоплазмы".

Из-за все большего обострения общей ситуа­ции в мире я вместе с руководителем делегации проф. фон Ветштейном отправился в четверг днем в германское консульство в Глазго. Мы уз­нали там, что решение об отзыве немцев в Герма­нию еще не принято, нам не советовали дальше оставаться на конгрессе. Поэтому по нашей просьбе был послан телеграфный запрос в Мини­стерство иностранных дел. Так как английские вечерние газеты в четверг, 24.8, сообщили об от­зыве англичан из Германии, мы в ходе обсужде­ния вопроса руководителями немецкой делегации приняли решение о возвращении, так как в этих обстоятельствах не считали правильным даль­нейшее пребывание подданных германского Рей­ха в Англии. Затем рано утром в пятницу пришел ответ на наш запрос из Министерства иностран­ных дел, в котором содержалось распоряжение об отъезде.

Еще до нас конгресс покинули несколько по­ляков, французов, американцев, а вместе с нами возвращалось большое число иностранных уче­ных. Мне неизвестно, продолжили ли англичане конгресс или он был прерван.

Принимавшие нас англичане относились к нам самым любезным образом, постоянно спонтанно выражая мнение, что они ощущают особенную тесную связь именно с немецкими коллегами. Это была не только официальная позиция, но одно­временно и очень яркое выражение сердечного чувства гостеприимства. Наше решение об отъез­де было встречено с уважением и пониманием.

Барон фон Фершур

Центральный архив ФСБ Российской Федера­ции. № Р-41361, т. 4, т. 6, л. 28-29. Ксерокопия подлинника. Машинописный текст. Подпись -собственноручная. Перевод с немецкого Я.Г. Рокитянского. Публикуется впервые

http://www.ras.ru/FStorage/download.aspx?Id=98fbe946-f9a2-4b87-92a7-4c160cb82ace

_________________________

Мне думается, они вполне раскрывают тему политического вреда, причинного лысенковцами нашей стране ещё перед Великой Отечественной, как книги А.А.Любищева – тему экономического ущерба народному хозяйству от предложений Лысенко.

В условиях холодной войны вред, конечно, возрос многократно.

Tags: ВМВ, история СССР, наука, общество, реакция
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments